Медиановости /
Версии, Медиасреда

10 декабря 2015 14:02

Зачем СМИ превращают ИГИЛ в ДАИШ

Зачем СМИ превращают ИГИЛ в ДАИШ
 
Начиная с декабря 2015 года в российских СМИ аббревиатура ИГИЛ все чаще заменяется на вариант ДАИШ. Лениздат.Ру опросил медиаэкспертов, чтобы разобраться в новой тенденции. Часть журналистов говорит о необходимости щадить чувства законопослушных мусульман, другие считают инициативу лицемерием.
 
Безопасно и политкорректно
 
Согласно статистике компании «Медиалогия», волна переименования ИГИЛ в ДАИШ началась 30 ноября 2015 года (деятельность группировки ИГИЛ (ДАИШ) признана террористической и запрещена в России). Тенденцию подхватили, в частности, LifeNews, «Россия сегодня», «Известия», «Военное обозрение» и ВГТРК в лице руководителя МИА «Россия сегодня» и телеведущего Дмитрия Киселева. Последний прокомментировал новшество, отметив, что новая аббревиатура не требует обязательного уточнения (согласно закону о СМИ) о «запрещенной в РФ организации». Напомним, решение Верховного суда о признании ИГИЛ террористической организацией вступило в силу 13 февраля 2015 года. «Пора заканчивать с ИГИЛом не только в военном плане, но и в лингвистическом… Ведь ислам не должен ассоциироваться с варварством терроризма», — заметил Киселев.
 
Меж тем в Центре защиты прав СМИ поставили под сомнение этот повод использовать название ДАИШ. «Все-таки надо обязательно указывать, что это запрещенная террористическая организация, ведь речь идет о той же самой структуре», — сказал Лениздат.Ру представитель Центра.
 
Когда тенденция стала явно заметной, блогеры предположили, что есть указание сверху писать так, а не иначе. Официально это не подтверждалось, а многие СМИ используют оба варианта написания, более старый, как правило, в скобках. «Мы это делаем, во-первых, поскольку это употребляемая на Западе аббревиатура. Во-вторых, чтобы не задевать мирных мусульман. Вы заблуждаетесь, считая, что вообще есть какие-то официальные указания. Это жизнь — кто-то пишет так, кто-то — иначе», — заявил Лениздат.Ру Арам Габрелянов, глава холдинга News Media, которому подконтрольны LifeNews и «Известия».
 
Габрелянов не ошибается, говоря о принятой на Западе практике. В сентябре 2014 года глава МИД Франции Лоран Фабиус призвал повсеместно использовать название Daesh. После терактов в ноябре 2015 года название устоялось. «Даэш» по-французски или ДАИШ в укореняющемся в России варианте — это аббревиатура «Исламское государство Ирака и Шама» на арабском. (Русское сокращение ИГИЛ включает в себя Левант, арабское и английское ISIS — Шам, оба слова подразумевают район Великой Сирии, включающий помимо Сирии современной Иорданию, Палестину и часть Аравийского полуострова). Так террористическую организацию называют в мусульманском мире — но только не на территориях, которые она контролирует. Поскольку название группировки в арабском варианте созвучно словосочетанию «попирать ногами» или «сеять раздор», боевики за это слово обещают вырезать языки и наказывать семьюдесятью ударами плетью.
 
В июне 2015 года премьер-министр Австралии Тони Эббот также призвал ИГИЛ впредь называть ДАИШ. «ДАИШ ненавидят, когда их так называют, а то, что не нравится им, инстинктивно нравится мне», — цитирует The Guardian Эббота. 
 
Члены британского парламента тогда же пытались убедить перейти к новому названию корпорацию «Би-би-си». Руководство «Би-би-си» отказалось, мотивируя это тем, что желает занимать нейтральную позицию, а не поддерживать противников группировки ИГИЛ.
 
Односторонние переименования, как правило, предпринимаются в качестве политического заявления. Из ближайших примеров — неофициальное название «Новороссия», широко употребляемое в российских СМИ, в то время как на Украине говорят исключительно о сепаратистах, а названия самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР пишут в кавычках. Кот д’Ивуар с 1985 года требует не переводить своего названия (Берег Слоновой Кости). Греция регулярно пытается обязать Македонию сменить название — в Афинах считают, что балканская республика незаконно присвоила себе имя эллинского царства. В переименовании ИГ в государственных СМИ сыграл роль Межрелигиозный совет России и Совет муфтиев. В ноябре 2015 религиозные организации официально обратились к журналистам с просьбой использовать название ДАИШ. Таким образом, официальная пропаганда РФ как бы лишает террористическое государство статуса подлинно исламского.
 
Экстремизм как сифилис
 
Руководитель АЖУРа и специалист по истории арабских стран Андрей Константинов, работавший в 1980-е годы военным переводчиком на Ближнем Востоке, считает подобные акты бессмысленными и уводящими в сторону от проблем. «Я не очень понимаю, зачем играть в эти игры, как страусы прятать голову в песок. Это не политкорректность, а попытка укрыться от проблемы. ИГ — только верхушка огромного айсберга, имя которому — исламизм. Это сложнейшая проблема и вызов. Думать, что решить его можно, используя аббревиатуру ДАИШ, примерно то же самое, что замазывать сифилитический шанкр тональным кремом», — сообщил Константинов Лениздат.Ру.
 
Глава АЖУРа также сравнивает попытку делить мусульман на «правильных» и «неправильных» с тем, как если бы нацистского коллаборациониста генерала Власова решили законодательно считать не русским. Также Константинов подчеркивает, что ИГ фактически является именно государством, а не подпольным террористическим образованием. «Роскомнадзор может говорить что угодно, но на территории данного государства проживает десять миллионов человек. Армейское вооружение, чеканка собственной монеты, — и 60 государств коалиции не смогут с ними справиться два года! Наши Военно-космические силы устраивают бомбардировки, пускают ракеты, а эти товарищи все никак не отправляются в ад. Ничего себе группировочка!» — выразил мнение Андрей Константинов.
 
Судя по выборке в соцсетях, названием ДАИШ пользуются почти исключительно отдельные СМИ и их паблики, а также сообщества, посвященные действиям российских вооруженных сил и добровольцев в Сирии и на Украине. Арам Габрелянов не считает, впрочем, что новая аббревиатура является менее узнаваемой для аудитории и менее употребляемой в новостях, чем прежняя. «Не большая заслуга — делать читаемые новости на войне и на страдании людей, нечем хвастать. Просто в России очень много людей, верящих в ислам. Это миролюбивая религия, подавляющее большинство мусульман честные, порядочные люди, любящие свою страну. Как сами они говорят, разговоры про «Исламское государство» их коробят. Никакой циркуляр в нашем решении точно не замешан», — подчеркнул глава News Media.
 
Военный корреспондент «Ленты.ру» Илья Крамник не уверен, что массовые переименования того стоят. «Я называю это «Исламское государство». У меня просто нет времени заниматься столь бессмысленными инициативами», — сообщил Крамник Лениздат.Ру.

Андрей Гореликов