Мнения /
Интервью

18 июля 2022 19:41

«Костер» горит

«Костер» горит

Литературный журнал «Костер» – один из старейших российских детских журналов, основанный в 1936 году Самуилом Маршаком и выходивший даже в годы ленинградской блокады. Но сейчас журнал переживает не лучшие времена. Мы поговорили с главным редактором Николаем Борисовичем Харлампиевым о великом прошлом «Костра», сложностях в настоящем и больших планах на будущее.

— В апреле этого года прошла акция в поддержку журнала «Костер». Какие трудности испытывает издание?

— Журнал «Костер», как и вся детская пресса и периодика Санкт-Петербурга — а в нашем городе существует Ассоциация детской и педагогической прессы — сталкивается с неизбывными многолетними трудностями. Это недостаток средств для выпуска изданий. У нас хватает творческой энергии, воображения, талантливых авторов и художников, а вот что касается финансирования бумажных выпусков журнала — с этим всегда проблемы. Средств от подписки не хватает на весь год.

Акция была приурочена к сразу к нескольким праздникам: 85-летию журнала и столетию пионерской организации, ведь «Костер» создавался как пионерский журнал. В истории «Костра» есть интереснейшие, героические страницы. «Костер» был единственным детским журналом, который продолжал выходить во время войны в блокадном Ленинграде. Звучал по радио в самые трудные месяцы, когда не было бумаги и не работали типографии.

1280x1024_RCYEiwni6IU.jpg

Фото: Журнал «Костёр»

— Как акция помогла «Костру»?

— Акция помогла в финансовом плане. Не буду называть сумму – она, может быть, не поразит воображение ни ваше, ни ваших читателей. Но нам дорого то, что, наверное, ни один из пришедших не ушел с пустыми руками. Кто-то купил выпуски журналов. Кстати, там продавались и «Адреса Петербурга» — номера издания, с которым мы дружим и с которым у нас есть общие авторы. Продавались выпуски «Костра» как этого года, так и раритетные.

Очень часто, когда я встречаюсь с сотрудниками школ, даже с коллегами, я слышу недоуменные возгласы: «Как, "Костер" еще выходит, он еще жив?». Наше слабое место – недостаток рекламы, недостаток упоминания. Старшее поколение помнит, знает, приходит в редакцию, покупает журнал, по радио звучат обзоры «Костра». Эта акция была в том числе и промоакцией. Мы напомнили, что «Костер» горит, что это замечательный дополнительный ресурс для педагогов, для библиотекарей, для социальных психологов.

— В том же апреле детский журнал «Наш Филиппок» опубликовал запись о том, что после начала военной спецоперации редакция столкнулась с трудностями (сильное подорожание бумаги, рост стоимости типографских услуг и т. д.). В записи также упоминался журнал «ZaРодину» и что трудности не смогут сломить редакцию. Вы столкнулись с подобными проблемами?

— Безусловно столкнулись. Трудности начались уже в пандемию. Но то, что произошло сейчас, стало резким ударом. Бумага, краски, все комплектующие, оборудование – импортные. Всё подорожало более чем на 20 процентов, а для нас это абсолютно невыносимо. Наша жизнь и так, что называется, всегда на волоске. Для нас это было и есть большое потрясение.

Только благодаря многолетнему сотрудничеству с типографиями мы находим какой-то выход. Конечно, очень надеемся, что примем участие в конкурсе грантов Санкт-Петербурга в сфере СМИ, что это как-то поможет, спасет. В связи со спецоперацией, с оголтелым и остервенелым напором рестрикций, ограничений стало чрезвычайно сложно. Но мы привыкли к трудностям. Мы живем давно и помним 90-е. Помним, как тяжело было тогда выживать. Сейчас, например, мы перешли на другую бумагу – она потоньше и подешевле. Стараемся договариваться в типографии об отсрочке платежей, о более гуманной, щадящей ценовой политике. Пока находим понимание.

Но знаете, если есть ощущение, что ты занимаешься правильным, нужным делом (а у нас оно есть), то со всем можно справиться. Наша редакция, наши авторы – удивительные люди. Иногда они работают за совершенно символические гонорары. Однако понимание того, что мы продолжаем дело Маршака, Чуковского, золотого фонда детской литературы, вселяет надежду. Все зарабатывают на стороне – трудятся в издательствах, преподают, работают где-то еще, но остаются с нами – это спасет «Костер».

«Жизнь нам не позволят перестать бороться и искать»

— В 2005 году вы давали интервью «Лениздат.Ру», в котором говорили, что «Костру» сложно адаптироваться к проблемам новой жизни, имея в виду снижение читательского интереса у детей и отсутствие господдержки. Сейчас вы нашли способ адаптироваться?

— В 2005 году была только создана «Ассоциация». В неё вошло 17 изданий. Конечно, не все они были равноценными, были небольшие газеты, например «Школяр». Но были и «Пять углов», «Автобус», «Твоя семья», «Я Леонардо». Сегодня нас осталось семеро. Эти семь изданий могут не выходить по 2-3 года, кто-то находит деньги и снова начинает публиковаться. «Пять углов» выходят только в электронном виде, хотя для моего поколения бумажная версия — это всегда круто.

Девизом «Костра» многие годы было: «Бороться, искать, найти и не сдаваться». Сегодня мы его поменяли на «Удивлять и радовать», но жизнь нам не позволяет перестать бороться и искать. «Костер» же — подписное издание, а значит, несмотря на все трудности, мы обязаны прийти к подписчику.

1280x1024_CB-wyuPqmyU.jpg

Фото: Журнал «Костёр»

— В том же интервью вы говорили о конкуренции с глянцем и «Домом-2». Сейчас приходится конкурировать скорее с соцсетями и TikTok. Вы пробуете выходить на новые площадки?

— Да, мы об этом думаем. В пандемию мы начали записывать небольшие видеоролики, делать обзоры на журнал, интервью, участвовать в онлайн - круглых столах. Мы мечтаем о том, чтобы в журнале появилась дополненная реальность. Планов по более разнообразному присутствию в социальных сетях, в том числе и в TikTok, много. Но пока все это недостаточно активно, недостаточно эффективно. Понимаю, что уже все ребята там, но нам хотелось бы существовать параллельно.

Нашим читателям в среднем 8-13 лет, то есть они точно поглощены интернетом. Но «Костер» дает уникальную возможность ребятам, увлеченным историей, литературой, проявить себя, самореализоваться. «Костер» – это площадка для творческого самовыражения. У нас достаточно много разных конкурсов. И диапазон, и палитра этих конкурсов богаты. Поэтому нам пишут дети самых разных возрастов. Прямо сейчас совместно с Президентской библиотекой проходит конкурс эссе «Мой Петр I» для детей от 7 до 17 лет. И пишут все возрасты, вся Россия нам присылает работы.

Понимание, что чтение не заменят никакие социальные сети, что у чтения есть своя магия, прививается еще в нежном возрасте. Чтение формирует мировоззрение ребёнка, развивает воображение, душу, разум, сердце. Чтение подталкивает к творчеству. Конечно, все в соцсетях, общаются в мессенджерах, но чтение идет параллельно, книгу всё это уже не вытеснит. Хотя такая опасность, на взгляд нашего поколения, существует. «Костер» – литературный журнал, он так задумывался, журнал воспитывал читающее поколение.

Новое поколение родителей, мне кажется, понимает, что ребенок должен быть гармонично развит. Сейчас растут тиражи детской литературы, на книжных салонах мы видим бум интереса к детским писателям. Появляются новые премии, фестивали, семинары, конкурсы для детских писателей. Только в детской литературе интенсивно растут продажи и тиражи. В других литературных сферах не так все благополучно.

В 2021 г. тираж детско-юношеской литературы составил 81 млн экземпляров, что на 3,6% больше, чем в 2020 г., но на 15,3% меньше, чем в 2019-м. За период с 2008 г. по 2021-й число ежегодно выпускаемых детско-юношеских книг увеличилось на 17,3%, но их совокупный тираж снизился на 45,9%.

(По данным Российской книжной палаты)

У нас такая политика: в каждом выпуске мы стараемся дать главы новых книг, стараемся открывать авторов. Я всегда говорю: «Ребята, если вы хотите прочитать бестселлер детской литературы, открывайте "Костер"». Так было всегда. Многие книги, ставшие классикой детской литературы, вышли со страниц «Костра», «Пионера» и других журналов.

Я неоднократно пытался переубедить достаточно молодых руководителей образовательных учреждений, которые говорят: «Хотите, чтобы ваш журнал был популярен – переводите его в "цифру"». Мол, не надо цепляться за бумагу – это уже никому не нужно. Когда учителя и администраторы школ говорят, что проще раздать каждому планшет, в нем будут все учебники и методические материалы, я отчасти согласен с этим. Хотя мы живые материальные творения, прерывать отношения ребенка с бумажной книгой или журналом хотя бы до 12 лет категорически нельзя. Никто не собирается из-под палки заставлять читать, нужно приобщать к чтению. Если человек не читает с детства, он может вообще больше не раскрыть книгу. Сейчас есть прекрасные издания и издательства. Это же эстетическое удовольствие – взять в руки хорошо изданную книгу, с чудесным дизайном, на хорошей бумаге! В связи с последними событиями с этим проблема, но вообще… Когда эти люди, наделенные «властью над ребенком», убеждены в том, что все это не нужно, мы огорчаемся больше всего.

1280x1024_ZkiywjgdWZU.jpg

Фото: Журнал «Костёр»

— Как детскому журналу удается разговаривать с новым читателем?

— Дети стали более раскованными, более живыми, в чем-то более информированными. Очень сложно удержать внимание ребенка. Но в этом интерес – зацепить, удивить. Что особенно привлекает в современных детях – они лишены каких-то комплексов, зажатости, у них есть тяга и стремление к самовыражению. В «Костре» читатель всегда общается с нами – присылает письма, вопросы, свои работы, он может что-то покритиковать, чему-то порадоваться, что-то спросить.

Дети остаются детьми: они такие же ранимые, внушаемые. Всегда в «Костре» и других серьезных детских изданиях к ребенку относились как к будущему взрослому. Мы не позволяем себе травмировать детскую психику слишком острыми и хлесткими материалами. Мы не стремимся и не надеемся заменить возможности интернета. Мы беседуем с детьми, у нас доверительная интонация.

— Как «Костер пытается меняться под новые запросы детей? Я видела у вас рубрику с психологом-консультантом образовательных программ «Яндекса» Ольгой Шурыгиной. Это тоже новый подход к работе?

— В «Костре» всегда были рубрики о том, что волновало, радовало, огорчало и тревожило детей. Сотрудники редакции ездили в командировки, разбирались на местах, что там у ребят произошло. Тогда это называлось не буллинг, а травля. До Ольги Шурыгиной, психолога-консультанта «Яндекса», у нас появлялись и другие авторы-психологи. Но она с особенным интересом и энтузиазмом этим занимается. Детство — не такая безоблачная вещь. У кого-то этот период взросления, становления проходит легче, а у кого-то – со шрамами, трагедиями и травмами. Вопросы, связанные с этими проблемами, всегда были востребованы, но такая форма – относительно новая.

 

«Ребенка нельзя лишать контакта с ароматом книг и журналов, с шуршанием листов»

— Вы сторонник представления, что современная детская литература находится в кризисе или переживает новый расцвет?

— О кризисе ни в коем случае говорить нельзя. Уже давно, в течение 10 лет точно, детская литература живет полнокровной, активной жизнью. Она развивается, появляются новые авторы. Издательства гонятся за рукописями. Появляются премии, например, премия имени Корнея Чуковского, в которой молодой автор может получить 1 млн рублей. Есть премии имени Маршака, Крапивина, Михалкова и много-много других. Фонд «Дом детской книги» проводит ежегодные фестивали «Как хорошо уметь писать». Появилось много прекрасных изданий – «Поляндрия», «Самокат», «Речь», «Детское время» … Это показатель хорошего здоровья и высокого творческого градуса детской литературы.

— Признаюсь честно, читая вводную статью на сайте «Костра» и разговаривая с вами, я испытала чувство ностальгии и грусти. В этой статье перечисляются писатели, которые работали над журналом. Это великие, но все же советские писатели, большинства из которых, к сожалению, нет. Складывается ощущение, что для журнала все осталось в прошлом. С какими современными авторами работает «Костер»?

— Это наш колоссальный недостаток – мы не очень хорошо работаем с сайтом и социальными сетями. Действительно складывается ощущение, что все в прошлом. Но это ложное ощущение.

Мы открыты к сотрудничеству со всеми писателями. Из известных современных я могу назвать, например, Андрея Усачева. Это сегодня поэт и писатель номер один в детской литературе. Он член редколлегии «Костра», мы общаемся с ним, эпизодически печатаем его. Ушедший Эдуард Успенский тоже до последнего был членом редколлегии, общался с нами. Мы сотрудничаем с Андреем Жвалевским и Евгенией Пастернак. У них огромные тиражи, замечательные книги, их хорошо знают в школах. Сотрудничаем с Артуром Гиваргизовым, Ниной Дашевской, Наталией Волковой, лауреатом литературной премии имени Корнея Чуковского Анной Игнатовой. За рейтингами мы не очень следим, у нас есть круг своих авторов.

—А зарубежные писатели? Когда-то именно в «Костре» впервые появились произведения Джанни Родари и Астрид Линдгрен. А сейчас журнал сотрудничает с иностранными авторами?

— Мы печатали разных скандинавских писателей, например, Аннику Тор. Она классик детской литературы, у нее есть тетралогия «Остров в море» о сестрах, которые прошли через испытания военного времени. Она подарила нам несколько рассказов, главы из еще не вышедшей книги. Только что мы напечатали главы новой детской повести «Дворец огня» известного английского писателя Гая Джонса в переводе Марии Каминской.

1280x1024_OB1_rDc3vHM.jpg

Фото: Журнал «Костёр»

Не могу сказать, что теперь будет. Хотя Анника Тор писала, предлагала поддержать журнал, полагая, что в это сложное время она нам поможет, обратится к нашим читателям, поддержит их. Открытий и первых публикаций зарубежных писателей на моей памяти не было, хотя общение продолжается.

— Каким вам видится будущее детской прессы и детской литературы?

— Я хочу верить, что сохранится именно печатная детская пресса. Подростковая, может быть, вся уйдет в "цифру". Повторюсь, ребенка нельзя лишать контакта с материальным воплощением литературного слова, ароматом книг и журналов, с шуршанием листов.

В «Костре» главное – это художественный текст, а может быть, еще важнее – беседа. Задача детской периодики прежде всего – не нагнетая и не слишком загружая память, не столько информировать, сколько приглашать к размышлению. Мне кажется, что детская пресса сохранится, если сохранит эту интонацию, найдет свой голос.

У детской литературы вовсе ослепительное будущее. Жизнь детской литературы сегодня говорит о том, что она нужна, она интересна. Самая интересная тема в детской литературе – это «ты». Когда ты читаешь, то идентифицируешь себя с героем, находишь ответы, подсказки, примеры. Подавляющее большинство детских писателей начали писать сначала для своих детей. И по мере того как ребенок вырастает, они поднимают все более сложные темы. Писатели наблюдают, они погружены в этот мир. Это не картонные построения, а совершенно живые истории, с неподдельными эмоциями, и читателю это интересно. Вот откройте «Костер» и прочитайте себя.

Беседовала Татьяна Логунова