Медиановости /
Власть, Интернет, Несвобода слова

30 апреля 2014 16:03

Информационное поле экспериментов

Информационное поле экспериментов

29 апреля Совет Федерации одобрил ряд законов, которые кардинально могут поменять информационное поле страны в ближайшем будущем. Лениздат.Ру попробовал разобраться, каким именно трансформациям подвергнется медийное пространство.

На вчерашнем заседании чиновники рассмотрели три основных вопроса. Многие СМИ уже окрестили внесенные поправки «знаковым событием для истории российских медиа». И не случайно – даже неочевидно связанные со СМИ законы напрямую повлияют на освещение многих вопросов.

Первым сенаторы приняли «антитеррористический пакет» поправок депутата-единоросса Ирины Яровой. Большинством голосов Совфед поддержал введение уголовной и административной ответственности за «реабилитацию нацизма», получивший название по имени автора. По мнению Яровой, под это понятие подпадает несогласие с действиями советского руководства в период Второй мировой войны, отрицание вынесенного Международным военным трибуналом приговора, а равно отрицание деятельности армий стран антигитлеровской коалиции по поддержанию международного мира и безопасности во время Второй мировой войны, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности армий стран антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны, соединенных с обвинением в совершении преступлений, в том числе с искусственным созданием доказательств обвинения».

совфед.jpg

За нарушение предусмотрено до 5 лет лишения свободы и штраф до 1 млн рублей. Причем четкие критерии «реабилитации нацизма» так и не прописали – размазанные формулировки, которыми пестрит документ, открывают широкие возможности для их толкования. Особенно это удобно для работы с «нежелательными» материалами в СМИ: клеймо «пособник нацизма» существенно сказывается на репутации издания или телеканала, особенно когда его можно будет ставить на законных основаниях.

«Насколько я знаю, депутаты уже пытались продвинуть законопроект о нацпредателях, что СМИ должны транслировать исключительно точку зрения государства, - комментирует журналист Анастасия Миронова, бывший заместитель главного редактора сайта «Эха Москвы в Петербурге». -  Просто это будет сформулировано другим образом: российские СМИ должны работать в интересах народа, в интересах большинства. Возможно все. Даже то, что будут сажать за трансляцию точки зрения отличную от государственной».

Идею, а не исполнение закона о запрете одобрения нацизма поддерживает гендиректор «Оперативного прикрытия» Кирилл Метелев: «Я не могу сказать, что мне нравится то, каким образом закон о запрете реабилитации нацизма представляет Яровая, там есть элемент пиара, на мой взгляд. Но по сути, я считаю, что нам незачем позволять пропагандировать идеи нацизма».

Как слон в посудной лавке

Против «долгожданного» закона о блогерах, который также вошел в «антитеррористический пакет», проголосовал лишь сенатор от Владимирской области Антон Беляков, который, согласившись с главой СПЧ Михаилом Федотовым, отметил, что документ «слишком сырой» для того, чтобы принимать его в настоящем виде.

блогеры.jpg

С 1 августа авторы блогов с суточной посещаемостью более 3000 пользователей обязаны будут проверять достоверность публикуемой информации, не распространять сведения о частной жизни граждан, экстремистские материалы, соблюдать день тишины перед выборами и платить налоги с публикуемой на ресурсе рекламы. За неисполнение норм закона предусмотрен штраф до 500 тысяч рублей и блокировка ресурса, для которой решение суда необязательно.

Помимо блогеров, в этот же день были приняты поправки, запрещающие использование нецензурной брани на телевидении, радио, в кино, литературе, искусстве и театральных постановках. За нарушение предусматривается штраф для гражданского лица  в размере до 5 тысяч рублей, и до 50 тысяч рублей для юрлица.

 «Власть действует брутально, и видно, что те люди, от которых зависит качество этих инициатив, вообще не знают, что такое интернет. Нацелены эти законы на то, чтобы информационного пространства в России стало совсем мало, - прокомментировал ситуацию председатель совета фонда свободы информации Иван Павлов: - «Раньше власть просто игнорировала интернет, года полтора-два назад все изменилось – власть заметила интернет, увидела в нем страшную силу и, вместо того, чтобы воспользоваться этой силой, она решила с ней бороться»

Глава ИРСИ добавил, что эта борьба напоминает слона в посудной лавке: «Уйдут с Facebook на «Вконтакте», который, я так понял, полностью подконтролен российскому правительству. Ну, перестанут пользоваться Twitter. Что будет с «Яндексом», предположить сложно, а Google, наверное, закругляют. Но интернет такая штука, ее, конечно, можно запретить, но тогда надо запретить его полностью. А эти полумеры направлены на ленивых».

Самиздат и тамиздат

Лениздат.Ру опросил петербургских журналистов о том, по какому пути развития пойдут российские СМИ с учетом принятых поправок.

блогеры2.jpg

Анастасия Миронова, бывший заместитель главного редактора сайта «Эха Москвы в Петербурге»,  журналист: «Я думаю, что эти законы принимаются не для того, чтобы одним взмахом косы «зачистить» все информационное поле, а для того, чтобы сделать подконтрольными крупные медиа и крупных редакторов, которые все еще позволяют себе высовываться.  Хотя в сфере крупных СМИ уже давно все зачищено. Радикально на работу эти законы не повлияют. Тот же закон о реабилитации нацизма негласно существовал и до этого: журналисты непременно оглядывались на официальную позицию государства. Что касается судьбы СМИ, то все будет развиваться по классической схеме «медиа  в тоталитарном государстве».

Дмитрий Шерих, главный редактор «Санкт-Петербургских Ведомостей»: «На  СМИ это вообще никак не влияет, я думаю. Все эти законопроекты, нужно оценивать с правовой точки зрения, и тут, конечно, есть ряд противоречий. А сказать, что эти документы -  попытка взять информационное поле под контроль… Не знаю. Сколько исков было по поводу «Эха Москвы»? И об увольнении Венедиктова в том числе. И ничего, Венедиктов сидит и работает, а «Эхо» продолжает позволять себе довольно резкие высказывания по самым острым вопросам. В общем, мне кажется, что это все преувеличено. Вообще вопрос свободы слова  - он очень сложный, нельзя его сводить к конкретным ситуациям. В Европе одни подходы, в Америке – другие, у нас тоже свои представления о том, что такое хорошо, и что такое плохо. Поэтому исходить здесь из идеальных представлений или из американских представлений -  неправильно».

Евгений Вышенков, главный редактор 47News: «Я думаю, что в действительности ни то, ни то на СМИ сильно не скажется. Даже если взять историю с блогерами. Если мы говорим о блогерах, то для отдельно взятого человека это может быть неудобно и некомфортно, а в глобальном плане все не так катастрофично. Правда, тревожные мотивы все же присутствуют, тут есть смысл провести некоторые исторические параллели. Когда Великая Отечественная война началась, уже  через три дня все руководители на местах по всему Советскому Союзу дали приказ об изъятии радиоприемников и других средств, передающих информацию. И вот как раз все эти блогерские истории напоминают мне изъятие радиоприемников».

"Календарь цензуры"

Даты вступления в силу принятых Совфедом поправок:

До 9 мая - Закон Яровой о запрете реабилитации нацизма и критики действий советского руководства во времена Второй мировой войны. Задумывался "как подарок ветеранам ко Дню Победы". Санкции – до 5 лет лишения свободы и штраф до миллиона рублей.

1 июля - Запрет нецензурной брани в СМИ, литературе, театре, кино и искусстве. Санкции – штраф до 50 тысяч рублей.

1 августа - "Антитеррористический пакет" законов. Вводится наказание за ложные сообщения о теракте, запрет использования анонимных средств электронного платежа и ужесточение наказания за организацию массовых беспорядков. Санкции – до 5 лет лишения свободы.

1 августа – Закон популярных блогеров. Также входит в «антитеррористический пакет». Предусматривает обязательную регистрацию авторов, чьи блоги имеют суточную посещаемость более 3000 пользователей. Обязанность предоставления контактной информации. Запрет распространения информации экстремистского характера и личной информации граждан.

Санкции – штраф до 500 тысяч рублей и блокировка ресурса без решения суда.

Ирина Журавлева, Софья Сидорова

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.