Медиановости /
Власть, Конфликты, Несвобода слова

9 января 2014 20:10

Условное "оправдание" Аксаны Пановой

Условное

На протяжении двух лет журналистка Аксана Панова будет лишена права работать по профессии. Такое решение вынес Ленинский райсуд Екатеринбурга. Сторонники экс-главреда "Ура.Ру" считают приговор способом "заткнуть рот журналистке". Не получится, отмечают юристы, журналистка сможет на законных основаниях продолжить работу в медиа.

Как ни странно, независимые наблюдатели считают вынесенный приговор мягким. Аксана Панова обвинялась сразу по четырем эпизодам, максимальный срок наказания составлял 15 лет. За неимением доказательств обвинение в мошенничестве (якобы редактор сняла со счетов "Ура.Ру" 12 млн рублей) было признано недействительным задолго до вынесения приговора. Второе обвинение – в вымогательстве – отклонили по истечению срока давности. Вина Пановой в злоупотреблении служебным положением также не была доказана.

Таким образом, в деле остался один эпизод: вымогательство 1 миллиона рублей у бизнесмена Константина Кремко. Пановой присудили 2 года условно с 3-летним испытательным сроком, а также запретили в течение двух лет работать в СМИ.

Перемена климата в головах

Корреспондент Фонда защиты гласности по СЗФО Роман Захаров считает, что такое "благополучное решение стало результатом перемены климата в головах представителей российской власти". Захаров убежден: настоящие авторы приговора находятся в Кремле.

Действующий мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, поддерживающий Аксану на протяжении всего судебного процесса, отметил в Facebook: в глазах всех "думающих людей сегодня в России условный срок равен полноценному оправданию".

Директор Центра защиты прав СМИ, медиаюрист Галина Арапова в разговоре с Лениздат.Ру отметила, что два года условного срока – это обычное наказание за инкриминируемое Пановой преступление (вымогательство). "Это не демонстрация силы со стороны правоохранительных органов, – уверена Арапова. – В качестве примера могу привести противоположную ситуацию, когда буквально перед Новым годом, 24 декабря, редактору воронежской газеты "Молодой коммунар" вынесли четыре года реального срока за якобы взятку".

Запрет на профессию

Недоумение вызывает наказание в виде запрета на профессиональную деятельность в течение двух лет. Уголовный кодекс, по словам управляющего партнёра Коллегии медиаюристов Федора Кравченко, действительно предусматривает в качестве одного из видов наказания запрет заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности на срок от шести месяцев до пяти лет.

Однако опрошенные Лениздат.Ру юристы не смогли припомнить ни одного похожего случая в судебной практике современной России. Арапова подчеркнула, что запрет на профессиональную деятельность накладывается в случае, если преступление связано с ней напрямую. "Например, в ситуации, когда приговор вынесен в отношении учителя-педофила", – объяснила медиаюрист.

По мнению Араповой, установив такой запрет в отношении Аксаны Пановой, суд указывает, что она совершила не просто коммерческое преступление, а деяние, связанное с ее работой в качестве журналиста и главного редактора. Галина Арапова отмечает: узнать позицию суда по этому вопросу адвокаты подсудимой смогут после изучения резолютивной части приговора.

По мнению Ройзмана, запрет – прежде всего способ "заткнуть рот оппозиционной журналистке. "Ну как относиться? – комментирует в соцсети этот пункт приговора Евгений Ройзман. – Утром тебе должны были отрубить голову и ты был к этому готов. Вместо этого тебе отрубили ногу. Можно, конечно, порадоваться. Но как-то не очень искренне получается".

Противоречивый приговор

Между тем, реализация приговора остается под вопросом – он содержит в себе противоречие. Так, условный характер наказания предполагает, что Аксане Пановой запрещено менять место работы и жительства без уведомления государства. Однако на данный момент Аксана – главный редактор созданного ею после уголовного преследования редакции "Ура.Ру" портала Znak.com, что вступает в противоречие в установленную запретом работу в журналистике.

"По логике вещей, после вступления приговора в силу Панова не будет иметь возможности ни занимать должность главного редактора, ни заниматься творческой деятельностью, в частности, публиковать материалы под своим именем, – говорит медиаюрист Галина Арапова. – Ей придется покинуть редакцию Znak.com".

По мнению Араповой, нарушение запрета может повлечь за собой замену условного срока на реальный. "Если будет доказано, что Панова публиковала какой-либо материал даже под псевдонимом, это тоже может быть расценено как нарушение условий отбытия наказания", – отмечает директор Центра защиты прав СМИ.

Впрочем, ее коллега Федор Кравченко уверен, что запрет можно обойти. "Если ее издатель захочет с ней сотрудничать, ограничить на практике эту возможность чрезвычайно сложно. Закон "О СМИ" предусматривает право автора и журналиста работать под псевдонимом, – говорит Кравченко. – Если они договорятся, то могут фиктивно публиковать материалы – поймать их за руку практически невозможно".

Он также отмечает: доказать, что работа журналистом на безвозмездной основе является нарушением запрета, будет крайне сложно. Кравченко подчеркивает: судебное решение устанавливает запрет лишь на открытую работу Аксаны Пановой в качестве профессионального журналиста.

С этой точкой зрения солидарен и Роман Захаров. "У нас официально по закону "О СМИ" журналистами называются только те, кто сотрудничает с зарегистрированным средством массовой информации, – подчеркнул он. – В этом заключается двойственность этого закона: ты можешь быть кем угодно, иметь какие угодно удостоверения Союза журналистов, награды и премии. Если у тебя нет договора или редакционного задания зарегистрированного СМИ, ты не являешься журналистом. Роман Захаров уверен, что Панова сможет обойти закон, если, действительно, захочет это делать.

Сама Аксана уверена, запреты – не помеха профессионалу. "Пока решение не вступило в законную силу, я буду работать. И потом тоже буду работать. Невозможно запретить заниматься журналистской деятельностью. У нас в стране свобода слова. Мне нельзя будет говорить то, что я думаю?" – так Панова прокомментировала запрет суда.

Роман Захаров с сожалением отметил, что давление профессионального сообщества и общества в целом никак не повлияло на ситуацию с приговором, вынесенным Пановой. Однако реакцию на уголовное преследование бывшего главреда "Ура.Ру" можно счесть как минимум неоднозначной.

Во-первых, противоречивой была сама оценка преступлений, которые вменялись Пановой в вину. На федеральном уровне журналистку поддержали, совсем по-другому ситуация сложилась на уровне региональном. Еще летом в адрес судьи по делу Пановой письмо отправил телеведущий Владимир Познер. По его мнению, решение суда может повлиять на судьбу не только Аксаны, но и всего медиасообщества. "Публичная порка, которую местная власть, включая полицию и прокуратуру, устроила Пановой, – явный сигнал всему остальному медиасообществу о том, что попытки расследования и обнародования фактов беззакония, чинимого представителями власти, будут жестоко преследоваться и караться", – указывает Владимир Познер в письме к судье.

Поддержали Аксану и коллеги: более двух тысяч подписей под обращением к президенту Владимиру Путину, главе МВД Владимиру Колокольцеву и генпрокурору Юрию Чайке поставили российские журналисты. Среди них – Дмитрий Муратов, Леонид Парфенов, Дмитрий Быков, Алексей Симонов, Михаил Фишман, Натэлла Болтянская, Юрий Сапрыкин, Наталья Осипова, Ирек Муртазин, Екатерина Винокурова, Олег Кашин, Андрей Козенко, Елена Чекалова и другие.

Однако на региональном уровне, как справедливо отметил Роман Захаров, поддержка была практически не ощутима. На екатеринбургских форумах пользователи пачками публикуют сообщения в духе "слишком малый дали срок". В сети также можно обнаружить сайты, посвященные "коррумпированной Пановой", где ее "коллеги" грозятся рассказать о журналистке "всю правду".

Впрочем, как подчеркивает сторона защиты, сдаваться без боя Панова не намерена. 13 января в Свердловский областной суд будет подана апелляционная жалоба, сообщила адвокат Пановой Анастасия Удеревская.

Анастасия Фролова