Медиановости

22 ноября 2011 19:23

"Курьер-Медиа": "Комментарий мы получили, а не придумали"

Кандидат-единоросс Долгополов не имеет отношения к перелому руки, полученному 72-летним Николаем Шкалиным. Пенсионер рассказывает, что помощники молодого политика даже пытались спасти его, но не успели. Рассказывает он это издательскому дому "Курьер". А редакцию Лениздат.Ру дочь Шкалина заверила, что ее отец с журналистами принципиально не общается. И ни одному из них комментариев не давал.

По версии издательского дома "Курьер-Медиа" "обет молчания" Николай Шкалин нарушил в районе 16-17 ноября. Сейчас он лежит в больнице с открытым переломом руки и прочими травмами. Получены они были 13 ноября на митинге против уплотнительной застройки. До публикации "Курьера" полуофициальная версия произошедшего гласила следующее: местные жители, давно борющиеся за свой микрорайон, решили провести митинг. Мероприятие принципиально проходило без партийной символики. Туда приехал кандидат Максим Долгополов – сам он был в единороссовском шарфике, а его коллеги – с прочими атрибутами партии власти. В конце концов Шкалин, Долгополов и кандидатские помощники встретились в кузове "Газели", служившим трибуной. Шкалин просил Долгополова снять шарф, Долгополов просил жителей разойтись, помощники ничего не просили, а просто пытались скинуть Шкалина с машины. Что, якобы, в итоге, и сделали.

Эта версия не выдержала критики. Спустя три-четыре дня после печальных событий корреспонденту "Курьер-Медиа" все же удалось получить комментарий самого Шкалина, который пролил свет на произошедшее. "Ни Максим (Долгополов – прим. Лениздат.Ру), ни его товарищи к моей травме никакого отношения вообще не имели! Видимо, справедливороссы нагреваются на этой теме", - цитирует издание Шкалина. Эсеры в комментарии, приведенном в "Курьере", возникли не случайно. Дело в том, что статья рассказывает о том, как Долгополов объяснял жителям, что "уплотниловки" не будет, а эсеры-провокаторы пытались устроить потасовку и кидались камнями.  "Наоборот, когда все началось, помощники Долгополова подошли ко мне и сказали: "Дед, здесь опасно находиться". Тут я увидел, что на платформу запрыгнули несколько людей в масках, – приводит слова пенсионера  "Курьер". - Кто-то из этой шайки меня сдернул вниз. Я упал. Потом услышал, как кто-то сказал: "Не трогайте его, у старика открытый перелом". Помню только, что было много крови".

Таким образом, становится очевидно, кто в действительности виноват в потасовке и последующем травмировании пенсионера. Смущает лишь одна деталь: Шкалин с "Курьером" не общался. Шкалин вообще не общался ни с одним журналистом после 13 ноября. Принципиально. Даже с Лениздат.Ру он не общался – об отце изданию рассказала дочь, Мария Шкалина.

Статья в "Курьере" датирована 18 ноября. 20 ноября Мария Шкалина в специальной группе жителей микрорайона в "Вконтакте" написала: "Уточнила: (данное сообщение было создано по итогам публикации "Курьера", и дочь пострадавшего специально проверила информацию – прим. Лениздат.Ру) ни одной газете, ни одному ТВ каналу, в т.ч. интеренет-ТВ Н.И. Шкалин никаких комментариев не давал! Вообще никому. И не собирается. Принципиальная позиция. Идет следствие - пусть милиция работает (в правоохранительные органы после инцидента было подано заявление от пострадавшей стороны – прим. Лениздат.Ру)".

Такая позиция своего собеседника "Курьер" не смущает. Поскольку "тема скользкая" журналист издания специально вел аудиозапись разговора. "Где-то 16-17 ноября наш корреспондент ходил к Шкалину в больницу. Действительно общался с ним, что мы можем подтвердить имеющейся диктофонной записью. О том, что наш сотрудник представляет издательский дом "Курьер-Медиа", пострадавшего он уведомил", - пояснила Лениздат.Ру гендиректор издательского дома "Курьер-Медиа" Светлана Яркова.

Лениздат.Ру снова обратился за комментарием к Марии Шкалиной. По телефону она уверила издание, что отец с журналистами не общался. Отметим, последней странностью в данной истории является выбор редакции "Курьер-Медиа", кого отправить отрабатывать "скользкую тему". Дело в том, что статья подписана неким Василием Нестеровым. Однако в разделе "редакция" на сайте издания, где перечислены сотрудники "Курьера", такого не значится. Очевидно, что сенсационный текст стал пробой пера внештатного корреспондента.

Олег Мухин