Мнения /
Интервью

21 мая 2008 19:45

Дело СЗАГС против "Коммерсанта": мнение медиасообщества

Несколько судебных инстанций подтвердили правомочность претензий Северо-Западной академии государственной службы к "Коммерсанту в Санкт-Петербурге", которая считает, что ее репутацию опорочили две статьи издания, хотя факты, изложенные в статьях, подтверждались материалами уголовного дела.

Что думают по поводу этой ситуации представители петербургского медиасообщества, выяснял Lenizdat.ru.

Иван Павлов, директор Института развития свободы информации:

— Я прочитал и решение, и кассационную жалобу. Мне не показалось, что здесь есть какое-то вопиющее нарушение закона. Если оно и есть, то неочевидное. Однако размер компенсации носит репрессивный характер. Средство массовой информации наказывается сурово, а ведь компенсация должна носить не репрессивный, а восстановительный характер.

Мне показалось, что истец не особенно затруднил себя представлением каких-то доказательств ущерба (может, они есть в деле, но в решении не указаны): из решения непонятно, почему суд оценил сумму ущерба в таком размере.

Порочат ли рассматривавшиеся фразы из статей "Коммерсанта" репутацию СЗАГС — вопрос экспертный, я не берусь судить. Однако, по закону, чтобы удовлетворить такой иск, должны выполняться два условия: текст должен порочить репутацию и не соответствовать действительности. Причем обязанность доказать, что сведения соответствуют действительности, лежит на ответчике. Не знакомясь с материалами дела, не могу утверждать, что последний предпринял все необходимые для этого действия.

Журналисты, на мой взгляд, в любом случае нуждаются в защите — но лучше бы они серьезнее относились к юридическим аспектам своей деятельности.

Анна Шароградская, директор Института региональной прессы:

— Я дела не знаю, но из того, что вы мне сказали, могу сделать только один вывод: почти три с половиной миллиона рублей — непропорционально большая сумма взыскания, наносящая ущерб газете, ставящая под угоозу ее существование. Такого рода чрезмерные иски не должны быть наказанием для издания. Иск должен быть умеренный, и даже прежде чем подавать умеренный иск, тоже стоит подумать: что послужило, с точки зрения истца, основанием, чтобы признать какую-то статью порочащей?

Андрей Константинов, председатель Союза журналистов Петербурга:

— Я не следил внимательно за этим делом, поэтому не могу ничего прокомментировать.

Андрей Воробьев, кандидат юридических наук, первый заместитель председателя Комитета по печати и взаимодействию со СМИ:

— Этот случай уже не является прецедентом. Речь здесь идет о защите личных неимущественных благ. Исходя из Гражданского кодекса РФ, моральный вред, причиненный действиями, посягающими на честь и достоинство, возмещается независимо от вины причинителя вреда. Юридические лица с учетом норм международного права также имеют право на возмещение нематериального вреда (в нашем праве он стал называться репутационным).

Есть разные основания для наступления ответственности по этой категории дел. Одно дело, когда журналист пишет порочащее вранье. Тогда через суд можно требовать опровержение сведений и дополнительно - компенсацию материального или морального вреда. Есть второй случай, связанный с правом на ответ. Статья 152 пункт 3 Гражданского кодекса РФ гласит: право возникает, когда распространена так называемая диффамация. К примеру, в материале написана правда, но информация подана однобоко.

В таких случаях журналист, высказываясь на ту или иную тему, должен, исходя из своих обязанностей (ст. 49 закона "О СМИ"), уважать права и законные интересы граждан и организаций. Это уважение, в частности, складывается в предоставлении критикуемой в материале организации высказать свою точку зрения. Если этого не делается, то организация имеет право на публикацию ответа, реплики, уточнения или на требование компенсации нематериального вреда.

Я считаю, что правовые основания в случае с конфликтом между "Коммерсантом" и Академией госслужбы, безусловно, были. Во всяком случае, это подтвердили суды трех инстанций. На сегодняшний день судебное решение должно исполняться. В принципе, оно может быть обжаловано в надзорном порядке в случае, если это противоречит сложившейся правоприменительной практике. В ситуации с "Коммерсантом" решение не противоречит практике. Северо-Западная Академия государственной службы потребовала публикации опровержения, но получила отказ. Однако статья 45 закона о СМИ приводит исчерпывающий перечень случаев, когда в публикации опровержениям может быть отказано. Полагаю, ситуация с "Коммерсантом" к ним не относится. Соответственно, подобные действия могут явиться поводом для заявления на возмещение вреда.

Если материалы внимательно вычитывать с самого начала, готовить их с учетом юридических рекомендаций и закона о СМИ, то никаких судебных исков не будет. Когда журналист в публикации дает оценочные суждения, то он должен дать слово другой стороне дела.

Решения судов трех инстанций были в пользу Академии госслужбы. Это повод призадуматься, прав ли журналист. У меня складывается впечатление, что это оправдания, приводимые Андреем Цыгановым – это повод определенным образом скрасить свой недостаточный профессионализм.

Петр Годлевский, генеральный директор газеты "Известия":

— Это опасный прецедент. Существует формула "факты священны, комментарии свободны". Если под каким-либо предлогом она ставится под сомнения, то возникает опасная для газеты ситуация. Для того чтобы впредь такая практика не применялась, газетам стоит вести судебный процесс, широко освещать их на страницах своих изданий. Необходимо, чтобы юридические лица, собирающиеся подать иск, понимали, что возможна огласка. Возможно, это кого-то остановит от желания опровергать в суде комментарии по фактам, которые признаны достоверными.

Людмила Фомичева, президент ИА "Интерфакс – Северо-Запад":

— Это обычная практика. Любое физическое или юридическое лицо, считающее, что издание нарушило их право, может на редакцию подать в суд. Многие газеты отстаивают свою правоту в судебном порядке. Конкретную ситуацию я комментировать не могу, так как не знакома с материалами дела. Кто прав, кто виноват, решает суд. Это нормальная цивилизованная, демократичная практика. Прессу и не любят за то, что она выносит на поверхность многие нелицеприятные вещи.

Материалы по теме

Автор статей в "Коммерсанте" не согласен с решением суда Lenizdat.ru, 20.05.08

Мария Соколова, Анджей Беловранин