Медиановости

28 октября 2009 21:17

Игорь Горлинский о своем заявлении в УВД: "Я исполнял обязанности ректора"

После того как выяснилось, что поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Марины Шишкиной является заявление первого проректора по учебной и научной работе Игоря Горлинского, указывающее на неправомерные действия декана факультета журналистики СПбГУ, Лениздат.Ру решил встретиться с автором заявления, чтобы задать ему несколько вопросов.

— Игорь Алексеевич, Лениздат.Ру стало известно, что возбуждение уголовного дела в отношении декана факультета журналистики Марины Шишкиной последовало после вашего заявления в правоохранительные органы? По чьей инициативе оно было подано?

— Нашей комиссией проводилась проверка финансовой деятельности факультетов. Когда мне предоставили результаты проверки, я как лицо, находящееся в данный момент в качестве первого лица, решил обратиться в органы. Были обнаружены те факты, которые и изложены. В ситуации, когда есть подозрения в нарушении закона, первое лицо любой бюджетной организации обязано по закону эти материалы отдать на проверку в правоохранительные органы.

— Вы в тот момент были исполняющим обязанности ректора. Сам ректор был в курсе подачи заявления в УВД?

— Любой человек, который в тот момент исполнял функции ректора университета, должен был поступить именно так. На тот момент им был я. Что значит, был ли в курсе, мне не понятно.

— Я уточню: знал ли ректор, что вы обращаетесь в правоохранительные органы? Вы поставили его в известность? На момент подачи заявления вы сообщали о нем Николаю Кропачеву?

— Я исполнял обязанности ректора, это мое право и обязанность так поступить. Я никому не звонил и ни у кого не спрашивал никакого разрешения.

— Вы понимали, что ваше заявление может привести к публичному скандалу? Предполагали, какими будут последствия вашего обращения?

— Я ничего не понимал и не должен был понимать. Я вам сказал ровно то, что должен был делать, а вы меня начинаете спрашивать, звонил ли я тому; с кем общался или не общался. Это не имеет ни малейшего значения. Важен тот факт, что я взял на себя эту миссию. Я не мог знать о последствиях, возбудят ли дело или нет, кто какое решение примет — это уже не моя компетенция. Это была моя служебная обязанность. И что дальше делают органы, это их работа. Ничего больше в тот день и в тот момент я не планировал. Не звонил ни в МВД, ни еще кому-то.

— А в Центр "Э", занимающийся борьбой с экстремизмом?

— Я никуда не звонил.

— То есть в Центр "Э" вы заявление не отправляли?

— Я писал только в УВД, второго заявления не было. Вот смотрите, был обнаружен факт. Я как исполняющий обязанности ректора должен был отреагировать. Если бы материал не был направлен, то в случае, если бы обнаружился реальный ущерб, нанесенный университету, виновато было бы то лицо, которому доложили о результатах проверки и которое ничего по этому поводу не сделало. Это общая логика для всех руководителей бюджетных организаций. На этот день я таковым являлся. Я направил в УВД, а дальше — пошло ли оно в Центр "Э" или нет, меня не волновало, они сами между собой будут разбираться.

— Руководство университета, и в частности Кропачев, отрицает, что вуз был причастен к возбуждению уголовного дела против Марины Шишкиной. Почему?

— Вот этого я не знаю — то, что вы сейчас сказали, что кто-то отрицает, в том числе Николай Кропачев. Я поступил так на таких-то основаниях, потому что считал своим долгом, более того, своей служебной обязанностью на тот момент. Я направил на проверку полученные данные.

— Можете уточнить, в течение какого срока вы исполняли обязанности ректора и по какой причине?

— Несколько дней. Не могу сейчас точно сказать вам даты. Ректор был в командировке.

— Заявление было подано сразу, как только вы получили результаты проверки?

— Да, в тот же день. Я был обязан сделать именно так, не откладывая.

— А вы не обращались к руководству факультета журналистики за объяснением результатов проверки?

— Нет, потому что коллеги, которые вели проверку, общались со всеми должностными лицами факультета журналистики. Комиссия отвечает за добросовестность предоставленных материалов перед руководителями университета. Люди могут допустить ошибки, именно поэтому утверждать что-либо мы не можем, а можем только обратиться за проверкой, той самой, о которой я попросил: проверить наличие или отсутствие состава преступления.

Напомним, уголовное дело против декана факультета журналистики СПбГУ Марины Шишкиной было возбуждено 16 сентября Главным следственным управлением ГУВД Петербурга и Ленинградской области. 21 сентября в приемной, кабинете Шишкиной и бухгалтерии факультета был проведен обыск, в ходе которого изъяли финансовые документы и системные блоки. Шишкина заявила, что к возбуждению против нее уголовного дела причастен Университет.

Добавим, что в заявлении Горлинского Шишкина обвиняется в "неправомерных действиях", в качестве которых указывается, что она, будучи деканом журфака СПбГУ, в период с 30.09.07 по 31.07.08 получила денежные средства в размере 345.576 рублей за исполнение должностных обязанностей декана факультета. В то же время Шишкина оформила договоры возмездного оказания услуг №18/1 (об организации и руководстве обучением на платной основе) и №19/1 (о реализации бизнес-плана внебюджетных форм обучения факультета журналистики), которые подписала от своего имени как декан факультета, с одной стороны, и сама же как физическое лицо, с другой.

В соответствии с этими документами Шишкина назначила себе в виде вознаграждения за осуществление тех же обязанностей декана еще не менее 750.000 рублей. Деньги перечислялись со счетов, на которых имелись денежные средства Университета, вверенные ей для ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Несмотря на то что уголовное дело было возбуждено по заявлению первого проректора по учебной и научной работе Университета Игоря Горлинского, исполняющего в тот момент обязанности ректора, руководство вуза отрицает свою причастность к обращению в органы. Так, когда в сентябре Лениздат.Ру попросил проректора по правовым вопросам СПбГУ Михаила Кудилинского прокомментировать слова декана журфака о том, что, по ее мнению, уголовное дело было возбуждено по заявлению Университета, он сказал, что ничего не знает: "Вопрос не по адресу. И с ним лучше обращаться к первоисточнику". Ректор СПбГУ Николай Кропачев утверждал, что не имеет к заявлению никакого отношения. В комментарии "Коммерсанту" (номер от 21 сентября) он сообщил, что узнал о возбуждении уголовного дела в отношении Шишкиной из СМИ и никакой дополнительной информацией по этому поводу не располагает.

Копия постановления_1

Копия постановления_2

Мария Мещерякова

2 Последние комментарии / остальные комментарии

Горлинский - это позор университета вместе с его наставником Кропачевым

Какое счастье для университета иметь таких честнейших деканов и проректоров вроде Горлинского. Бедный ректор Кропачев не успел подать на М. Шишкину в суд, а Горлинский, как только его оставили на пару дней замещать ректора, тут же спохватился. Ну, право же, милейший и честнейший...

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.