Мнения /
Интервью

29 сентября 2014 20:24

Владимир Соловьев: Интервью – это допрос

Владимир Соловьев: Интервью – это допрос

В рамках программы XIV Международного форума Baltic Weekend, состоявшегося на прошлой неделе в Петербурге, Владимир Соловьев провел ток-шоу «Политика рыночных отношений: имидж страны vs коммуникации национальных компаний» с участием топ-менеджеров крупнейших отечественных корпораций. По окончании ток-шоу он ответил на вопросы портала «Лениздат.ру» в рамках проекта «Интервью про интервью».

- Интервью ваш жанр?

- За свою жизнь я взял множество интервью, думаю, далеко за тысячу. И получил удовольствие от каждого из них. Так что жанр этот очень люблю.

- Кто для вас является образцом интервьюера?

- Мне не приходила в голову идея рассматривать кого бы то ни было в качестве примера для подражания, в том числе мастеров, работавших и работающих на BBC, CNN и прочее. Смешно говорить, скажем, о Ларри Кинге как гуру интервью. В каждом поколении таких, как он, мягко говоря – сильно больше, чем один. Интервью это искусство беседы, неважно идёт ли она под телевизионную запись или нет. Для кого-то такой беседой является допрос, для кого-то задушевный разговор. Твоя задача - показать, максимально точно и подробно, собеседника и его точку зрения.

- Чего интервьюер не должен делать ни в коем случае?

- Интервьюер может делать всё, что угодно, если это служит достижению его целей и если зритель готов это воспринять и понять. Это напоминает методику допроса. Чтобы подобрать ключ к собеседнику, ходы могут быть самые неожиданные.

- Какой самый неожиданный ход вы использовали, быть может, неожиданный и для вас?

- Неожиданным для меня он быть не может. Я же не прихожу к собеседнику, как к сейфу, не раскладываю отмычки: так, что у нас тут… Я долго готовлюсь, много читаю, заранее выстраиваю беседу. У меня не было ситуации, когда я подбираю ключи уже в ходе интервью.

- Самое неудачное свое интервью можете вспомнить?

- Самое неудачное интервью было в программе «Смотрите, кто пришел». (Название, кстати, придумал Владимир Владимирович Познер.) Можно было её назвать: смотрите, кто не пришёл. Тогдашний Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, испугавшись, вместо себя прислал своего юриста. Интервью с Илюмжиновым вышло крайне неудачным, так как Илюмжинова не было.

- Вы сказали, что главное своей задачей в интервью видите показать правду. Что делать, если собеседник правды не говорит, а то вовсе врет вам в глаза?

- Выводить его на чистую воду. Если я могу аргументированно доказать, что его слова не соответствуют истине, я делаю это. Например, ловлю его на противоречиях.

- Бывало, что вы собеседника, который вам правду не говорит, жалели и на враках не ловили?

- Не было такого. Жалеть собеседника – это неправильно. Другое дело, что есть вещи, которые я никогда не делаю: я не обсуждаю частную жизнь, не копаюсь в грязном белье. А то, что относится к сфере публичного – оно и должно быть публичным.

- Вы можете сказать, как вы изменились за годы работы интервьюером?

- Система сама себя не изучает. Я сам к себе отношусь достаточно иронично и не могу же я говорить: вот они, этапы большого пути…

- У вас есть гипотетический образ зрителя?

- Я не пытаюсь представить себе своего зрителя и как-то подстроиться под него. Меня смотрят разные люди, разного достатка, мужчины и женщины. Я не ориентируюсь на запрос усредненного зрителя. То, что я делаю, должно быть в первую очередь интересно мне самому.

- Сегодня на ток-шоу вы вступили в жёсткую полемику со зрительницей, которая отправила из зала твит, который можно было счесть не очень корректным по отношению к участникам дискуссии. Она обвинила вас в хамстве, вы попросили ее прекратить истерику. Часто ли ваша беседа – будь то интервью или ток-шоу - выходит за какие-то конвенционные рамки?

- Она не вышла за исходные рамки. Это была провокация. Мне хотелось встряхнуть зал. Точно так же я попросил директора «Мегафона» Петра Лидова переводить вопросы из зала, который задавал человек, не говорящий по-русски. Чтобы зал не думал, что все идёт по накатанной и можно расслабиться.

- В чём принципиальная разница в работе на ток-шоу и в разговоре один на один?

- Это разные жанры, но законы драматургии применимы ко всему. Ты выстаиваешь внутреннюю логику: завязка, развитие действия, кульминация, развязка, но формы и приемы разные, конечно

- Вы изучаете религии монотеизма. Как бы вы построили интервью с Господом Богом?

- А зритель кто?

- Вы же сказали, что не работаете для какого-то конкретного зрителя. Главное – чтобы вам было интересно.

- Такой диалог должен происходить наедине, и вряд ли у кого-то должна быть возможность такое увидеть. 

Беседовал Сергей Князев