Медиановости /
Бизнес, Власть, Интернет, Медиасреда, Несвобода слова

17 июня 2015 00:20

«Право на забвение» – ящик Пандоры законодателей

«Право на забвение» – ящик Пандоры законодателей

Так называемое «право на забвение», законопроект, который приняли в первом чтении 16 июня, вызвал резкое сопротивление интернет-отрасли. На обещанные поправки у экспертов надежды мало, а пока что закон, как опасаются его противники, может не только усложнить работу СМИ, но и привести к контролю фактически всего интернета.

Российское законодательство уже защищает и персональные данные, и честь, достоинство и деловую репутацию, а также имеет в своем арсенале закон о клевете. Но законотворцы посчитали, что этого для регулирования интернет-среды недостаточно, и подготовили новые поправки к закону «Об информации», которые должны обязать поисковые системы по запросу гражданина перестать выдавать ссылки на страницы с недостоверной, противоправной информацией об этом гражданине или же информацией, которая была опубликована более трех лет назад.

«Здесь впервые информация выделяется как вид, она может быть недостоверной или честной, но представленной в ином русле, свете, формате, – объясняет необходимость нового «права на забвение» один из инициаторов закона, депутат Госдумы Вадим Деньгин. – 15 лет назад интернет не так завораживающе действовал на наших граждан, не контролировал основную часть нашей жизни. Но теперь эта инициатива необходима». В том числе, объясняет депутат, это и мера воздействия на иностранные сайты, которые существуют вне российской юрисдикции.

Все депутаты, за исключением Дмитрия Гудкова, инициативу поддержали. Несмотря на сразу два выступления несогласного Гудкова на пленарном заседании Госдумы, где он объяснял: законопроект противоречит Конституции (нарушает ст. 29, право граждан на получение достоверной и объективной информации) и «перечеркивает» общественный интерес в пользу личного (например, за давностью может удаляться и правдивая информация о деятельности врачей, чиновников или бизнесменов).

 «Я думаю, что этот закон инициирован кем-то «сверху», – считает Дмитрий Гудков. – Депутаты просто не понимают, что этим законом наносят ущерб бизнесу и индустрии в целом».

«Депутаты думают, что этот закон поможет им защититься от блогеров, которые их разоблачают, – рассказывает Лениздат.Ру Дмитрий Гудков. – А объективно он будет вредить всей интернет-индустрии, потому что обращаться за удалением информации будет куча всяких преступников, педофилов, лже-врачей, жуликов. Будет масса исков, все это ляжет на плечи поисковиков, которые будут оплачивать все издержки и понесут убытки. Это называется деградация системы – когда без обсуждения принимается бред, в котором законотворцы сами ничего не понимают». Депутат особенно замечает, что закон дает право удалять по истечении трех лет и истинную информацию, а какие-либо критерии, по которым можно было бы определять «достоверность» или «актуальность», отсутствуют в принципе.

Сами представители отрасли противятся закону категорически, во всяком случае, в существующем виде. Кроме того, что законопроект ограничивает свободы граждан, он накладывает дополнительные обязанности на поисковые системы. Так, придется выделять штат сотрудников на рассмотрение заявок и определение их адекватности (на коммерческую структуру, замечают в «Яндексе», ложатся обязанности соответствующих органов власти – определение законности или достоверности той или иной информации). Компаниям придется, к примеру, оплачивать перемещение своих юристов по всей России (по закону судебные разбирательства по подобным заявлениям должны проводиться по месту жительства истца).

Но, как заметил Лениздат.Ру один из инициаторов законопроекта Вадим Деньгин, грядущие затраты отрасли волнуют его в последнюю очередь. «А как, мы должны оставить все как есть? – возмущается инициатор. – Может, мы должны отменить закон о персональных данных, потому что фирмам сложно покупать сервера на территории России? Нет, пусть развиваются. Все прекрасно понимают, что рано или поздно люди будут приходить с обращениями, а мы заботимся прежде всего о гражданах, гражданин для нас – король, и мы в меньшей степени думаем о бизнесе, как бы неприятно это для него не звучало».

С надеждой на поправки

Впрочем, с тем, что законопроект нуждается в доработке, соглашаются и депутаты. На обсуждении проекта в первом чтении глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин неоднократно повторил: пока принимается только концепция с оглядкой на европейскую практику, текст будет дорабатываться. О «хорошем конструктивном диалоге с поисковыми системами» говорит и Вадим Деньгин.

Сейчас свои предложения готовят крупнейшие российские интернет-компании. «Кто-то с большей инициативой, кто-то с меньшей, участвуют буквально все компании, которые только приходят в голову, – рассказывает Лениздат.Ру Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК). – Это бесконечный поток идей, предложений, поправок. Мы сводим все это в единую таблицу и 17 июня будем показывать законотворцам».

Вот только столь же бурное обсуждение отрасли было и у другого законопроекта, так называемого «закона о блогерах» (ныне ст. 10.2 ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). Но принят в 2014 году он был без всяких изменений, за исключением небольших корректировок в подзаконных актах.

Как считает интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, с вероятностью 99% то же самое случится и в этот раз. «Потому что голосовать за этот законопроект будут люди, которые в жизни не раз сталкивались с проблемой плохой информации в интернете, – рассказывает Лениздат.Ру омбудсмен. – Соответственно, они будут голосовать в рамках своей парадигмы, своего взгляда на вещи, и исправить это никак невозможно».  

Чуть более оптимистичен Сергей Плуготаренко, на его взгляд, в этот раз «надежда, конечно, слабая, но все-таки есть». А руководитель компании LiveInternet Герман Клименко и вовсе считает, что это разные истории. «Закон о блогерах сам по себе не предполагал, что там есть что менять, потому что основное обвинение было – он абсолютно зеркально повторяет закон о СМИ, и блогерам нельзя врать, обманывать, насиловать, убивать и грабить, – поясняет Клименко Лениздат.Ру. – Здесь же, как я понимаю, рациональное зерно присутствует, юридическое понимание какое-то тоже присутствует. Во всяком случае, каких-то панических настроений у меня нет».

Впрочем, не спасут никакие поправки и этот закон, считает Дмитрий Гудков. «Если будут, например, придуманы критерии достоверности и актуальности информации – это, конечно, будет лучше. Но это как с критерием пропаганды – какими они могут быть? Вот Якунин считает, что упоминание его шубохранилища неактуально. Как вы докажете, что это актуально?»

Закон и СМИ

Немалую угрозу закон в текущем виде может нести и для СМИ, считают эксперты. Кроме того, что сужение информационного поля может затруднить работу с информацией, интернет-СМИ, как и все остальные ресурсы, в равной степени попадают под действие закона.

«Получается вот что: онлайн-издание пишет заметку о случившемся с вашим мальчиком, потом мальчик понимает, что что-то ему эта заметка не нравится, и пишет в «Яндекс»: «Не выдавай больше в агрегатор новостей ссылку на эту выдачу», – объясняет Дмитрий Мариничев. – Другими словами, он удаляет ссылку на онлайн-СМИ».

Кроме того, у владельцев сайтов с информацией, на которые попросят исключить ссылки, не будет никакой возможности оспорить исключение ссылок из поисковой системы, – замечает пресс-секретарь «Яндекса» Ася Мелкумова. «Более того – сайты даже не смогут узнать причину исключения ссылок из поиска, потому что законопроект запрещает поисковым системам озвучивать причины прекращения доступа», – уточняет пресс-секретарь в комментарии Лениздат.Ру. Закон никак не конкретизирует и объем, в котором информация должна быть удалена из поиска.

«Мы предполагаем, что герои некоторых новостей могут воспользоваться правом удалять неактуальную информацию старше трех лет и захотят удалить ссылки на неприятные им новости, – рассказывает Ася Мелкумова. – В первую очередь это ударит по работе информационных сайтов и СМИ, доступ к которым будет невозможен через поисковые сервисы».

С другой стороны, Сергей Плуготаренко уверен: после первого же применения закона в отношении СМИ «поднимется такой крик», что в закон придется вносить изменения. «Поэтому эти моменты нужно искоренять сейчас, до принятия закона, тем более, что его применение к СМИ нарушит многие другие законы», – заключает директор РАЭК.

В том, что закон вообще не должен отразиться на интернет-СМИ, уверен Герман Клименко. «К ним закон не имеет никакого отношения, он регулирует только изъятие из поисковика ссылок на какие-то материалы, – рассказывает Лениздат.Ру руководитель LiveInternet. – Мне кажется, паника, которая раздувается в Москве, например, «гипотетически СМИ могут потерять массовый трафик», – это, скорее всего, лишь нагнетание спора».

Ящик Пандоры

То, что закон не устраивает всех, – нормально, уверен Вадим Деньгин. «Закон может устраивать 50%, еще какое-то количество,  рассказывает Лениздат.Ру депутат.  Но, по крайней мере, мы нашли решение проблемы, как людям избавиться от той информации, которая не соответствует действительности. И это не обсуждается. А каким методом – предлагайте, мы готовы к конструктивному диалогу». 

«В таком варианте, в котором он есть, этот закон ненормальный и неадекватный, – тем не менее считает Дмитрий Мариничев. – Он ставит под угрозу большое количество наших поисковых систем, фактически заставляя их модерировать выдачу, принимать решения о хорошести или нехорошести данных, это удар по бизнесу». Кроме того, замечает интернет-омбудсмен, законопроект в нынешнем виде в силе регулировать не только глобальные поисковые системы, такие как «Яндекс» или Rambler, но и любое поле поиска на любом сайте.

«То есть законодательно вы начинаете регулировать чуть ли не весь интернет, – заключает Мариничев. – Это путь в никуда, все должны будут когда-нибудь с кем-нибудь судиться. Такой поразительный радикализм законодательства – он не дает никаких векторов развития индустрии. Я не понимаю, зачем это нужно. Если вычеркивать историю, вы будете находиться в туманности Андромеды, вы просто придумаете себе прошлое».

«Самым чудовищным» с юридической точки зрения называет готовящийся закон Дмитрий Гудков. «Группа чиновников решила под себя принять законопроект, при этом наплевав на интересы общества и интересы бизнеса, – уверен депутат. – Открывается ящик Пандоры, потому что создается прецедент: практически любая информация, если ее посчитают неактуальной, может быть удалена». 

Свобода всегда ограничивается постепенно, считает депутат. «Сначала она ограничивается в политике, потом в науке, а потом уже будет ограничиваться и для СМИ. Скоро уже нельзя будет кататься на роликах, самостоятельно определять взаимоотношения внутри семьи и так далее, – заключает Дмитрий Гудков. – Такое наступление – и инерция системы, как каток, дальше проедется по всем».

Катерина Яковлева