Мнения /
Интервью

22 мая 2014 11:27

Алексей Самойлов: недурным интервьюером был Чичиков

Алексей Самойлов: недурным интервьюером был Чичиков

В петербургском издательстве «Гуманитарная академия» вышел сборник известного спортивного журналиста Алексея Самойлова «Единственная игра, в которую стоит играть. Книга не только о спорте». Книгу составили мемуарные очерки, литературные портреты, эссе, интервью выдающихся отечественных и зарубежных спортсменов, литераторов, актеров, журналистов – «людей Игры», как называет их сам автор.

Среди героев книги – футболисты Пеле и Эдуард Стрельцов, шахматисты Михаил Таль и Борис Спасский, боксеры Геннадий Шатков и Альгирдас Шоцикас, литераторы Иосиф Бродский, Василий Аксенов, Юрий Трифонов, тренеры Константин Бесков, Владимир Кондрашин, Вячеслав Платнов, актеры Николай Симонов и Иннокентий Смоктуновский… Презентация пройдет на Зимнем стадионе 25 мая в рамках программы IX Санкт-Петербургского международного книжного салона.

Накануне премьеры автор поделился с Лениздат.ру своими соображениями о природе и философии интервью как главного журналистского жанра:

- Я считаю все эти приёмы и приёмчики, о которых говорят интервьюеры на своих мастер-классах, малосущественными и малосодержательными. Если есть личность, желательно крупная, коей есть, что сказать; если ты чувствуешь к этой личности симпатию, любовь, интерес, как минимум, флаг тебе в руки, действуй по обстановке, сообразно с тем, кто восседает супротив тебя, слушай его в оба уха, не имитируй интерес, это всегда ведь видно. А разнообразными приспособлениями из актерского арсенала давай ему понять, что нет ничего умнее, пронзительнее, содержательнее, чем то, что он говорит. Хотя, может быть, ты и знал об этом раньше, достаточно, чтобы расположить собеседника, потрясенно пробормотать: «Да-а-а-а…».

- Собеседники должны быть интересны друг другу. Приглашенному на исповедь для откровенного разговора (в идеале беседа, разговор, интервью – это час откровения) ни в коем случае не должна прийти в голову мыслишка: «Почему это я должен откровенничать перед этим щелкопером, бумагомаракой, стоит ли метать бисер перед свиньями?» Если вы оба давно и хорошо знаете друг друга, то это одно. Но чаще всего интервьюируемый видит вас впервые. Даже если читал ваши тексты. Поэтому в самом начале беседы, ещё до включения диктофона, мягко, ненавязчиво, дайте собеседнику понять, что вы имели честь общаться с Х, У, Z, только не перегните здесь палку.

- Ваш ум должен проявиться в ваших вопросах, круг которых я, к примеру, предпочитаю обозначить заранее, написав их в блокноте. В половине случаев разговор движется по заранее проложенному руслу, но самые интересные разговоры получаются тогда, когда собеседник по собственной инициативе сворачивает с колеи, которую вы для него выбрали, и выводит вас и, соответственно, читателя в такие сферы, о существовании которых, о связи которых с предметом вашего разговора, вы и не подозревали. В общем и целом, крепче за баранку держись, шофёр, когда вашу машину понесет по непроторенной дороге. Если оба собеседника адекватны, вас непременно вывезет, но руль все-таки никогда не выпускайте из СВОИХ рук. При этом не старайтесь ни за что прижимать собеседника к стенке, тем более размазывать его по этой самой стенке. Это сделают и без вас. Но и Сахаром Медовичем, Маниловым не будьте. Кстати, из гоголевских персонажей недурным интервьюером был Чичиков. Но ему в этом качестве мешал ярко выраженный шкурный интерес.

Суммируя все вышесказанное, составляя в подражание Станиславу Лему, сумму технологий человека вопрошающего, выделю, как самое важное: готовьтесь к интервью всесторонне, тщательно, выбирайте, по возможности, для разговора людей, вам приятных, во всяком случае, не антипатичных. Будьте готовы к тому, что разговор пойдет совсем не так, как вы планировали, и расставайтесь, если получится, друзьями, во всяком случае, чтоб вам хотелось бы снова встретиться.

 Если б я делал книгу об интервью, я бы поставил к ней эпиграфом слова Л. Н. Толстого «Самый интересный для человека предмет разговора – он сам».

- Надо так направлять разговор, чтобы человек не почувствовал, куда его подталкивают, начал бы с восторгом, взахлёб или преодолевая стыд, внутренне сопротивление, нежелание исповедоваться, втянулся бы в это самое для него интересное дело.

- И еще о молчании в интервью. «Молчание – особое искусство беседы», - сказал Уильям Хэзлитт. Ему вторит Сергей Юрский в книге «Кто держит паузу»: «Пауза – это перерыв, тишина, неподвижность, пауза – это мгновение свободного хода действия и его саморазвития. Умение держать паузу – одна из высоких ступеней актерского мастерства, в театре, при всем могуществе режиссера в ХХ веке, паузу держит актер. В кино паузу держит режиссер… «Народ безмолвствует» – это пушкинский вклад в историю паузы. В кино пауза – время творчества зрителя».

В развитие слов Юрского приведу слова Аллы Демидовой: «Я скучаю по актерской паузе, зная, что это, пожалуй, самое трудное в театре – держать паузу. Именно держать. Это ощущение похоже на телекинез, когда якобы силой воли или напряжением какой-то другой энергии в воздухе зависает предмет. Точно такое энергетическое напряжение требуется от актера, чтобы пауза зависла».

- Психологическая природа тяги пишущей братии к жанру беседы, интервью, состоит как раз в исключительном интересе для обоих собеседников к предмету разговора. Надо быть заинтересованным собеседником, и всё у вас получится. И, главное, умейте слушать.

Сергей Князев