Медиановости /
Версии, Власть, Конфликты, Медиасреда, Несвобода слова, Петербург

13 марта 2015 21:40

Чушь и нонсенс – журналисты и депутаты о новых правилах ЗакСа

Чушь и нонсенс – журналисты и депутаты о новых правилах ЗакСа

Недавние изменения в правилах прохода журналистов в здание Заксобрания Санкт-Петербурга вызвали бурную реакцию у журналистского сообщества. Большинство собеседников Лениздат.Ру сочли нововведение абсурдом и глупой шуткой и выразили надежду на скорейшую отмену новых правил. Инициатива аппарата ЗакСа может спровоцировать волну медиабойкотов.

12 марта журналист «Коммерсанта в Петербурге» Антон Арсеньев разместил пост в Facebook, в котором описал свои впечатления от посещения ЗакСа по новым правилам. Он был вынужден сообщить пресс-службе цель своего визита и время ухода из здания. Арсеньев предположил, что «на следующем этапе журналистов будут водить по ЗакСу под конвоем». В тот же день сотрудник информагенства «Телеграф» Сергей Ковальченко также разместил у себя на странице в Facebook отзыв об изменившихся правилах прохода в здание ЗакСа. Ковальченко пишет, что теперь журналисту необходимо за сутки подать заявление в ЗакС с указанием цели визита, а по приходу в здание его повсюду будет сопровождать сотрудник пресс-службы, в том числе и при беседах с депутатами.

Раздражение и недоверие

Событие вызвало волну возмущений среди сотрудников СМИ и депутатов Заксобрания. «Когда я об этом узнал, мне показалось, что это какая-то глупая шутка, но на календаре было не 1 апреля. Я думаю, аппарат Закса скоро вынужден будет отказаться от этого, потому что невозможно каким-то образом регламентировать передвижение журналистов по городскому парламенту. На мой взгляд, это нонсенс. Вряд ли кто-то из депутатов воспримет эти инструкции, как и вряд ли кто-то из журналистов последует им всерьез», ― заявил гендиректор «НТВ-Петербург» Петр Годлевский Лениздат.Ру. С ним солидарен главный редактор интернет-газеты «Фонтанка.Ру» Александр Горшков. «Это очевидная глупость. Эта инициатива противоречит любым нормам, законам и вообще политике открытости органов власти, тем более такой власти, как законодательная,  которая, в общем-то, является властью народа. Я удивлен, что люди, имеющие отношение к руководству этой власти, делают такие странные и глупые ходы, ― сообщил Горшков в беседе с Лениздат.Ру. ― Конечно, должен быть некий регламент, но вводить дополнительные ограничения для аккредитованных журналистов ― это абсурд».

Свое недовольство выразила и корреспондент «Росбалта» Софья Мохова. «Буду очень раздражена, если все окажется именно так, как описали коллеги. Хожу в ЗакС уже третий год по два, а то и три раза в неделю, поэтому лишние препятствия в работе не могут не расстраивать. Мы с коллегами по парламентскому пулу часто задерживаемся после заседаний, общаемся с депутатами и между собой, ― рассказала Мохова. ― Нам всегда нравилась демократичная атмосфера Мариинского дворца. Не то что Смольный, где каждый раз нужно три кордона пройти и показать содержимое сумки. Но даже в Смольном покажешь сумку ― и дальше тебя не особо контролируют. Поэтому изменения в ЗакСе кажутся мне глупостью. Неужели кто-то будет стоять надо мной, пока я дописываю новости, или проверять, куда я пошла после заседания комитета ― в столовую или уборную? Чушь какая-то».

Депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский также искренне возмущен. «Когда я как депутат к себе приглашаю какого-то журналиста и выписываю ему разовый пропуск, то это мое дело, где и сколько я с ним буду общаться, никакие сопровождающие ему не нужны и ни в какой пресс-службе отмечаться он не должен. Это исключительно мое дело. Согласовывать это я ни с кем не обязан. Где я хочу, там я с журналистами и общаюсь. Такие ограничения ведут только к ухудшению имиджа законодательной власти и больше ни к чему», ― резюмировал Вишневский, комментируя ситуацию Лениздат.Ру. Того же мнения придерживается главред «Коммерсанта в Петербурге» Андрей Ершов, считая это событие «вопиющей историей, не делающей чести петербургскому парламенту» и корреспондент информагенства «Телеграф» Дарья Рогулева, отмечающая, что данный инцидент «показывает несостоятельность и трусость нашей действующей власти».

Набрать баллы и лоб не расшибить

Инициатором введения новых правил прохода сотрудников СМИ в здание ЗакСа стало управление материально-технического обеспечения парламента, возглавляемое Аленой Кукушкиной. Эту информацию в разговоре с корреспондентом Закс.Ру Светланой Зобовой подтвердила начальник сектора по связям с общественными объединениями Ингрид Пильдес. Она также отметила, что начальник управления по информации и общественным связям  Елена Тимошенко разъяснит сама журналистам изменившуюся процедуру входа 16 марта, если выйдет к тому времени с больничного.

Мнения о причинах появления новых правил у собеседников Лениздат.Ру существенно разнятся. «Мне кажется, что кто-то из сотрудников аппарата хотел проявить инициативу и должностное рвение и таким образом набрать очки в глазах начальства», ― предполагает Годлевский. Главред «Фонтанки» считает, что мотивом для создания нового пропускного режима послужили медицинские причины и в этой связи сообщил, что «не готов выступать в роли психолога и психиатра». Свои предположения высказала и корреспондент «Новой газеты в Петербурге» Александра Гармажапова. «С нетерпением жду, когда госпожа Кукушкина потребует от журналистов медицинских справок на содержание в крови лояльности к Владимиру Путину и Вячеславу Макарову… Если же серьезно – не каждая кухарка способна руководить управлением материально-технического обеспечения ЗакСа», ― отмечает журналистка в беседе с Лениздат.Ру. Глава «Коммерсанта в Петербурге» и заместитель председателя Союза журналистов Андрей Ершов считает случившиеся наглядным примером русской пословицы «Заставь дурака богу молиться – он лоб расшибет».

Однако депутат ЗакСа Максим Резник полагает, что не стоит делать скоропалительных выводов и представлять Кукушкину в виде «злого гения».

Не в стиле Макарова

Многие журналисты связывают надежды на благополучное разрешение ситуации с председателем Заксобрания Вячеславом Макаровым. «Я надеюсь, что мудрый руководитель законодательной власти осознает факт этого поступка и сделает соответствующие выводы», ― высказался Александр Горшков. В причастность председателя ЗакСа к назревающему конфликту не верит Максим Резник. «Я думаю, что Макарова кто-то подставляет. Потому что это не его стилистика. Он никогда не был человеком, который чего-то боялся», ― отметил депутат. Однако есть и те, кто считает, что именно Макаров ответственен за произошедшее. «Мы, конечно, ценим многократные слова благодарности и любви, которыми Вячеслав Серафимович осыпает парламентский пул, но надо, чтобы слова соответствовали делам», ― замечает главный редактор «Агентства Бизнес Новостей» Василий Романов. ― Лично мне понятно, что такой занятой человек как Макаров вообще не видел этих открыток. Он не виноват, но несет ответственность, это да. Но вряд ли эта история (равно как и шаман Коля) стоит того, чтобы окончательно подорвать уважение независимых СМИ. Ей-богу, не стоит».

С ним солидарна Софья Мохова. «Макаров по-военному "строит" депутатов, а теперь решил и на журналистов переключиться. Мы не виноваты в том, что в парламенте творится много всякой ерунды. Это повод депутатам думать над своими поступками, так как они – публичные персоны, а не для того, чтобы ограничивать наши возможности, коих и так немного со всеми новыми законами, ― негодует журналистка. – Надеюсь, что в ЗакСе одумаются или же нововведение просто отомрет через пару недель. Все-таки журналистов много, и пресс-службе Заксобрания за всеми нами не уследить. Придется нанимать дополнительный штат конвойных». А главред петербургских страниц «Коммерсанта» отметил, что в понедельник состоится заседание секретариата Союза журналистов, на котором будет поднят вопрос о новых правилах и, возможно, будут заданы вопросы председателю Заксобрания. 

Грядут демарши?

Варианты ответа журналистов на произошедшее перечислил главред «Фонтанки». «Если Макаровым не будут сделаны соответствующие выводы, он может столкнуться с организованными демаршами журналистского сообщества. Если же этих демаршей не будет, то тогда грош цена нашему сообществу и нам, как журналистам. Кроме того, есть и другие способы реагирования – журналистское сообщество может договориться не писать об отдельных депутатах и ЗакСе или, наоборот, писать о них много. Либо, как еще один вариант, ЗакС, который не всегда является объектом пристального внимания со стороны журналистов, вдруг окажется под их особым вниманием», ― подытожил Горшков.

Среди сотрудников СМИ уже нашлись те, кто готов начать бунтовать против новой затеи Заксобрания. «Если вся опубликованная коллегами информация соответствует действительности, то есть условия работы журналистов серьезно ужесточатся, нам придется изменить свой подход к освещению парламентской деятельности. И прежде всего ― фигуры руководителя ЗакСобрания Вячеслава Макарова, ― заявил главред АБН в беседе с Лениздат.Ру. ― Власть ведет себя так, как будто это она делает большое одолжение журналистам, когда устраивает подходы и что-то комментирует. Это не так. Поэтому, если все окажется на следующей неделе так, как описали это коллеги Ковальченко и Арсеньев, то мы откажемся от освещения деятельности Вячеслава Серафимовича в качестве "благодарности" за его реальные дела».

Ироничное замечание по этому поводу сделал корреспондент журнала «Город 812» Антон Мухин. «Я думаю, это очень мудрое решение ― опрашивать журналистов, с какой целью они идут в Законодательное собрание и записывать их ответы в книжку. Потому что действительно не понятно, зачем ходить в это давно лишившееся остатков смысла место, ― сообщает журналист. ― А так у руководства парламента будет полная картина: кто-то кофе попить зашел, кто-то по Исаакиевской площади гулял и пописать заскочил, кто-то решил на фоне депутата Милонова сфотографироваться. Очень смелое решение cо стороны депутатов ― узнать о себе правду».
 

Получить информацию о событии у начальников пресс-службы и материально-технического обеспечения Законодательного собрания Лениздат.Ру не удалось. Также не удалось получить комментарий председателя Заксобрания Вячеслава Макарова, однако его представитель сообщил корреспонденту Лениздат.Ру, что на вопросы журналистов, связанные с данной ситуацией, он ответит 18 марта.

Напомним, 13 марта на сайте Законодательного собрания Санкт-Петербурга появилось заявление об «уточнении порядка прохода в здание Мариинского дворца». В нем говорилось, что в целях приведения положения о режиме пропуска журналистов в здание ЗакСа в соответствие с законом «О СМИ» уточняются правила прохода сотрудников СМИ в парламент. О каких конкретно уточнениях идет речь, в заявлении сказано не было, однако отдельно было отмечено, что «положение о беспрепятственном доступе аккредитованных в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга работников средств массовой информации в здание Мариинского дворца оставлено без изменений, как и положение о порядке аккредитации журналистов при Законодательном Собрании Санкт-Петербурга». Информация о том, что аккредитованные журналисты по-прежнему могут беспрепятственно проходить в здание Законодательного собрания и им не нужно расписываться в пресс-службе и сообщать о цели своего визита была подтверждена в ходе уже упомянутого разговора корреспондента Закс.Ру с Ингрид Пильдес.

Этому событию предшествовало размещение информации о новшестве Заксобрания на своей странице в Facebook аккредитованным в ЗакСе корреспондентом «Коммерсанта» в Петербурге Антоном Арсеньевым. «Теперь, приходя в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, журналисты должны идти в пресс-службу и сообщать цель прибытия, а также, когда собираются уйти. Например: «Зашёл в туалет, уйду через 5 минут», ― пишет Арсеньев 12 марта. – Думаю, на следующем этапе журналистов будут водить по ЗакСу под конвоем». В беседе с Лениздат.Ру журналист рассказал, что в тот день на входе в Заксобрание он показал свою аккредитационную карту, однако сотрудник полиции после этого попросил его пройти в пресс-службу. Начальника управления Елены Тимошенко на месте не оказалось, вместо нее в помещении была другая сотрудница, которая со словами «сейчас я вас запишу», достала некую тетрадь и спросила у Арсеньева его фамилию, СМИ, в котором он работает, после чего поинтересовалась у журналиста о цели его визита, а также когда он планирует покинуть здание. Полученная информация была занесена в тетрадь. На вопрос журналиста о том, будет ли теперь такой порядок прохода всегда, в том числе и в день заседания, сотрудница ответила утвердительно. Когда Арсеньев поинтересовался, что случится, если он не отметится в пресс-службе, девушка ответила «не знаю, и вообще мы это не комментируем».

Валерия Галиуллина