Медиановости /
Власть, Конфликты, Медиасреда, Несвобода слова, Петербург

20 марта 2015 23:16

Кукушкины законы

Кукушкины законы
 
18 марта еженедельное освещение заседания ЗакСа для прессы обернулось столкновением с препятствиями пресс-службы. Журналистов не пускали в здание, угрожали аннулировать пропуски, выдворяли из коридоров. Пока юристы разъясняют, какие законы были нарушены сотрудниками ЗакСа,  журналисты ждут, когда председатель Макаров урегулирует ситуацию и вернет все на круги своя.
 
Утром 18 марта из-за футболок «Нет ценуре!» с 29 статьей Конституции на спине журналистов:
 
  • не допускали в здание ЗакСа при наличии паспортов, удостоверений прессы и постоянных аккредитаций или разовых пропусков (в том числе в футболках под пиджаками, в жилетке с открытыми плечами или даже в обычном официально-деловом виде);
  • угрожали аннулировать постоянные аккредитации;
  • препятствовали перемещению журналистов внутри ЗакСа;
  • вызывали охрану с целью выдворить журналистов;
 
Кроме того, руководила действиями пресс-службы начальник управления материально-технического обеспечения парламента Алена Кукушкина, что может быть превышением ее должностных полномочий, а это – уже признаки нарушения п. 2 ст. 286 УК РФ как раз о подобном превышении. В качестве наказания закон предполагает штраф от 100 тысяч до 300 тысяч рублей, либо принудительные работы на срок до 5 лет, либо лишение свободы на срок до 7 лет. 
 
Внимание не привлекать!
 
В своей борьбе с «конституционными» футболками сотрудники пресс-службы опирались на два документа. 
 
Первым был пункт 4.2.4 внутреннего документа петербургского ЗакСа , который запрещает журналистам вмешиваться в ход мероприятий. «Вмешательство» ― это в том числе и действия с целью «привлечь к себе внимание присутствующих». По трактовке госпожи Кукушкиной и пресс-службы ЗакСа, одинаковые футболки, в которых были журналисты, тоже являются таким вмешательством.
 
По такой логике запретить входить в ЗакС можно неограниченному кругу лиц, которые своим внешним видом (например, яркой одеждой или необычной прической) привлекают к себе внимание. Как считает директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, такая пространная формулировка – и вовсе  основание для того, чтобы написать жалобу в прокуратуру и потребовать принять меры прокурорского реагирования. Ведь любая правовая норма должна быть четко определена. В таком виде документ противоречит статье 47 закона «О СМИ», которая разрешает журналистам посещать органы власти, осуществлять фото и видеосъемку, быть принятыми чиновниками вне зависимости от того, аккредитованы они или нет. По закону, журналистского удостоверения должно быть достаточно для того, чтобы посетить любое открытое заседание, аккредитация не должна использоваться как фильтр. 
 
«А ведь в законе "О СМИ" ничего не говорится о том, что журналисты не должны привлекать к себе внимание, ― пояснила  Лениздат.Ру Галина Арапова. ―  Вы оденетесь в ярко-оранжевый цвет или покрасите волосы в розовый, или придете все в коротких юбках  – это тоже будет привлекать к себе внимание? Это слишком широкая формулировка, чтобы существовать в нормативном акте».
 
Юрист Иван Павлов акцентирует внимание на другом аспекте: смысловой посыл антицензурных футболок был направлен не на депутатов (свои права журналисты защищали не от них), а на тех сотрудников аппарата, которые чинили препятствия СМИ. «В таком случае этот пункт неприменим», ― заключает Павлов. 
 
Интуитивная реакция
 
Но кроме того, злосчастные футболки были классифицированы как несогласованный пикет. Алена Кукушкина сослалась на ст. 2 ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированих». Якобы одежда со словами «Нет Цензуре!» и выдержками из Конституции может быть названа «средством наглядной агитации». Очевидно, агитировать за соблюдение законов считается недопустимым.
 
 «Каждый пришел по заданию от своей редакции с целью освещать работу ЗакСа, ― утверждает медиаюрист Галина Арапова. – А то, что каждый пришел именно в этой футболке – это личное дело журналистов. Они не стояли на улице с плакатами, они пришли работать». 
 
И уж тем более ни под какое определение митинга не попадают истории, которые разворачивались уже внутри ЗакСа: когда журналиста, который в одиночестве стоял в одном из помещений в злосчастной футболке, угрожали вывести с помощью полиции.
 
Права журналистов в такой ситуации должно охранять сразу несколько законов. 
Для начала, конечно, смотрим в Конституцию. Та самая статья 29, которую цитировал текст на журналистских футболках, включает в себя пункт 4: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Это положение повторяется и в законе о СМИ, и в законе об информации. 
 
Более конкретно ситуацию проясняет вышеупомянутая 47 статья закона «О СМИ»: неважно, есть ли аккредитация, или нет ― журналисты имеют право проходить в органы госвласти. Правда, с дополнением: «или в пресс-службу». В отношении конкретно ЗакСа выручает ФЗ 8, который регулирует доступ к информации о деятельности государственных органов.  Он уточняет: любой гражданин  имеет право присутствовать на заседании коллегиальных органов. А журналисты, смеем надеяться, к гражданам все же относятся. 
 
«Я думаю, что в тот момент с юридической точки глубоко ситуацию никто не анализировал, ― предположил в разговоре с Лениздат.Ру управляющий партнер коллегии юристов СМИ Федор Кравченко. – Скорее всего, сотрудников пресс-службы испугал политический дух надписей, и они руководствовались, скорее, интуицией, а не правовыми нормами». 
 
«Понятно, что они просто испугались, ― соглашается с коллегой Галина Арапова.– журналисты пришли все в одинаковых футболках, а тут такой пункт резиновый (4.2.4 Положения об аккредитации), на который, конечно, можно ссылаться».
 
Полусекретный документ
 
Сам повод, который привлек журналистов 18 марта в Мариинский дворец – появившиеся 12 марта уточнения внутренних документов ЗакСа ― вызывает все те же вопросы. Собственно говоря, сотрудники СМИ и собирались проверить, как эти правила применяются на практике, перед заседанием.
 
Первое, что утверждают уточнения ― проходить в здание ЗакСа те журналисты, у которых нет постоянной аккредитации, теперь будут исключительно в сопровождении сотрудников пресс-службы. Вторая часть совсем интересная – допускаться они будут, судя по тексту «только в помещение управления по информации и общественным связям» ― снова смотрим 8 ФЗ.  Правда, «недопусков» до истории с футболками  не случалось, да и сами сотрудники пресс-службы говорят только о «сопровождении». Но, по информации журналистов, они сталкивались с требованиями сообщить пресс-службе цель визита и время ухода из здания, а также личным распоряжением госпожа Кукушкина велела пресс-службе контролировать комментарии депутатов журналисту. Если так, то – смотрите выше.
 
Документа, кстати, депутаты, работающие в Законодательном собрании, не видели, а журналистам его показывали в индивидуальном порядке с запретом фотографировать или копировать. На официальном сайте ЗакСа размещена только новость о том, что с 12 марта 2015 года уточнен порядок прохода в здание Мариинского дворца. А, как замечает Иван Павлов, применение не опубликованного нигде документа нарушает основы конституционного строя. А именно ― 15 статью, которая сообщает: «Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».
 
«На мой взгляд, то, что не пропускали журналистов, тем более аккредитованных – это просто бред сивой кобылы, ― рассказывает Лениздат.Ру гендиректор «Росбалта» Лариса Афонина. ―  Работники ЗакСа не вполне адекватно оценивают ситуацию: ЗакС не может ограничивать работу журналистов, не может быть такого правила – чтобы не пускали. Если бы вовремя это приняли к сведению, не было бы такого действа». Кроме того, как заметила Афонина, Союз журналистов еще 17 марта направил обращение в ЗакС, на которое медиасообщество ожидало соответствующей адекватной реакции. 
 
Решить миром
 
Впрочем, пока журналисты планируют дождаться встречи с представителями ЗакСа, на которую некоторые руководители СМИ приглашены 23 марта. Вероятно, на ней вопросы все же будут урегулированы.  
 
И Борис Вишневский, и Марина Шишкина, и Ирина Комолова, и другие депутаты выражали журналистам свою солидарность и поддержку. «Это буря в стакане воды только потому, что некоторым чиновникам очень нравится быть чиновниками, ― рассказывает Лениздат.Ру гендиректор «Росбалта». ― Они видят в этом какую-то прелесть для себя и стараются организовать процесс даже там, где этого не требуется. Это напрасно, потому что журналисты не любят, когда их работу сковывают больше, чем этого требует регламент». 
 
Главный редактор «Фонтанки.ру» Александр Горшков подчеркивает, что произошедшее 18 марта рассматривать нужно в контексте общей ситуации. «Это тот случай, когда аппарат подставляет патрона своими неуклюжими действиями, ― рассказывает Горшков Лениздат.Ру. ― Я надеюсь, что к общей радости журналистов, благодаря мудрым действиям Вячеслава Серафимовича (Макарова, председателя ЗакСа – прим. Лениздат.Ру) эта ситуация будет разрешена». 
 
«Будет встреча в ЗакСе – посмотрим, ― соглашается Лариса Афонина. ―  Не думаю, что нужно впадать в дикую конфронтацию сразу. Мы и так продемонстрировали, что мы не согласны, недовольны. Мы свое слово сказали, теперь слово за ЗакСом».  По мнению гендиректора, сейчас это недоразумение можно мирно урегулировать.
Александр Горшков также заметил: события 18 марта – это  редкий случай в Петербурге, «когда журналистское сообщество проявило свою солидарность осмысленным действием перед лицом угрозы ограничения доступа информации для граждан». 
 
Напомним, 18 марта журналисты Петербурга решили проверить, действительно ли в ЗакСе нарушаются права СМИ, и коллегиально разъяснить ситуацию у председателя Вячеслава Макарова. В напоминание о необходимости соблюдать законы РФ 10 журналистов надели футболки с надписью «Нет цензуре!» на груди и выдержками из 29 статьи Конституции (о свободе слова и получения информации) на спине. Сотрудники ЗакСа препятствовали проходу журналистов в Мариинский дворец и перемещению внутри дворца в таком виде. Вячеслав Макаров на пресс-подходе не смог прояснить ситуацию, лишь повторяя «Никаких ограничений в работе журналистов в Законодательном собрании не было, нет и не будет».

Катерина Яковлева, Наталья Гончарова