Мнения /
Интервью

14 апреля 2014 17:05

Средство от заговоров

Средство от заговоров

Ситуация на Украине заставила депутатов Госдумы пересмотреть российское законодательство. В частности, опасения депутатов вызывает территориальная целостность страны, которая, по мнению чиновников, может находиться под угрозой. В декабре 2013 года депутаты фракции КПРФ внесли на рассмотрение законопроект о введении уголовного и административного наказания за призывы к сепаратизму. 29 декабря президент России Владимир Путин подписал его, а 9 мая 2014 документ окончательно вступит в силу.  Установленные в нем сроки заключения за призывы к нарушению территориальной целостности страны колеблются от 1 года для рядовых граждан и до 20 лет для особой категории лиц. В эту категорию теперь входят и сотрудники СМИ. Лениздат.Ру выяснил у одного из авторов законопроекта, депутата Евгения Федорова, какие СМИ находятся в зоне риска и почему профессия журналиста сегодня – это отягчающий фактор.

– В законопроекте не прописано, что будет с изданием, если оно опубликует материал, призывающий к сепаратизму.

– В первую очередь законопроект вносит поправки в Уголовный и Административный кодексы. То есть это персональная ответственность людей. Ответственность СМИ прописана в законе о средствах массовой информации. А данный законопроект его не касается.

– То есть за размещение материалов сепаратистской направленности административную и уголовную ответственность будут нести отдельные сотрудники СМИ?

– Если закон принимается, то автор статьи и организатор, то есть журналист или редактор, разместивший материал, подлежат уголовной ответственности. Но только в том случае, если он участвует в антигосударственном заговоре. То есть если установлен факт заговора: допустим, статью разместили не просто так, а чтобы объявить, что какое-то должностное лицо заболело, хотя это неправда. Намеренно сообщили ложную информацию для целей государственного переворота либо геноцида и терроризма. Должен быть доказан фактор обмана, фактор участия в заговоре, факт того, что целью заговора является государственный переворот или ряд преступлений, которые перечислены в этой главе (имеется в видуглава 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства" УК РФ – прим. Лениздат.Ру). В этом случае журналист ничем не отличается, скажем, от военнослужащего, принимавшего участие в попытке госпереворота. Журналист участвует в заговоре через ложные публикации.

– А как будет устанавливаться причастность к заговору?

– Следственным путем. Связь, финансирование, участие в определенных организациях, совещания в этих организациях. То есть стандартный механизм расследования заговоров. Распространяться он будет на всех участников – неважно, чиновник он, военный или журналист.

– То есть в случае, если вина редактора, разместившего сепаратистский материал, будет доказана, это не означает блокировку и закрытие СМИ, в котором он работал?

– Нет. Задача нашего закона – сделать одну важную вещь: срочно предотвратить преступление. Вот логика нашего закона. То есть существует преступный умысел, он очевиден. Известен круг лиц, которые в нем участвуют. И для предотвращения этого преступления необходимо предпринять меры. В нашем законе необходимые меры прописаны.

– В законопроекте говорится об ответственности за материалы, призывающие к сепаратизму, в том числе видеофильмы, изображения и так далее. Кто будет оценивать материалы? Это ведь огромный поток информации. Будет ли создана специальная комиссия?

– Этим будут заниматься суд и следствие, а также органы внутренних дел. Речь идет не о регулярной обработке информации, а об определенном событии, случае. То есть о заговоре. И именно тогда, когда будет расследоваться такая ситуация, скажем, как интервенция на Украине. Под процесс расследования попадают еще и журналисты, потому что они важнейший элемент заговора. Мы видим, что на Украине именно СМИ создали условия для осуществления государственного переворота. Они являлись неотъемлемыми участниками его подготовки и реализации.

– А в чем конкретно выражалось их участие в госперевороте?

– В массовом вранье. Когда они в массовом порядке поддерживали недостоверную информацию. Например, когда они говорили о легитимности Верховной Рады, которая не была легитимна. О легитимности министров, которые были ею назначены. Они еще придумали такую должность, как исполняющий обязанности президента. Говоря об этом, они сознательно участвовали в государственном перевороте путем злоупотребления своими профессиональными обязанностями в подаче вранья.

– Есть ли сейчас какие-то СМИ, которые уже находятся под подозрением в участии в заговоре?

– Чтобы не попасть в группу риска, надо не брать денег от заговорщиков, надо не участвовать в их организационных мероприятиях, заранее не устраивать совещания с целью свержения государственной власти. Все это конкретные требования, которые не так уж и сложно выполнить. Не бывает, что журналист случайно "вляпался в заговор". Это заранее подготовленная в течение нескольких лет операция, как на Украине, которую планировала организованная группа лиц. Для привлечения к процессу необходимо несколько факторов. Во-первых, СМИ сообщает ложную информацию. Во-вторых, она значительно влияет на принятие решений гражданами. Плюс, если информация попадает под серию указанных государственных преступлений, то в этом случае участники процесса подлежат уголовному преследованию.

– А если СМИ сообщает об акциях, где высказывались идеи сепаратисткой направленности, становится ли оно автоматически соорганизатором этого мероприятия?

– Мнения нас не интересуют. СМИ могут высказывать любое мнение. Нас интересует подача информации. То есть информирование зрителя, читателя о фактах, которых не было, сообщения о фактах в извращенной форме. Условно говоря, идет подразделение путчистов подавлять отделение законных органов власти. А СМИ говорят, что наоборот, законная власть идет подавлять незаконную, то есть журналисты целенаправленно лгут. Это основание для того, чтобы предположить, что они участвуют в заговоре. Если совпадают еще и факторы влияния, участия в госпереворотах, и то, что информация уже вызвала определенные последствия, то они попадают под этот закон. То есть если вы сейчас напишите, что все представители органов власти заболели, и сейчас у власти какой-то N, и этот факт недействителен, то есть предположение, что вы участвуете в заговоре.

– А кто будет определять информацию как достоверную или не достоверную? Кто будет ее анализировать и определять факт наличия заговора?

– Следствие и суд. То есть прокуратура и суд, который будет оценивать доказательную базу. Как и любые преступления. Ведь Уголовный кодекс опирается именно на эти два органа. Процедура стандартная: сначала выносят обвинение, а потом это обвинение проверяется в судебном порядке.

– А как это будет регулироваться в сети Интернет? Скажем, в персональных блогах?

– Точно также. Важно, что раньше под эти статьи журналисты не попадали. Теперь они попадают, потому что у них куда больше возможностей и влияния, чем у других граждан. И если ты участвуешь в заговоре и при этом ты журналист, то это является отягчающим обстоятельством. Точно также, как наличие машины является отягчающим обстоятельством при совершении ДТП. В законопроекте для многих прописаны отягчающие обстоятельства. Например, для госслужащих. То есть по тяжести статьи журналист, участвующий в заговоре, приравнивается к госслужащему, участвующему в заговоре.

– Как конкретно это будет регулироваться в блогах, в комментариях к постам?

– Очень просто. Любой человек, ведущий блог, точно так же попадает под этот закон, вне зависимости от того, кто ведет блог: журналист, чиновник или простой пользователь. Насчет комментариев, то это все устанавливается следственным путем. Если редактор сознательно размещал материалы для целей государственного переворота, он понесет ответственность. Если он не делал это сознательно и не участвовал в заговоре, то нет.

– На создание законопроекта повлияли именно события на Украине?

– Естественно. Это анализ оранжевых интервенций и государственных переворотов. Хотя, это не только Украина. Это последний десяток переворотов, которые совершили США. Все они характерны повышенной ролью журналистов и средств массовой информации. Это такой специфический отягчающий фактор, который является признаком именно нынешних госпереворотов. Еще пятьдесят лет назад этот фактор был менее важен. А сегодня заговорщики используют его как ключевой. Соответственно, возрастает роль журналистов и СМИ. А значит, должна возрастать и защитная роль Уголовного кодекса от государственных переворотов с участием этой категории лиц.

Беседовала Софья Сидорова

2 Последние комментарии / остальные комментарии

Мышеловка захлопывается )))

Журналисты! Есть тут участвующие в заговоре? Шаг вперед!

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.