Медиановости /
Медиасреда

14 октября 2013 15:29

История одной фотографии: Сергей Пономарев о гражданской войне в Ливии

История одной фотографии: Сергей Пономарев о гражданской войне в ЛивииФото: lenta.ru

Lenta.ru продолжает серию монологов фотокорреспондентов рассказом Сергея Пономарева, ранее сотрудника Associated Press, а теперь фрилансера, о ливийских событиях 2011 года.

Повстанцы только что взяли дворец Каддафи и празднуют победу — один из них забрался на монумент, символизирующий противостояние Ливии американским бомбардировкам в 1986 году. Повстанец вознес к небу новый ливийский флаг, благодаря Аллаха и НАТО за помощь.

Мы несколько дней шли в первых рядах повстанцев, наступавших на Триполи. Накануне мы попали в засаду, в которой фотограф Reuters разбил обе свои камеры — нас обстреливали снайперы, и одна из пуль пробила бензобак нашей машины. Мы попросили бойцов прикрыть нас огнем, а сами со всеми рюкзаками, в бронежилетах, попрыгали в легковушку и на полной скорости уехали из опасной зоны. Как в том анекдоте про свадьбу: 11 человек в «запорожце» и еще кто-то на баяне играл.

А на следующий день повстанцы взяли дворец. Я пробирался от угла к углу по городу с отрядом бойцов, когда встретил коллег, решивших уйти от дворца, потому что там стало чересчур «жарко». Мы пересеклись на встречных курсах: они оттуда, я туда. Бои за дворец были в полном разгаре.

Солдаты Каддафи отступали, отстреливаясь из гранатометов и РПГ [ручных противотанковых гранатометов]. Но напор был несопоставим. Первое, что я увидел — толпы гражданских, которые грабили и тащили все, что плохо лежало. В основном оружие. Один из повстанцев, с которым я накануне ругался, теперь на радостях распахнул передо мной машину, набитую винтовками разного калибра, и сказал: «Выбирай, что хочешь». Я отказался. Этика журналиста не позволяет носить оружие, она также не позволяет нам симпатизировать какой-либо из сторон. На этой войне погибли журналисты, которых я знал, а мой друг, с которым я ехал в эту командировку, получил ранение, от которого до сих пор не может оправиться.