Полезное

30 марта 2024 19:57

«Это как рулетка»: медиаюрист Светлана Кузеванова о том, как СМИ маркировать иноагентов, нежелательные и экстремистские организации?

«Это как рулетка»: медиаюрист Светлана Кузеванова о том, как СМИ маркировать иноагентов, нежелательные и экстремистские организации?Фото: Shutterstock

Площадка «Вместе медиа» совместно с медиаюристом и автором Telegram-канала «Кузеванова рассказывает» Светланой Кузевановой провела вебинар, на котором рассказала о том, как редакциям работать с законодательством об иноагентах, экстремистских и нежелательных организациях.

«Лениздат.ру» собрал самое важное о том, как правильно помечать иностранных агентов, экстремистские, террористические и нежелательные организации, какие реестры важны для СМИ и что нельзя делать медиа, если деятельность какой-то организации признали запрещенной. 

Иностранные агенты 

Реестр иностранных агентов Минюста РФ

С 1 декабря существует единый реестр СМИ, НКО и людей, выполняющих функции иностранных агентов. Представители Минюста говорили, что единый реестр появился для упрощения практики применения соответствующего законодательства. Отчасти это так, но с тех пор закон об иноагентах (Федеральный закон № 255-ФЗ «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием») пополнился ограничениями и запретами. В большей степени они касаются не СМИ, а самих иностранных агентов. 

Требования по маркировке иностранных агентов есть как для самих иноагентов, так и для средств массовой информации. Ставить пометку при упоминании иностранного агента обязаны только зарегистрированные СМИ. Это касается не только печатной прессы, телевидения, радио, интернет-изданий, но и их соцсетей. 

Если конкретная страница, канал или какой-то другой формат распространения информации в соцсети, позиционируемый как принадлежащий средству массовой информации или являющийся его продолжением, то требования по маркировке распространяются и на него. 

Стоит подчеркнуть, что сайты, которые не зарегистрированы как СМИ, не обязаны ставить пометку об иноагентах. Даже если сайт выглядит как медиа, содержательно похож на медиа и работает как медиа, но при этом нет формальной регистрации в качестве средства массовой информации, то он не обязан ставить на своих материалах пометки при упоминании иноагентах. Под «принадлежностью» не имеется в виду исключительно юридическая формальная принадлежность, это также касается содержания и позиционирования. 

Что считать материалом, произведенным иностранным агентом?

Потенциально подлежит маркировке:

  • Тексты, написанные иноагентами;

  • Тексты, опубликованные в медиа, которые признаны иноагентами — неважно, целый ли это текст или цитата;

  • Выступления, комментарии или экспертные мнения, которые дает иностранный агент;

  • Интервью;

  • Любые новостные сообщения, где упоминается иностранный агент. 

Что делать с материалами, в подготовке которых участвовал агент? 

Важно, какова степень участия иностранного агента. Если публично транслируется, что иноагент принимал участие в создании, то нужно маркировать. 

Например, если вы пишете о фильме и знаете, что автором этого материала был иностранный агент, однако именно в тексте это не упоминается, надобности маркировать такой материал нет.

Какой должна быть пометка об иностранном агенте?

СМИ должны в любой свободной форме давать своей аудитории понимание, что лицо признано иностранным агентом.

Так называемая длинная пометка — НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН… — ставится только самими иноагентами. Она не обязательна для СМИ. 

Для СМИ достаточно короткой пометки. Например: 

  • звездочка и надпись «иностранный агент» (не важно, в конце или в начале текста); 

  • слово «иноагент» в скобочках после названия организации, СМИ или упоминания имени иноагента и т. д.

Любая из формулировок будет допустимой, поскольку нет законодательно установленной формы этой пометки.

Нет жестких требований, какого содержания должна быть эта пометка и какого размера.  В практике, как правило, применяется следующий подход: пометка должна быть видимой, хорошо читаемой, контрастной фону.

Однако не будет достаточным, если не поставить звёздочку и сделать только сноску в конце, без звёздочки. Не все читатели читают материалы до конца, в тексте необходимо дать пометку (например, ту же звездочку), чтобы «зацепить внимание» и обозначить, что где-то будет примечание к этому слову. 

А как маркировать иноагентов на ТВ или радио?

До сих остается много вопросов о том, как маркировать иноагентов на телевидении. Есть две основных стратегии действий: делать дисклеймер в начале материала или помечать иностранного агента в титрах.

При этом редакции СМИ, журналисты и редакторы не несут ответственности в случае, если сообщение было передано без пометки об иностранном агенте в прямом эфире. 

Но есть важный момент: если потом это записанное сообщение размещается на сайте издания, дублируется в эфире и т. д., то этот материал должен быть дополнительно промаркирован (нужно вставить в видео плашку с иноагентом, подписать на сайте, что в видео упоминается иностранный агент).

Если говорить о документальном фильме, интервью, экспертном комментарии иноагента в материале, то лучше сразу ставить плашку с подписью о том, что говорящий или тот, о ком он говорит, иноагент. 

Кроме того, на материалы с упоминанием иностранных агентов нет ограничения по времени распространения. Часто у работников телевидения включается механизм: раз это «запрещёнка», значит можно показывать это только с 23:00 до 6:00, а в дневное время нельзя. Но материалы, связанные с иноагентами, в эту категорию не попадают.

Нет необходимости размещать контент с иноагентом исключительно ночью —  он может выходить свободно в дневное время, но он безусловно должен быть промаркирован как материал «18+».

Иноагентов так много… А что будет, если я случайно поставлю пометку, упоминая человека или организацию, которая не признана иноагентом?

За ложную пометку об иноагентстве не предусмотрено ответственности. Сама организация или иноагент, если вы не обнаружили свою ошибку и не убрали маркировку, может оспорить это. Однако пока сложно придумать механизм, которым этот человек или организация воспользуются. 

Будет ли считаться рекламой упоминание иноагентов в хорошем ключе или, например, ношение их мерча? 

С недавнего времени запрещена реклама информационных ресурсов иностранных агентов, а также размещение рекламы на таких ресурсах для российских граждан и организаций.

Если говорить о физических лицах-иноагентах, то их, в принципе, рекламировать можно. А вот рекламировать ресурс, например, YouTube-канал, нельзя. Соответственно, реклама мерча иноагента, например, свитшота — это не реклама информационного ресурса иноагента, это реклама продуктов, которые создаются под брендом.

Важно смотреть на то, что конкретно рекламируется и что конкретно нужно продвигать. 

Если у сайта уже есть маркировка 18+, нужно ли ставить дополнительную пометку под материалом с упоминанием иноагента? 

Считается, что нет. Нельзя исключить, что у Роскомнадзора не возникнет вопросов, почему отдельный материал не промаркирован. Как правило, достаточно общего знака информационной продукции на всё издание. Если у вас стоит маркировка 18+ на сайте, дополнительных маркировок не нужно. 

Кто несет ответственность, если СМИ нарушило законодательство об иноагентах (например, не поставило маркировку иноагента)? 

Ответственность несет юридическое и должностное лица. Это общий принцип наложения штрафов по Кодексу об административных правонарушениях. 

Должностным лицом может быть редактор или директор, в зависимости от того, какая структура организации. 

За нарушение требований маркировки информации об иностранном агенте и его материалах ч. 2.1-2.3 ст. 13.15 КоАП РФ предусматривают штрафы:

  • от 2 до 2,5 тысяч рублей — для физических лиц; 

  • от 4 до 5 тысяч рублей — для должностных лиц; 

  • от 40 до 50 тысяч рублей — для юридических лиц.

Кейс из практики:

Борис Гребенщиков* включен в реестр иноагентов, а группа «Аквариум» нет. Нужно ли помечать песни «Аквариума» в эфире? 

Юристы расходятся во мнениях. «Аквариум» в отрыве от Гребенщикова*, вероятно, существовать не может, поэтому, вероятно, нужно ставить пометку, что он является иностранным агентом. 

Экстремисты и террористы 

Федеральный список организаций, признанных террористическими (ведёт ФСБ)

Перечень общественных объединений и религиозных организаций, признанных экстремистскими (ведёт Минюст РФ)

Если мы говорим про экстремистские и террористические организации, то правила маркировки для них одинаковые. 

Что можно или нельзя делать с экстремистскими организациями? 

Если пометку об иноагентстве должны ставить только средства массовой информации, то при распространении информации об экстремистских/террористических организациях все должны ставить соответствующую пометку.

Юристы рекомендуют каждый раз, когда вы упоминаете террористическую/экстремистскую организацию, лучше ставить пометку — даже если вы просто человек, который ведет свой Telegram-канал. Хорошая новость в том, что пока нет ни одного случая, когда обычных людей привлекали бы к ответственности за нарушение этого правила. 

Сама пометка может быть любой, поскольку нет установленного образца или шаблона. 

Пример маркировки: 

  • Признана экстремистской/террористической организацией, деятельность которой запрещена в России;

  • Организация признана экстремистской/террористической и т. д.

Пометка необходима, когда мы упоминаем организации, а не лиц, которые находятся внутри этой организации, которые её возглавляют или являются идеологами, руководителями, учредителями и так далее. 

Если в подкасте или радиопередаче упоминается экстремистская организация, нужно ли проговаривать, что она признана экстремистской, или стоит запикать её название? 

Если есть возможность на монтаже добавить фразу «организация признана экстремистской/террористической», можно добавить. Однако можно и запикать название, в зависимости от контекста разговора.

В целом, допустимо ставить маркировку такой организации в описании материала (если речь идёт о контенте, размещенном в интернете). В таком случае следует писать (или упоминать) это в самом начале подкаста или радиопередачи. Случаев в практике, когда медиа привлекались за то, что не маркировали в описании такую организацию, не было. 

К видеоматериалам требования жестче, но тут возможно проговорить в эфире, что организация признана экстремистской или террористической, или наложить титр с соответствующей маркировкой. 

В целом не запрещено писать про экстремистские или террористические организации. 

Однако тут очень тонкая грань. Допустим, есть экстремистская организация, у лидера которой вы взяли интервью. В его словах могут быть признаки и экстремизма, и оправдания экстремизма, и оправдания терроризма. Тут крайне важно выдержать баланс и посмотреть, про что этот материал.

Абсолютно запрещено финансировать, донатить и призывать донатить, а также демонстрировать символику экстремистских организаций. 

Нужно помнить, что символика в обывательском понимании и символика в юридическом смысле — разные вещи. Символика некоммерческих организаций (именно они могут признаваться экстремистскими, а коммерческие организации не могут признаваться таковыми) прописана в их уставных документах. То есть это не просто символы, которые мы ассоциативно связываем с организацией. Например, «радуга» — это не символика в юридическом значении. Но сейчас приходится признавать то, что по факту не является символикой, просто для того, чтобы не подвергать себя риску и не попадать на административные штрафы. 

Уже в практике есть кейсы, когда радуга признается символикой экстремистского сообщества, поэтому СМИ (да и всем людям) желательно её не использовать. Здесь следует руководствоваться не законом, а практикой. 

Нужно ли ставить маркировку, если материал, в котором упоминается экстремистская/террористическая организация, размещен в интернете, до того, как её таковой признали?

Здесь речь идет о так называемых длящихся правонарушениях. Считается, что длящееся правонарушение — это правонарушение, отсчет срока привлечения в котором отсчитывается не с момента, когда его совершили, а с момента, когда оно было обнаружено. И правонарушения в интернете часто являются длящимися, потому что опубликованная информация постоянно находится в сети. И вот к этим постам применяются так называемые правила длящихся правонарушений.

В судебной практике есть эпизоды, когда привлекали людей, например, за посты об организациях, которые на момент публикации еще не были признаны экстремистскими, и, разумеется, пометки в них не было. Затем организация признавалась экстремистской, и распространение материалов о ней в интернете уже считалось нарушением. 

Нежелательные организации 

Перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории РФ (ведёт Минюст)

Тема маркировки нежелательных организаций стоит особняком. Нет требований в законе помечать нежелательные организации, нет ответственности за это, поэтому маркировка таких организаций — это в некотором смысле «рулетка».

При этом в отношении нежелательных организаций гораздо более жесткие требования, чем в отношении иноагентов и экстремистских/террористических организаций. 

Если про иноагентов, экстремистские/террористические организации можно писать и рассказывать, то в случае с нежелательными организациями — ничего нельзя. 

Нельзя участвовать в деятельности нежелательных организаций, в частности: 

  • сотрудничать с нежелательными организациями;

  • репостить их материалы;

  • публиковать ссылки на их материалы или ресурсы; 

  • размещать цитаты;

  • брать экспертное мнение сотрудника нежелательной организации;

  • давать комментарии;

  • участвовать в подкастах и т. д. 

Так, даже упоминание, что нежелательная организация провела исследование, или ссылка на неё как на первоисточник может расцениваться как участие в деятельности нежелательной организации. 

А если нежелательная организация цитирует контент нашего СМИ?

Если нежелательная организация берет контент медиа или ссылается на СМИ без его ведома, то само СМИ не несет за это никакой ответственности

Если кто-то из корреспондентов вашего медиа дает комментарий или стрингерствует изданию, признанному нежелательной организацией, то это может расцениваться как помощь ей. 

Нужно ли редакциям мониторить перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга?

Реестр Росфинмониторинга создан исключительно для того, чтобы им пользовались кредитные банковские организации и некоторые другие, но не СМИ и обычные пользователи. 

Внесенные в этот перечень — это люди, в отношении которых возбуждены дела, проводятся проверки или проводится какая-то правовая работа по экстремистским и террористическим статьям. Перечень ведет Росфинмониторинг, чтобы банки могли актуализировать информацию, кто находится в этом перечне, и блокировать счета. Эта процедура предусмотрена законом: если в отношении человека возбуждено дело, например, по экстремистскому законодательству, то это является основанием для попадания в реестр Росфинмониторинга.

В этом реестре есть и люди, и организации. То есть туда включены и экстремистские организации, которые есть в отдельном реестре. 

Для СМИ нет требования маркировать людей-экстремистов, есть требование маркировать экстремистские организации. 

Из-за очень нестабильной практики есть юристы, которые придерживаются точки зрения, что «чистить» нужно все — то есть убирать, например, с сайта все материалы, в которых упоминаются террористические и экстремистские, а также нежелательные организации. 

Журналисты и руководители СМИ стратегически должны сами решить, нужно ли вставлять эти пометки, касающиеся перечня экстремистов и террористов Росфинмониторинга. 

*Борис Гребенщиков признан Минюстом РФ иностранным агентом