Мнения /
Блоги

21 декабря 2019 12:13

Михаил Федотов: «Законодательство портится, новые форматы развиваются»

Михаил Федотов: «Законодательство портится, новые форматы развиваются»

Закон о СМИ в России - один из старейших в стране. Он был принят в декабре 1991-го, за два года до Конституции, провозгласившей вслед за законом о СМИ свободу массовой информации и запрет цензуры. Однако за прошедшее время он претерпел массу изменений. Особенно много их было в последние. И большинство, как считают в журналистском сообществе, не в пользу прессы. Менялся не только этот закон, но другие нормы права, касающиеся СМИ. Об этом, подводя итоги десятилетия, говорит и один из авторов закона о СМИ, доктор юридических наук, министр печати и информации Российской Федерации в 1992-1993 годах, и председатель Совета при президенте РФ по правам человека в 2010-2019 годах Михаил Федотов:

- У меня по итогам десятилетия впечатления противоречивые. С одной стороны, законодательство о средствах массовой информации и правоприменительная практика портятся. Наш законодатель нередко просто исходит из ошибочного представления, что, как сказал один депутат Госдумы: «Мы можем принять любой закон». Вот они и принимают любые законы, какие считают нужными, абсолютно не вдумываясь в доктрину правового регулирования СМИ. Эта доктрина выработана, она существуем минимум 30 лет, в ней есть свои принципы, понятия, логические конструкции, которые проверены временем и подтверждены наукой. Но депутаты, переделывающие законодательство о СМИ, считают, что правовая доктрина - это глупости и всё, что они напишут на чистом листе бумаги,  это и есть закон. Так они и работают. А в результате возникает юридическая  абракадабра, и те, на кого закон рассчитан, спрашивают Роскомнадзор: «Как нам это применять. Законодатель установил новые правила, но мы не понимаем, как их соблюдать. Мы готовы их соблюдать, но они друг другу противоречат». И самый наглядный тому пример – законодательство о СМИ-иностранных агентах. Согласно гражданскому и административному законодательству агентом может быть только субъект, но никак не объект правоотношений. Например, некоммерческая организация. Но дело в том, что СМИ – это объект правоотношений (форма периодического распространения массовой информации), а вовсе не их субъект. Поэтому в законодательных нормах о СМИ-иностранных агентах слова «средства массовой информации» можно легко заменить словами, например, «письменный стол». Здесь будет ровно столько же юридического смысла.

Но есть и другой итог десятилетия: появляются новые форматы в журналистике, новые виды СМИ. В этом десятилетии по-настоящему проявила себя интернет-журналистика. Раньше она только намечалась, была на побегушках у традиционных СМИ, а теперь стала вполне самостоятельной и неожиданно рентабельной. Если прежде газета имела печатную версию и старалась создать свой сайт, чтобы не отстать от моды, то сегодня все чаще издания вообще отказываются от «бумаги»,  целиком уходя в интернет. И плюс блогосфера развилась в самостоятельную область журналистики.

При этом говорить о том, что журналистика умерла я бы не стал. Никуда она не делась. Не имеет никакого значения, буковки напечатаны на газетной бумаге или появляются на экране компьютера. Разница только в том, что на экране можно добавить к тексту не только статичное изображение, но и двигающиеся картинки и звук, таким образом мультимедиа обогащает возможности современной журналистики. Кроме того, интернет-журналистика многократно повышает скорость распространения новостей в обществе. Но одновременно журналистика как форма генерирования новостей и мнений превращается из элитарной в массовую профессию – со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. В частности, резко возрастает опасность так называемых fake-news. Для борьбы с этой угрозой – а она вполне реальна - нужны адекватные средства, но, как обычно, государство выбирает наиболее простые, но далеко не самые оптимальные.