Мнения /
Интервью

15 апреля 2022 19:21

Ника Самусик: «Когда меня задерживали, я высоко над головой поднимала пресс-карту и громко объявляла, что я журналистка»

Ника Самусик: «Когда меня задерживали, я высоко над головой поднимала пресс-карту и громко объявляла, что я журналистка»Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

Это история юной петербургской журналистки Sota.Vision Ники Самусик, которую на момент нашего разговора уже задерживали семь раз. Через несколько дней её задержали снова. Из-за своих фоторепортажей летом 2021 года девушка была фигуранткой уголовного дела, а этой весной она оказалась под угрозой отчисления из СПбГУ.

ОЧАРОВАНИЕ СПбГУ

В 2019 году Ника переехала из северного Мурманска в чуть менее северный Петербург и начала учиться на биологическом факультете СПбГУ. Из-за обширных интересов к непохожим друг на друга наукам будущая журналистка решила, что хорошим компромиссом для неё станет биология. Для девушки было важно поступить в СПбГУ. В родном городе она не видела перспектив, подала документы в Мурманский университет на всякий (худший) случай. 

— Для меня было наигрустнейшим вариантом — не поступить в СПбГУ и поступить в Мурманский вуз, а потом на следующий год снова сдать ЕГЭ и снова пытаться попасть в СПбГУ.

Поступила сразу. Пришло моментальное очарование университетом, новым городом, будущими однокурсниками. 

— Ничего себе! Какой тут всё-таки разрыв интеллектуальный, как это прекрасно с ними [однокурсниками] сейчас общаться. Я никогда себя умной не считала, поэтому для меня это, конечно, был эффект-вау.


СЕМЬ ЛЕТ ЗА ПЕРФОМАНС 

Журналистика для девушки – увлечение, переросшее в профессию и единственный источник дохода. Ника училась в художественной школе, где в ней с детства воспитывали любовь к визуальному творчеству. В 2017 девушке подарили её первый фотоаппарат. До этого она активно делала снимки на телефон. Журналистка говорит, что и раньше, и сейчас старается видеть эстетику жизни во всех её проявлениях.

В 2020-м Ника с подругой завела Telegram-канал, где часто ссылалась на Sota.Vision. Её привлекала их оперативность и достоверность. Девушкам удалось устроиться на работу в любимое издание. 

— Наши эмоции были такие, – делится Ника, – а так можно? Оказалось, что можно. Оказалось, что о нас даже знали!

До того, как девушке выдали пресс-карту, она дважды выходила с пикетами. Один из них – в поддержку журналистов. После решила, что не будет смешивать журналистику с активизмом. 

— Естественно, у меня есть своё мнение, но я не совмещаю журналистику с активизмом. С тех пор, как мне выдали пресс-карту, я ни разу не выходила с пикетом. Я стараюсь общаться с активистами с точки зрения получения информации об их деятельности для того, чтобы это было полезно мне как журналисту. 

Тем не менее задерживают её наравне с активистами. Так, например, произошло летом 2021 года, когда Ника снимала перфоманс «Контрольный выстрел» художника Павла Крисевича на Красной площади. Юноша пустил себе в голову холостой патрон. Так акционист выразил протест против свободы и волеизъявления россиян. Павла и Нику задержали и предъявили обвинение по статье о хулиганстве (ст. 213 УК РФ). Тогда девушка «была при полном параде: пресс-карта, редакционное задание». Журналистку отпустили через двое суток. Художник до сих пор в СИЗО. Ему могут назначить до семи лет. За съёмку предыдущего перформанса Крисевича «Сфера души русского человека» Нику удерживали десять суток. 

Девушка хочет состояться как визуальная журналистка и создавать «максимально крутую картинку тех же протестов». Она чувствует отдачу от аудитории и радуется, когда у неё получаются хорошие кадры. Написание текстов Нику тоже интересует. Для неё привлекательна возможность иллюстрировать собственный текст своими фотографиями. 

— Если говорить именно о глобальных планах, то я не знаю, чего можно добиться журналистикой в России.

При этом девушка собирается стать биологом. Единственный момент – ей уже угрожали отчислением. 

 

1280x1024_b9c23703-4bed-48f0-b535-2d01c6dc78ab.jfif

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

«ИМ ПЛЕВАТЬ. ИМ ПЛЕВАТЬ НА ВСЁ»

Задержания Ники стали некой традицией, фотографии девушки с полицейскими – своеобразной классикой. Если ввести в поисковике «Ника Самусик», вы увидите такие заголовки: «Ника Самусик дала первое после освобождения из ИВС интервью», «Полиция удерживает журналистку Sota Нику Самусик почти 11 часов…», «Полиция пришла с обыском в общежитие СПбГУ, где живёт журналистка Ника Самусик». Количество задержаний девушки растёт с каждым месяцем, а учитывая современную обстановку, вряд ли скоро пойдёт на спад. При этом Ника – журналистка, и имеет законное право освещать акции протеста. 

— Когда меня задерживали, я высоко над головой поднимала пресс-карту и громко объявляла, что я журналистка. Никто не обратил абсолютно никакого внимания. За освещение митинга, который проходил 24 февраля, я оказалась в списках на отчисление. 

Потом Нику задерживали ещё дважды. Один раз отпустили без протокола. Оба раза она была в жилете, с пресс-картой и редакционным заданием. 

— Самое смешное, — улыбается Ника, — В Законодательном собрании Санкт-Петербурга от ГУ МВД России выступал Роман Плугин. Он сказал, что в жёлтых жилетах ходят не журналисты, а провокаторы. 

По одному из своих задержаний девушка подавала заявление по 144 статье УК РФ о законной деятельности журналистов. «Если дело политическое, судьи не слушают абсолютно. Им плевать. Им плевать на всё», — считает девушка. Однажды ей предъявили неповиновение законному требованию сотрудника полиции. При этом Ника сама предложила полицейскому пройти в автозак.

— Если к делу прикладывают рапорт сотрудника полиции, просто пишут формулировку «нет оснований не доверять сотруднику полиции» и всё – тебя сажают на «энное» количество суток или дают какой-нибудь штраф. Какие ни приводи доводы, они выстреливают раз в сто дел.


ОТЧИСЛЕНИЕ ИЗ СПбГУ

Если раньше Ника отделывалась административными наказаниями в виде нескольких дней отсидки в СИЗО, то после работы на протестной акции 24 февраля она оказалась на грани отчисления с третьего курса вуза, в который девушка мечтала поступить ещё со школьных времён. 

Теперь наступило разочарование в университете. У Ники нет вопросов к процессу обучения, её восхищают многие преподаватели. Но к остальным моментам вопросов масса.

В марте, например, под угрозой отчисления из СПбГУ оказались десятки студентов. В том числе и Ника. После публичной огласки комиссия ректората рассмотрела дела 46 студентов и предложила назначить им выговоры. Что будет с Никой – пока неизвестно. С ней эта комиссия не беседовала.

Однако в сложные моменты журналистка ещё больше влюбляется в свой факультет. Одногруппники собирают деньги на передачки. Преподаватели поддерживают в соцсетях. Неравнодушные создают открытые письма. 

— Мне кажется, биофак достаточно оппозиционен. В открытом письме в поддержку Путина со своего факультета я насчитала буквально фамилий пять, наверное.

 

1280x1024_3ea0525e-d8dc-401b-846b-645a98a844e3.jfif

Фото: Алексей Душутин / «Новая газета»

«ОГРОМНЫЙ КЛУБОК ТРЕВОГИ»

Родители Ники смотрят на журналистскую деятельность дочери с беспокойством и негативом в адрес правоохранителей – «это довольно непоколебимая вещь». Они просят заканчивать заниматься этой профессией, потому что это опасно. 

Ника с ними согласна, но, пока степень опасности не превышает определённые границы, она продолжает работать. По мнению девушки, сейчас она не очень интересна сотрудникам полиции, «у них есть рыбы покрупнее». 

Сегодня журналистке во время работы приходится конспирироваться: надевать маску, шапку, чтобы скрыть зелёные волосы, и снимать происходящее с крыш или из окон заведений. Не хочется новых задержаний. Но правоохранители всё равно подходят проверять документы.

Как сказала Екатерина Шульман*, России с нами лучше, чем без нас. Девушка согласна с этим, но понимает тех, кто хочет уехать. 

— Кто-то уезжает, возможно, чуть менее обоснованно, чем те, кому грозит реальная опасность. Если мы вспомним людей, которые пару раз выходили с пикетами, например, в Барнауле, им всё-таки чуточку безопаснее оставаться в своём городе, чем людям из Фонда борьбы с коррупцией**. Это ж экстремистская организация. Но люди также беспокоятся о собственном комфорте и в этом нет ничего страшного. 

Сейчас журналистка не чувствует себя в безопасности.

— Меня иногда перетряхивает, когда я слышу шум на лестнице. Я думаю: вот-вот ворвутся с обыском. Это такой непосредственно личный эгоистичный страх.

Но больше Нику беспокоит то, что со страной и её друзьями-активистами будет дальше.

— Много всего может произойти. Это создаёт огромный клубок тревоги, который сидит внутри каждого, кто хоть что-то слышал о политике. 

 

*В день публикации этого материала политолог Екатерина Шульман была внесена в реестр СМИ-иноагентов

**Внесён Минюстом в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента; ФБК - организация, признанная экстремистской, запрещённая в РФ и ликвидированная Верховным судом

Валерия Мещерякова