Медиановости
/ Медиасреда

10 апреля 2024 19:05

«Журналистика жива, и у неё много лиц»: российские журналисты обсудили свои проблемы в Армении

«Журналистика жива, и у неё много лиц»: российские журналисты обсудили свои проблемы в АрменииФото: «Лениздат.ру»

В конце марта Ереване прошла неформальная встреча российских журналистов, которые приехали в столицу Армении из разных регионов России, чтобы обсудить профессиональные проблемы —  ограничения и самоцензуру, а также отношение СМИ к Telegram-каналам.

Наиболее полно был представлен Северо-Запад страны: на встрече были журналисты из Петербурга и Ленобласти, Карелии, Псковской, Новгородской и Архангельской областей. Прилетели в Ереван и коллеги с Дальнего Востока, из Саратова, Перми, Кемерова и Челябинска. С армянской стороны на встрече присутствовал Сурен Дегерян, главный редактор портала Ampop.am.


Участники рабочей встречи отмечали, что главные проблемы в работе СМИ в России сегодня создают многочисленные ограничения, которые особенно усилились после принятия 4 марта 2022 года закона об ответственности за распространение «фейков» о российской армии.

В разговоре приводились ссылки на опрос, проведенный в прошлом году Ассоциацией компанией-консультантов в области связей с общественностью (АКОС). В нём участвовало более 400 журналистов и экспертов по коммуникациям со всей страны. Из пяти главных трендов российских медиа, отмеченных респондентами, 4(!) связаны с цензурой, правовой зарегулированностью отрасли, давлением учредителей и спонсоров на редакционную политику, а также зависимостью трафика сайтов от платформ и алгоритмов.

Несмотря на то, что все участники встречи работают в России, в ходе общения с интересом обсуждались перспективы русскоязычных медиа, возникших в результате массовой эмиграции журналистов, а иногда и целых редакций. По данным «Европейского фонда журналистики в изгнании» (JX Fund), сегодня работает примерно 120 подобных медиа. Речь идет, как о редакциях, где более 50 человек, так и структурах, где трудится менее 10 журналистов.

Недавно JX Fund провел исследование 93-х подобных редакций и выяснил, что большая их часть в прошлом году базировалась в Германии (31) и в Грузии (30). Совокупно сайты изученных медиа читатели посещают более 39 миллионов раз в месяц, несмотря на то, что большинство из них заблокированы в России. На YouTube их видео в сумме ежемесячно собирают 165 млн просмотров.

Внимание участников встречи к работе зарубежных коллег было вызвано разными факторами. Во-первых, по данным новостного агрегатора The True Story, в ноябре-декабре 2023 года новые русскоязычные зарубежные СМИ цитировались в 13,6% новостей, которые публиковались в России. Продолжающие работать в стране СМИ упоминались в 46,4% новостей, иностранные издания – в 40%. Очевидно, что уехавшие журналисты, заняли определенную нишу в российском информационном пространстве. Более того, по данным JX Fund, с мая по октябрь 2023 года аудитория их медиа выросла на 6%, а те, кто фокусируется на освещении событий в конкретном регионе, показали рост на 29%.

Однако участники встречи подчеркнули туманность перспектив новых русскоязычных зарубежных СМИ. Согласно оценкам экспертов фонда, 79% средств на своё существование данные медиа получают в виде разнообразных грантов, которые сложно отнести к стабильным источникам доходов. Лишь 11% финансирования этих СМИ составляют пожертвования читателей и слушателей. При том, что 80-90% персонала – это журналисты. Ощущается явный перекос в сторону тех, кто производит контент. Всего в этих изданиях работает 1800 – 2000 человек.

Другой причиной, по которой работа уехавших коллег стала предметом обсуждения участников встречи, стало то, что в большинстве своем новые зарубежные СМИ, стараются освещать события в России, а значит, поддерживают отношения с оставшимися на родине товарищами по цеху. Евгений Белянчиков из Карелии отметил, что за последний год со стороны эмигрировавших коллег наметилась явная потеря релевантности и снижение объективности в оценке происходящего в России. Иногда доходит до того, что портятся давние дружеские отношения, и эта проблема, по мнению собравшихся, со временем будет  только усугубляться.

Роман Сахаров, исследователь Лодзинского университета (Польша), участвовавший в ереванской встрече, в интервью «Лениздат.ру» подчеркнул, что эта тенденция заметна не вооруженным взглядом.

— Это нормально, — уверяет Роман Сахаров. — СМИ в РФ и за рубежом могут дополнять друг друга, могут служить двумя крыльями. Я знаю несколько региональных СМИ, которые были заблокированы в России. Их редакции, по большей части, были вынуждены выехать или затаиться. 

При желании ты можешь оставаться в курсе того, что происходит, можешь иметь корреспондентов на местах или как минимум неравнодушных людей, которые будут всё освещать изнутри. Другое дело, конечно, что это очень сложно. Я бы даже сказал, что в рамках типичной новостной журналистики так действовать практически невозможно. Как верифицировать информацию находясь далеко? Ты можешь не найти столько источников, чтобы качественно всё проверить. Это просто сложно физически. В результате ты превращаешься в Telegram-канал, а мы знаем, что их часто ведут люди, находящиеся не на месте событий. Это далеко от новостного жанра.

Фото: «Лениздат.ру»

Фото: «Лениздат.ру»

Telegram-канал — это не СМИ. Или это лучше, чем СМИ?

Другой участники встречи из Петербурга, главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев, считает, что новостной формат совершенно не зависит от того, в каком медиа его используют. По мнению Балуева, профессиональные качественные новости можно прочесть на сайте, увидеть на YouTube или в Telegram-каналах

— В моём информационном поле в основном новостные Telegram-каналы, — признается Сергей Балуев. — Возможно, на освещение событий влияет, далеко от них находится журналист или нет, но это уж явно не зависит от того, пишет он для Telegram-канала или для СМИ, работающего в другой форме.

Формат информационных Telegram-каналов, мне кажется, ещё не достиг пика своих возможностей. Есть незаполненные ниши, а в заполненных – вполне возможна конкуренция. Вход в Telegram лёгкий и не требует каких-то вложений. Мне кажется, что это даёт возможность появиться многим новым каналам.

В ходе обсуждения трендов, которые сегодня господствуют в российских СМИ, Сергей Балуев привел статистику о количестве Telegram-каналов в России. На данный момент в стране функционируют примерно 874 тысячи каналов, согласно данным TGStat. Из них в категории «Новости и СМИ» — почти 50 тысяч каналов.

Участники встречи обсуждали также вопрос о доверии читателей к анонимным Telegram-каналам. Имеет ли смысл, работая в России, запускать ресурс, скрывая имена авторов? Как это отразиться на доверии аудитории? 

К общему знаменателю участники спора не пришли. Одни считают, что ценность анонимного канала невелика, хотя вести его более безопасно. Другие, приводили в пример канал ВЧК-ОГПУ, которому официальная анонимность не помешала набрать более 1 млн подписчиков и влиять на информационную повестку.

«Самоцензура поразила буквально все СМИ, работающие в России»

Неоднократно в ходе встречи всплывала тема самоцензуры, которая превратилась за последние несколько лет в главную спутницу российской прессы. Роман Сахаров описал несколько приемов, позволяющих сегодня в России писать о вещах, жестко регулируемых законодательством. Например, он рекомендовал внимательно изучать все заявления официальных лиц по поводу резонансных событий. Зачастую кто-то из них произносит слова, которые позволяют осветить проблему с точки зрения, альтернативной государственному мейнстриму. Так произошло недавно с выступлением Татьяны Москальковой о недопустимости пыток после задержания подозреваемых в теракте в «Крокус Сити Холле».

Сергей Балуев считает, что самоцензура в наши дни поразила буквально все СМИ, работающие в России, поскольку действующие законы требуют соблюдать большое количество ограничений. Кто-то более осторожен, а кто-то проявляет смелость в освещении острых тем. При этом главный редактор «Город 812» отмечает, что он не видит на рынке изданий, которые из-за страха, например, нарваться на неприятности вообще не описывают ход спецоперации и её последствия.

— Мне кажется, что медиа сейчас не могут обойтись без этой темы, — говорит Сергей Балуев. — Возьмем, например, Business FM. За ним, безусловно, наблюдают. Но при этом они позволяют себе освещать текущие проблемы достаточно откровенно, на мой взгляд. Даже небольшие региональные каналы так или иначе отражают актуальную повестку, в ней без СВО не обойтись.

Журналисты из разных городов России выслушали сообщение Анны Шароградской, директора Института региональной прессы, которая описала историю некоторых предвыборных баталий в Санкт-Петербурге. Речь шла о приемах политтехнологов и роли журналистов в освещении этих электоральный кампаний. Директор ИРП назвала эту тематику очень актуальной.

— Я считала, считаю и буду считать, - подчеркнула Анна Шароградская в комментарии «Лениздат.ру», — что честные выборы, проведенные по процедуре — это один из важнейших элементов демократии. Понимать, как выборы должны проводиться и, естественно, освещать выборы любого уровня —  от президентских до муниципальных — чрезвычайно важно.

Сейчас в России всё устроено таким образом, что редакции разного свойства обогащаются в предвыборный период, не выполняя при этом своих функций по освещению выборов, по предоставлению информации, которая необходима избирателю.

«Те, кто уверенно говорят, что журналистика в России умерла, ошибаются»

Говоря о своём впечатлении от общения с коллегами в Ереване, руководитель ИРП порадовалась тому, что они настроены на продолжение работы в России, несмотря на все трудности, и готовы приложить усилия к повышению своего профессионального уровня:

— Поскольку у нас была вторая встреча, на которой присутствовало 80% участников предыдущей, то я увидела, что первая встреча помогла им понять, что не всё безнадёжно, что можно работать. И даже существующие ограничения во многих случаях можно преодолеть, не нарушая те правила, которые журналистов заставляют выполнять.

Мне очень понравилось, что участники встречи видят возможность и имеют желание повышать свою квалификацию сейчас, в момент безвременья. Это, собственно, меня обязывает постараться найти возможности для того, чтобы и дальше продолжать помогать им повышать квалификацию.  

Положительное впечатление от общения с журналистами осталось и у Романа Сахарова, который сам много лет работал в различных петербургских СМИ.

— Меня по-хорошему взбодрило в первую очередь то, что многие не сдаются. Мне это очень важно слышать. Сегодня решение не сдаваться, конечно, часто означает внутреннюю эмиграцию, поскольку для нашей профессии существуют многочисленные препоны. Журналисты уходят, например, в какие-то определённые ниши. Возможно, в безопасные лакуны, стараются меньше политизировать и не нарываться, но само желание не сдаваться и трезвая оценка действительности меня в очередной раз порадовали.

Я не увидел какого-то панического настроения, хотя есть очень большой скептицизм, большая печаль и проблемы. При этом, никто не констатирует, что мы сейчас сдадимся, сложим лапки и будем тихо умирать. И это позиция людей, которые работают в России в реальных СМИ.

Те, кто уверенно говорят, что журналистика в России умерла, ошибаются. Мне нравится фраза «журналистика умерла, но журналисты остались», но всё-таки я считаю, что журналистика жива, и у неё много лиц.