Полезное /
Теория и практика

5 августа 2003 17:00

Логолотерея журналистов

Наблюдения за практикой современной прессы позволили выделить несколько типов языковых игр, в которые "играют" наши журналисты. Кроме графической и фонетической игр (о них шла речь на прошлом нашем уроке мастерства), могут быть словообразовательные, морфологические игры, игры с сочетаемостью слов, игры с многозначным словом. Посмотрим их выразительные ресурсы.


 


Словообразовательная   игра


   Её интрига построена на выборе морфемы - частичке слова, которая деформирует оригинальное слово. Экспрессивные возможности суффиксов мы тоже рассмотрели. Остановимся на приставках - префиксах.


   Префиксальное словообразование


   Слово безделопроизводство вынесено в подзаголовок материала, опубликованного в газете "Аргументы и факты". К стандартной номинации официально-деловой речи (делопроизводство - ведение канцелярских дел) добавляется приставка без-, употребляемая для образования существительных, обозначающих недостаток или отсутствие чего-либо. Алогичность семантики окказионального слова постоянно "оправдывается" текстом: "Когда Чубайс стал руководителем администрации президента, он вызвал к себе одного за другим всех высокопоставленных начальников и попросил перечислить их функции. Чубайс был в шоке: мало кто смог объяснить, за что получает зарплату".


   Постремонтизм;

"Понятие постремонтизм пока ещё не вошло в словари, энциклопедии, диссертации. В сравнении с постмодернизмом это определение прозвучит слишком заумно, но "постремонтизм" - это все, что после ремонта" ("Общая газета"). В словообразовательной игре - шутливое придание последствиям обычной халтуры "научного" характера при сопоставлении с термином постмодернизм.    


   Словосложение


   "До начала нового всплеска мумитроллемании осталось семь дней" ("Известия"). Окказиональное имя образовано от двусловного имени собственного - названия рок группы "Мумий Тролль". Словопроизводство от названий различных объединений очень популярно в публицистике: "В Петербурге появилось новое движение "Воля Петербурга". В качестве эмблемы "петербурговольцы" выбрали царя зверей - льва" ("Коммерсантъ").


    "Восхищались магией главного трупохранителя страны Збарского, потом его же с головою выдавали лубянским мастерам заплечных дел" ("Общая газета"). В окказиональном слове обнаруживается алогичность при сопоставлении с одноструктурным: телохранитель - о том, кто бережет живого; трупохранитель - тот, кто бережет неживого.


    Медиафобия. Новое слово называет политику, при которой "к штыку приравнивается перо, журналисты делятся на своих, государственных, и "врагов народа", а информационная безопасность отождествляется с информационной закрытостью" ("Общая газета"). Слово создано по традиционной модели с использованием во второй часть сложных слов греческого phobos- страх, обозначающего враждебность, нетерпимость, боязнь чего-либо. Это продуктивный в практике современных СМИ способ создания новых слов: (о детективном буме) "... начиная от расправ и кончая «ментофобией»"; ЧОПофобия; "В Госдуме прошли слушания, посвященные деятельности частных охранных предприятий. Дискуссия фактически свелась к вопросу: ЧОПы - это сектор правоохранительной системы или криминальный бизнес?"; "Кстати, в нашей стране "кондиционерофобия" имеет давние традиции".


   "Чем меньше ярких, крупных цветов, тем более все помойковидно и пустыреобразно" ("Итоги"). Базой для новых наречий являются окказиональные сложные прилагательные, созданные по традиционной для языка модели: опорные компоненты -образно, -видно и основы существительных.


   "...совершенно квадратный верзила... гнилопомидорно раскраснелся" ("Итоги"). Компрессивное словообразование, в основе которого словосочетание "гнилые помидоры". В результате новое слово участвует в формировании отрицательной характеристики описываемого лица.


   Имена лиц как основа словообразовательной игры


    В сфере разговорной речи такое словопроизводство, когда тому или иному явлению приписывают название, коррелирующее с фамилией (именем) лица, связанного с ним, отражает особенности массового сознания.  Журналисты  подхватывают этот прием разговорной речи и используют в своих целях: "...сооруженная ими странная "путиномика", построенная на пустых же, потому что дармовых, нефтяных деньгах" ("Итоги") - в качестве базовой основы использовано имя конкретного лица.


    Путиноведение; "Единственное, что пока совершенно не удается путиноведам, - это представить электорату что-нибудь хотя бы отдаленно похожее на политическую и экономическую программу потенциального президента страны" ("Известия") - словообразования существительных с суффиксом -ени(j) особенно продуктивны в книжной речи. Специфика таких словотворений в публицистике проявляется в связывании этого форманта с именем политика.


   "И чем он внешне благопристойнее - тем потенциально чикатиловее" ("Итоги") - прилагательное в форме сравнительной степени образовано нетрадиционным способом. Не от качественного прилагательного, как это происходит обычно, а от фамилии маньяка-убийцы Чикатило. Новое слово закрепляет за фамилией преступника - мотивирующей основой - качественные признаки.


   Аббревиатуры как основа словообразовательной игры


   Активность газетчиков развивается по двум направлениям: использование аббревиатуры в качестве обычного слова и создание новых аббревиатур.


   "Мало того, что петербургский губернатор сам отвернулся от недавних союзников, он и "Всю Россию" за собой повел, чем довершил "ОВРажное" поражение" ("Аргументы и факты") - игровое прилагательное, в основе которого близость аббревиатуры со словом овраг. Игровая ситуация осложняется  текстовой информацией о том, что ОВР - конкурирующее общественное движение, и актуализацией другого, близкого по звучанию и вполне возможного в тексте слова враг. Кстати, "боевая лексика" в тексте (союзники, повести за собой, поражение) делает эту связь возможной. Право окончательного наделения смыслом новой номинации отдано читателю.


   (подзаголовок статьи о проблемах космической разведки ГРУ генерального штаба Вооруженных сил РФ) ГРУстный праздник ("Аргументы и факты") - смысловая  компрессия проявляется в выделении из прилагательного грустный сокращенного названия учреждения, переживающего не лучшие времена.  


   "У ВВП (Президента) появилось собственное ЛДПР. Без Жириновского. Движение Личных друзей Президента России зародилось в 1999 году и день ото дня ширится и крепнет" ("Деловой Петербург") - авторская аббревиатура ЛДПР омонимична оригинальной. Выразительные и смысловые добавки в тексте проявляются именно за счет их звукового тождества. Сокращение становится основой для дальнейших словообразовательных опытов: "Движение столь популярно, что появились уже лжеэлдэпээровцы".


Морфологические   игры


   В основе морфологических трансформаций - использование слова в другой, чуждой ему  морфологической категории. Внешне эта игра напоминает имитацию нелитературной речи, противостоящей литературным нормам. Но по своему содержанию необычная для слова грамматика развивает в тексте и новые содержательно-эмоциональные эффекты.


   В следующем ниже примере игра с категорией рода не только иронически раскрывает содержание статистического понятия среднего показателя. Морфологическая игра подчеркивает его алогичность в конкретных жизненных ситуациях и таким образом вводит оценку - пренебрежительное отношение к лицам, стоящим за данным понятием: "Госкомстат выводит средние цифры, очевидно, для какого-то среднего человека среднего рода. Скажем, в кармане у среднего "учительницо" средние 1187 "рублё" на месяц, которые выдавали с опозданием на два месяца. А чтобы купить пропитание на 30 дней, требуется потратить средние 713 рублей 90 копеек - только на одного "себё". Так считает Госкомстат. Он полагает, что с такой "потребительской корзиной" и "учительницо" будет сыто, и его средние дети. Хотело бы "учительницо" встретить яйцо по 12 рублей 85 копеек за десяток! Да где его сыщешь! Хотело бы некое среднее "враче" с некоей средней зарплатой в 1 444 "рублё" найти литр цельного молока  за центробанковские 7 рублей 77 копеек, но не найдет "враче" такого. Про выход на улицу среднего "пенсионеро" с его 750 "рублё" не говорим" ("Общая газета").


Игры   с   сочетаемость ю   с л о в


   Преодоление фиксированных смысловых, грамматических, синтаксических, стилистических связей приводит к возникновению в медиа-тексте новых отношений между единицами языка и предметами, лицами, ситуациями. Вероятно, за этим стоит  желание уйти от свойственных публицистическому стилю клише, банальных формулировок при раскрытии той или иной темы. Особенно неожиданными становятся те  словосочетания, в  которых границы смысловой сочетаемости преодолеваются за счет нарушения логических связей: Сорняк кавказской национальности; "Это очень жадное растение... Таков борщевик Сосновского - король сорняков Ленинградской области, завезенный с Кавказа полвека назад" (Петербургский Час Пик). Нарушающее готовую речевую модель слово сорняк может быть сначала рассмотрено как употребленное переносно. Текст же проясняет его прямое значение. В результате замены устойчивое словосочетание попадает в совершенно чуждую ему тематическую группу (ботаника). Текст не оправдывает "надежд" читателя. В заголовке лишь хитрое заманивание "потребителя" информации в текст.


Игры   с   многозначностью


   Новым  СМИ свойственны такие игры с полисемантикой, когда текстовое окружение не снимает, а, напротив, подчеркивает вероятность прочтения слова по-разному, доставляя удовольствие сообразительному читателю. Например, заголовок НЕВЫНОСИМЫЙ ("Известия"). В языке прилагательное имеет значение 'такой, что трудно, невозможно вынести, вытерпеть; нестерпимый'. Содержание текста - полемика вокруг проблемы, связанной с захоронением тела В.И. Ленина. В материале приводятся противоположные точки зрения: о невозможности выносить ситуацию, связанную с идеализацией вождя революции, и о невозможности выноса тела, чтобы предать его земле.


   Возникающие в ходе игры с полисемантикой смыслы могут быть даже  абсурдным, но именно эта нелепость привлекает и становится источником творческой энергии всех вовлеченных в процесс коммуникации.


    "Наибольшей головной болью для убэповцев, как впрочем и для работников многих других подразделений, по-прежнему остаются охотники за цветными металлами. Вандалы проникают всюду... В последнее время интерес "металлистов" все чаще стали привлекать кладбищенские оградки" ("Смена") - в разряд многозначных слов переводится молодежный сленг (металлист - музыкант, играющий в стиле тяжелого металлического рока и поклонник тяжелого металлического рока).


   (заголовок репортажа о работе девушек-операторов пейджинговой связи) Девушка по вызову; (рубрика) Случайные связи ("Невское время") - игровое угадывание в устойчивых речевых моделях с фиксированной отрицательной оценкой иного смысла. В новой текстовой ситуации у словосочетаний девушка по вызову и случайные связи оценочные коннотации пропадают, но их "след" подчеркивает красоту игры журналиста.


   (заголовок материала о Всемирном дне психического здоровья) КРЫША - ДОМА;  «Непереводимая русская идиома "крыша поехала" должна смениться на другую: "крыша - дома"» ("Известия") - игровая обработка устойчивого разговорного выражения. Опора на прямое и переносное значение слова крыша позволила создать и оригинальную синтаксическую конструкцию, проясняющую новое значение.


   Построенный с помощью языковых игр журналистский текст дарит читателю альтернативную картину мира. Очевидно, в эпоху высокоразвитых информационных технологий такие материалы прессы - увлекательное чтение, за которым процесс расшифровки игрового ход, обдумывания, размышления, принятия решений. Главное - играть.

Светлана Сметанина, член Санкт-Петербургского Союза журналистов, доктор филологических наук СПбГУ, факультет журналистики


Другие материалы рубрики "Теория и практика"