Медиановости /
Конфликты, Несвобода слова

12 февраля 2020 18:31

Цена информации: почему журналистов обвиняют в вымогательстве

Цена информации: почему журналистов обвиняют в вымогательстве

Уже больше года в Петербурге в суде слушается дело создателя и главного редактора портала FinNews Владимира Шевченко. Обвиняют его по статье, которая в последнее время все чаще стала применяться к журналистам – вымогательство. Практические любые переговоры корреспондента или редактора с потенциальным инвестором или просто героем материала могут обернуться обвинением в шантаже. «Лениздат» вспомнил наиболее громкие случаи журналистского «вымогательства» последних лет и попросил юристов прокомментировать эту статью закона применительно к СМИ.

Владимира Шевченко, напомним, обвиняют в вымогательстве 1,2 миллиона рублей у «Россельхозбанка». По версии представителей компании и следствия, Шевченко специально писал негативные статьи о банке, чтобы потом предложить за деньги прекратить подобные публикации. По словам самого журналиста, подобные тексты действительно выходили у него на сайте, но только потому, что это была интересная информация, а 1,2 миллиона – это цена двухлетнего «информационного партнерства» (инициатором которого был сам банк) – размещения пресс-релизов и лояльности к нему и в остальных публикациях.

Шевченко задержали в марте 2018-го, едва на его счет поступила часть средств от банка. 20 месяцев, пока шло следствие и первые судебные заседания, журналист провел в СИЗО. Сайт FinNews с тех пор не обновлялся, фактически СМИ больше не функционирует. А самому Шевченко грозит до 15 лет лишения свободы, если его вина будет доказана.

Столь большой срок наказания обусловлен тем, что речь идет о вымогательстве в «особо крупном размере» (от одного миллиона рублей). А как показывает практика, в делах журналистов чаще всего и фигурируют суммы, тянущие на «особо крупный».

Вспомним наиболее громкие случаи последних лет, когда журналистов обвиняли и судили за вымогательство.

***

Александр Шварев, обозреватель информационного агентства «Росбалт»

Наиболее известное на данный момент дело о вымогательстве заведено в отношении обозревателя «Росбалта» Александра Шварева. У него еще и два отягчающих обстоятельства – во-первых, «особо крупный размер» – 50 тысяч долларов, во-вторых,  создание ОПГ, которой он якобы и руководил.

Как следует из обвинения, Шварев совместно с Алишером Абдуллаевым и другими неустановленными лицами в октябре 2018 года опубликовал на сайте rucriminal.info статью, в которой говорилось о связи казахстанского бизнесмена Кенеса Ракишева с российской мафией и его возможной причастности к «делу Шакро Молодого». По данным «Интерфакса», «на требование пресс-службы бизнесмена удалить ложную информацию, Шварев и Абдуллаев якобы потребовали передать им 50 тысяч долларов (около 3 млн 310 тысяч рублей по курсу 2018 года). В случае отказа журналист угрожал продолжить распространять ложные и дискредитирующие предпринимателя сведения».

Правда, об этом эпизоде Ракишев и его представители почему-то вспомнили и решили обратиться в российский суд с заявлением о вымогательстве год спустя. Заявление было подано 1 ноября 2019-го и, как отмечают адвокаты журналиста, в тот же день было возбуждено уголовное дело без опроса самого бизнесмена, а следом Шварева объявили в международный розыск. 11 ноября он был заочно арестован. Сам Александр и его семья находятся в Латвии, где им было предоставлено убежище.

Обвинение в вымогательстве, надо отметить, возникло на фоне другого уголовного дела – о клевете, где заявитель – олигарх Алишер Усманов.

Все спорные материалы, по обеим статьям, выходили в интернете на сайтах, которые не зарегистрированы как СМИ. В «Росбалте», где также были публикации Шварева на тему Усманова, Ракишева и Шакро Молодого, своего обозревателя поддерживают и считают невиновным, а уголовные дела – формой давления на журналиста. В апреле 2019-го в редакции издания и дома у Шварева прошли обыски. В «Росбалте» отмечали, что правоохранителей особенно интересовали жесткие диски с материалами о Шакро. А адвокаты журналиста жаловались, что домой к нему силовики вломились, имея постановление на обыск, вынесенное в отношении совсем другого Шварева, ранее судимого уроженца Костромы.

По обвинению в вымогательстве журналисту может грозить до 15 лет лишения свободы, за клевету – штраф до пяти миллионов рублей. Александр Шварев полностью отрицает свою вину.

***

Игорь Рудников, главный редактор газеты «Новые колеса»

В деле калининградского главреда газеты «Новые колеса» Игоря Рудникова был очень «убедительный» потерпевший – глава местного Следственного управления Следственного комитета, генерал Виктор Леденев. По первоначальной версии следствия, журналист вымогал у него 50 тысяч долларов якобы за прекращение публикаций в своем издании порочащих сведений о руководителе СК. При этом посредником в переговорах был бывший заместитель полпреда по СЗФО Александр Дацышин.

Сам факт встреч редактора и генерала никто не отрицал. И даже от 50 тысяч долларов журналист формально не отказывался, но объяснял, что согласился взять их у главы СК как компенсацию за траты, понесенные во время проведения журналистского расследования о покушение на себя самого. На Рудникова двое напали в 2016 году, когда он был не только главредом, но и депутатом областной думы. По его словам, один из злодеев держал, второй ударил ножом. Было заведено уголовное дело, но к лету 2017-го нападавшие все еще не понесли наказания. Об этом в «Новых колесах» вышло несколько текстов. И примерно в то же время в газете появились публикации об особняке, стоимостью около 3,5 миллионов евро, в котором стали часто замечать генерала Леденева, хотя формально он ему не принадлежал.

1280x1024_7swWrUlmjyw.jpg

Как выяснил суд, Леденев сам был инициатором переговоров с Рудниковым. Было несколько встреч. А 1 ноября генерал передал помощнице редактора папку с документами по делу о нападении, среди бумаг оказались и 50 тысяч меченых долларов. В тот же день Рудникова задержали, и больше полутора лет он провел в СИЗО. Слушания дела были перенесены из Калининграда, где все судьи были так или иначе знакомы с обеими сторонами конфликта, в Петербург.

Развязка истории произошла уже непосредственно во время оглашения приговора, когда судья неожиданно для всех переквалифицировала дело с «вымогательства» на «самоуправство». Она сочла, что Рудников не шантажировал Леленева, так как во время переговоров ни разу не шла речь о новых материалах, которые могли бы появиться в газете в случае отказа. А угрожать уже опубликованными текстами невозможно. В этом и была главная юридическая уловка всего процесса.

Наказание по статье о «самоуправстве» значительно мягче, чем за «вымогательство». Леденев и Дацышин были приговорены к обязательным работам, но их тут же зачли в срок пребывания в СИЗО и под домашним арестом. Оба были отпущены на свободуиз зала суда.


Мнение эксперта

Ирина Оникиенко, партнер юридической фирмы Capital Legal Services:

- На сегодняшний день российская судебная практика имеет целый ряд громких примеров привлечения журналистов к уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 163 УК РФ (вымогательство). При этом угроза распространения в СМИ сведений, порочащих публичных лиц, может подразумевать как размещение новой информации, так и дальнейшее распространение уже опубликованной, а сведения быть как достоверными, так и сфальсифицированными. В последнем случае речь будет идти уже о совокупности вымогательства и клеветы (128.1 УК РФ).

Увеличение количества дел против журналистов можно расценивать как оказание давления на прессу. Однако сама по себе публикация достоверных материалов, пусть и негативного содержания, является правом, гарантированным СМИ законом, и потому не может быть уголовно наказуемым. Преступным деянием является именно предъявление требования о вознаграждении, и каждый такой случай должен рассматриваться в отдельности.

Факт вымогательства должен подтверждаться конкретными доказательствами (показаниями свидетелей, результатами экспертиз, сведениями, полученными в результате оперативно-розыскных мероприятий и пр.), подтверждающими как объективный факт шантажа, так и корыстную цель, с которой действовал недобросовестный журналист. Последнее обстоятельство особенно важно, так как совершение всех действий, формально соответствующих признакам вымогательства, но направленных на возникновение договорных отношений между потерпевшим и обвиняемым, должно быть квалифицировано как принуждение к совершению сделки (179 УК РФ).

При недоказанности совершения подсудимым действий, предусмотренных статьями 163, 179 УК РФ, лицо должно быть оправдано в связи с отсутствием состава преступления. Кроме того, в отдельных случаях суд может изменить квалификацию на более мягкую, как это было в случае с Игорем Рудниковым.

фото: предоставлено Capital Legal Services


***

Евгений Фельдман, гендиректор издательской компании «ИДР-Формат», и Андрей Красавин, заместитель главного редактора входившего в компанию журнала «Компания».

 Дело о вымогательстве журналистами 200 тысяч у группы «Сумма» расследовалось почти два года, но в суд так и не попало – было закрыто за отсутствием состава преступления. За это время и обвиняемые успели лишиться работы, и потерпевшие пересели на скамью подсудимых.

Началось все в 2017 году с выхода в журнале «Компания», который издавал «ИДР-Формат», критического материала о «Сумме» и ее руководителе Зиявудине Магомедове. После этого представители «Суммы» связались с редакцией. Сначала пообщались с заместителем главного редактора Андреем Красавиным, а вскоре к переговорам подключился гендиректор издательства Евгений Фельдман.

Первоначально считалось, что издатель вымогал у руководства компании 200 тысяч евро (6 миллионов рублей). За эти деньги он якобы был готов не выпускать другие материалы, которые могли бы нанести ущерб имиджу «Суммы», например, о ее причастности к рейдерским захватам. И компания согласилась на эти условия. После того, как деньги поступили на счет, указанный Фельдманом, он и Красавин были арестованы. Суд отправил их под домашний арест. Примерно через год меру пресечения смягчили до подписки о невыезде.

А к концу лета 2018-го пришло заключение лингвистической экспертизы (ее выполняли специалисты Центра судебных экспертиз Минюста) переговоров журналистов с советником президента «Суммы» Константином Паниным. Он ходил на встречи по согласованию с правоохранителями с диктофоном. И эти записи легли в основу уголовного дела. Однако эксперты не нашли в словах Красавина и Фельдмана требований и угроз в адрес «Суммы», наоборот они обнаружили лишь, что ответы издателя спровоцированы самим Паниным. Иными словами – он предлагал, а журналисты соглашались. И речь в итоге шла о «комплексе услуг по размещению информационных сообщений».

В конце 2018-го уголовное дело было закрыто. В начале 2019-го об этом узнали обвиняемые. К тому времени «ИДР-Формат» уже сменил собственника, а журнал «Компания» и вовсе закрылся. А совладельцы группы «Сумма» Зиявудин и Магомед Магомедовы с марта 2018-го находились в СИЗО по обвинению в организации преступного сообщества, особо крупных растратах и мошенничестве.

***

Олег Лурье, журналист-расследователь, гендиректор издательского дома «Алиса Инвест», главный редактор журнала Jeans.

В 2009 году Тверской суд Москвы приговорил к восьми годам заключения журналиста Олега Лурье по статье о вымогательстве. Стороне обвинения удалось доказать, что Лурье в 2006 году требовал 50 тысяч долларов у сенатора Владимира Слуцкера за непубликацию негативных статей о нем и его тогдашней супруге Ольге Слуцкер.

На суде сообщалось, что Лурье подготовил три публикации о госпоже Слуцкер – гендиректоре сети фитнес-центров World Class Clubs, о том, как складывалась ее бизнес-карьера до замужества и о ее возможной причастности к убийству генерала Трофимова. Переговоры о невыходе этих материалов в свет журналист якобы вел с помощником сенатора Сергеем Олейником, но в итоге все равно тексты появились на сайтах Stringer.ru, «Антикомпромат.ru» и «Компромат.ru».

Олег свою вину полностью отрицал и утверждал, что указанные тексты не писал. Владельцы сайтов также подтвердили, что получили их не от него. На суде всплыла расписка Лурье в получении денег от Олейника. Журналист объяснял, что брал их в долг на месяц. А 50 тысяч просил за рекламу фитнесс-центров Ольги Слуцкер.

До истории с вымогательством Лурье был известен как довольно скандальный журналист-расследователь. Он в середине 1990-х успел поработать в пресс-службе Госдумы, был помощником главы ЛДПР Владимира Жириновского, потом трудился в «Экспресс-газете», «Новой газете», в холдинге «Совершенно секретно», был шеф-редактором ИД «Час Медиа». Он писал о швейцарских счетах Бориса Ельцина, обвинял тогдашнее руководство «Альфа-групп» в причастности к наркоторговле (в итоге газета «Версия» была вынуждена заплатить «Альфе» 7,5 миллионов рублей).

В 2000-м на Лурье было совершенно нападение на следующий день после того, как он выступал в эфире НТВ, обличал администрацию президента и некоторых олигархов. Тогда Юрий Щекочихин называл случившееся «акцией устрашения журналистов, которые исповедуют принципы свободы слова». Но в 2008 после ареста Лурье по обвинению в вымогательстве и в 2009-м во время суда СМИ освещали процесс нейтрально, напрямую не защищая коллегу.

Срок по приговору впоследствии удалось сократить вдвое. Олег Лурье вышел на свободу в декабре 2011 года, проведя 2,5 года в СИЗО и еще 1,5 года в колонии строгого режима в Заполярье.


Мнение эксперта

Александр Алымов, журналист, руководитель проекта «Мониторинговый центр» в Совете по правам человека при Президенте РФ:

- Несомненно, подобные обвинения [в вымогательстве] очень серьезны, и поэтому важно, чтобы при их возникновении правоохранительные органы очень внимательно изучали все нюансы. Нельзя исключать, что такие обвинения могут являться способом давления или банальной мести журналистам или СМИ, которые отказались вести зависимую редакционную политику.

Разумеется, нельзя исключать и того, что журналисты могут оказаться виноватыми. В любом случае важен контекст ситуации, чтобы понимать это наверняка, и лучше, если при подобных обвинениях расследованием будут заниматься не местные силовые органы, так как они могут быть заинтересованы.

фото: www.facebook.com/alymovalex


***

Виктория Габышева, корреспондент городской муниципальной газеты «Эхо Столицы»

За громким скандалом в прошлом году наблюдали жители Якутска. В марте новый мэр города Сардана Авксентьева подала в правоохранительные органы заявление, как она писала, «по факту информационного шантажа», а по сути о вымогательстве, в отношении журналистки Виктории Габышевой.

Чиновница в своем Instagram писала, что «Виктория Г., действуя по поручению одного из застройщиков, выдвинула мне требование отозвать из суда исковое заявление администрации города к этому застройщику (по известному земельному спору об участке в самом центре города), выдать ему новое разрешение на строительство и ряд других менее значимых “просьб”». За свои услуги журналистка якобы могла получить от застройщика 7 миллионов рублей.

Сама Габышева – известная в городе правозащитница. Поэтому такие обвинения со стороны мэры вызвали у кого удивление, у кого возмущение. Виктория, комментируя ситуацию изданию SakhaDay.ru, объясняла откуда взялись 7 миллионов, застройщик и предложения мэру. По ее словам, с предыдущим градоначальником была договоренность, что журналистка помогает найти компанию, которой нужна поддержка властей в решении какого-то вопроса в рамках закона; мэр должен был решить их проблему, получив себе имиджевые «плюсы»; взамен довольные мэр и предприниматель должны были  выкупить в пользу многодетной семьи дом самой Габышевой, как раз за 7 миллионов, который она долгое время не могла продать. После выборов власть в городе сменилась, но Виктория попыталась со своим предложением выйти на Авксентьеву.

Через полгода после заявления мэра СК сообщил о прекращении уголовного дела о вымогательстве в связи с отсутствием состава преступления.

***

Как обезопасить себя:

Записан и интерпретирован как вымогательство может быть любой разговор, а также переписка (в том числе сфальсифированная) журналиста с кем бы то ни было. Чтобы у следователя было меньше поводов заводить уголовное дело:

- стоит делегировать все финансовые вопросы коммерческим службам редакции, если такие имеются.

- не нужно обсуждать деньги в «личных» беседах или переписках. Выдернутое из контекста сообщение в мессенджере может оказаться доказательством вины.

- помните, что «джинса» в любом случае чревата если не уголовной ответственностью, то репутационными потерями. Лучше научиться делать качественную «нативную рекламу», которая будет интересна и заказчику, и аудитории.

- необходимо фиксировать поступающие от потенциальных «обвинителей» угрозы, сохранять хотя бы сканы их писем и сообщений, попытаться записать устные «предложения».

- старайтесь заранее, до выхода материала, предлагать второй стороне любого конфликта или герою негативной информации прокомментировать ситуацию.

Подготовила Елена Ожегова