Медиановости /
Конфликты, Медиасреда, Петербург

7 марта 2021 17:31

Конфликты вокруг «Золотого пера» – что произошло после рассылки письма Максимом Кузахметовым

Конфликты вокруг «Золотого пера» – что произошло после рассылки письма Максимом Кузахметовым

В конце февраля главный редактор газеты «МК» в Питере» Максим Кузахметов разослал 44 членам жюри премии «Золотое перо» письмо (копия в наличии у редакции). В нём он резко отозвался о некоторых коллегах-журналистах. Письмо вызвало неоднозначную реакцию в медиасообществе Петербурга. Кузахметов просил коллег хорошо подумать перед голосованием за победителей «Золотого пера» в этом году.

После рассылки письма и огласки в СМИ несколько членов жюри вышли из его состава. Так, о выходе заявила экс-журналист Татьяна Александрова. Петербургский журналист, политолог, член жюри «Золотого пера» с момента его основания Юрий Светов также ушёл из конкурса. Отказ от участия в жюри и работе оргкомитета он назвал «трудным решением» для себя, об этом сообщает АБН: «Сформулированная идея основателей “Золотого пера” во главе с Андреем Константиновым позволяла ему долгое время жить, хотя много конкурсов за это время загнулось. Но последние годы в силу поляризации в обществе и по другим причинам он из конкурса журналистского мастерства, по моему мнению, превратился в конкурс политических предпочтений», — считает Юрий Светов. Письмо Максима Кузахметова и «оскорбительный тон по отношению к Андрею Чепакину» журналист назвал последней каплей. Он добавил, что другие конфликты тоже дали о себе знать, вынудив его отказаться от участия в этом году. Так, председателем жюри в этом году стал главный редактор петербургской редакции газеты «Ведомости» Сергей Балуев.

Участвовать в работе жюри отказался и председатель Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России, главный редактор «Санкт-Петербургских ведомостей» Дмитрий Шерих. В своём комментарии для Лениздату он говорит:

– От участия в жюри «Золотого пера» я отказался по одной причине, которую прямо назвал моему коллеге Сергею Балуеву – человеку, которого я искренне уважаю. Мне кажется, никакие усилия самого лучшего председателя жюри не способны сделать конкурс прозрачным и объективным, пока принцип формирования жюри остаётся прежним. Пока в него входят все бывшие обладатели Гран-при – ведь это означает и безразмерный состав, и элементы профанации (прямо скажем, не все гран-призёры внимательно изучают поступившие на конкурс работы), и преобладание определённых политических симпатий. Мы ведь знаем, к чему это приводило в прошлые годы: иногда победителями становились далеко не самые сильные номинанты. Временами это носило анекдотический характер. Для того, чтобы вернуть «Золотому перу» былой статус, нужны серьёзные перемены. Об этом же, насколько мне известно, говорили накануне конкурса два из трех учредителей «Золотого пера». Жаль, что их позиция была проигнорирована.

1280x1024_Шерих.jpg

Дмитрий Шерих также сообщает, что ситуация с письмом Максима Кузахметова – «свидетельство того, что наше журналистское сообщество разобщено, что оно не цельно, фактически распалось на фрагменты, и между фрагментами случаются ожесточенные словесные войны». Шерих считает, что интересы профессиональной отрасли должны быть в приоритете. Для того, чтобы разобраться в истинных причинах написания письма, мы попросили Максима Кузахметова объяснить – что именно побудило его обратиться к коллегам таким образом:

– Моё письмо не было спонтанным или каким-то особенно эмоциональным. Я просто хотел обратить внимание, что члены жюри при голосовании должны быть более внимательны. И делать свой выбор не из проявления дружеских чувств к тому или иному человеку.
А сама история началась ещё в декабре, когда директором телеканала «Санкт-Петербург» был назначен Александр Малькевич. Для меня этот человек стоит в одном ряду с Киселёвым, Соловьёвым и прочими откровенными пропагандистами. Причём за своё особое усердие он попал под персональные санкции.
Я с удивлением увидел поздравление с назначением, которое написал фотограф Андрей Чепакин — обладатель премии Гран-при «Золотого пера» в минувшем году. Коллеги по жюри решили, что он более достоин, чем Михаил Золотоносов или Венера Галеева.
Так как с Чепакиным мы давно знакомы, я обратился к нему напрямую: понимает ли он, что Малькевич «нерукопожатный»? Но Андрей мне ответил в том духе, что «политикой не интересуется». Это поразило меня. Как же так? Ведь Чепакин — лучший журналист Санкт-Петербурга, а не просто обладатель приза в номинации «Спорт». То есть он теперь влиятельная медиаперсона. И его мнение имеет определённый вес. Тогда я спросил у него об отношении к жуткой истории с фотографом Давидом Френкелем. Но Андрей и на это дал удивительный ответ: «Френкель — это не самый лучший пример, как надо работать фоторепортёру».
И вот прошло несколько месяцев. Малькевич со всей энергией приступил к своим обязанностям. И в феврале на телеканале «Санкт-Петербург» вышел сюжет, где Малькевич называет Френкеля «известным провокатором», а его фотографии — подделкой. Я опять связался с Чепакиным: хорошо ли это? И Андрей ответил, что «Френкелю этот бесплатный пиар только в плюс».
После этого я и решил обратиться к членам жюри. И в своём письме действительно не стал подбирать эвфемизмов для Малькевича, а Чепакину пожелал оказаться со сломанной полицейскими рукой. Ведь это так полезно для пиара!

1280x1024_кузахметов.jpg

Сам Давид Френкель не читал разосланное сообщение, но узнал о конфликте через СМИ. Он комментирует ситуацию так:

– Мне хочется верить, что произошло какое-то недоразумение. Господин Малькевич совершенно откровенно у себя в эфире бравировал тем, что он не будет указывать авторство моей фотографии, потому что я «провокатор». Нетрудно догадаться, что под «провокацией» подразумевается история с тем, как сотрудник полиции сломал мне руку. Господин Малькевич имел тесные связи с медиаактивами бизнесмена Пригожина, которые активно распространяли самую разную ложь про эту историю: от тех самых обвинений в провокации до просто откровенного вранья, что я ничего не ломал. Не могу поверить, чтобы честный и уважающий себя человек, известный заслуженный журналист, стал бы солидаризироваться с такой позицией. Тем более называть такое откровенное и хамское нарушение журналистской этики и авторских прав — «бесплатным пиаром», буквально повторяя слова господина Малькевича из того самого эфира.

Сам Андрей Чепакин на наш вопрос о том, что он думает по поводу публикации письма Максима Кузахметова, ответил: «Даже не читал этот бред. Не интересно».

Однако Александр Малькевич на письмо Кузахметова отреагировал на своей странице в Facebook: «Основная суть письма заключалась в том, что товарищ предлагал всем… осудить одного из лауреатов премии “Золотое перо”. И такие санкции должны быть применены из-за того, что коллега Андрей Чепакин в фейсбуке… (та-дам!) поздравил меня с назначением генеральным директором телеканала.  Всё по канонам, прямо в “лучших” традициях каких-то непонятных времён: дескать, предлагаю предать коллективному остракизму, “лишить премии”, наказать, покарать и так далее. То есть вина достойного журналиста заключалась только в том, что он написал мне “Поздравляю с назначением”. Действительно, “ужасный поступок”. Как он мог? Не спросив разрешения у коллективного “либерального политбюро”)) <…> Автор письма, с которым последний раз живьем мы виделись лет десять назад, описывал меня в выражениях какого-то абсолютного биндюжника и трамвайного хама. Журналисты – мастера слова, но мне казалось, что оно ближе к литературе, чем к базару».

В то же время Максим Кузахметов сообщил Лениздату, что уже после рассылки письма ему стало известно, что впервые за несколько лет он не вошёл в состав жюри. Кузахметов комментирует:

– Как мне пояснили, это «решение оргкомитета». Более того, председатель жюри Сергей Балуев сказал, что очень этому рад. Одним словом, я тем более считаю, что моё обращение к коллегам было очень важным и своевременным. Потому что я сам уже никак не смогу повлиять не решения о награждении «лучших из лучших».

При этом хочу отдельно обратить внимание, что вопрос о том, как вообще формируется жюри «Золотого пера» — запутан. Несколько лет назад прекрасную схему отбора предложил Пётр Годлевский. Но учредителей премии не устроила утрата контроля над столь важной темой. И всё вернулось к прежней системе: непрозрачной и не очень понятной. Поэтому я не удивлюсь, если оргкомитет на каком-то этапе подберёт такой состав жюри, что Гран-при получит Малькевич. 

Но пока в составе жюри точно есть порядочные люди. Например, те, кто ранее становился обладателем Гран-при: Диана Качалова, Татьяна Лиханова, Денис Кротков, Ирина Тумакова, Лев Лурье и другие. И я очень надеюсь, что в этом году они помогут получит главный приз тому, кто его реально заслужил: Галине Артёменко.

3 марта Союз журналистов СПб и ЛО сообщил об окончательном формировании состава жюри конкурса «Золотое перо»-2020. В него вошли 44 человека, среди которых есть и лауреаты «Гран-при» разных лет, и те, кто пробует себя в этой роли впервые. Так, в итоговый список вошли руководители традиционных СМИ и новых медиа, некоторые победители и обладатели «Гран-при» конкурса прошлого года. С полным списком состава членов жюри «Золотого пера»-2020 можно ознакомиться по ссылке.

Сергей Балуев говорит о составе этого года так: «Хотелось, чтобы жюри “Золотого пера” было эффективным и поэтому достаточно компактным, чтобы в нём появились новые лица и чтобы его состав отражал разнообразие петербургских медиа. Не все желающие поработать в жюри этого года оказались включены в его состав. Я надеюсь, что они смогут поучаствовать в этом благородном деле в будущем».

Конкурс «Золотое перо» проходит с 1995 года. В конце января этого года Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области объявил о старте приёма заявок, который продлится до 31 марта. Призовой фонд конкурса в этом году составит 800 тысяч рублей.