Медиановости /
Петербург

27 ноября 2014 22:50

«Книжная лавка писателей»: три победы в суде и потерянный дом

«Книжная лавка писателей»: три победы в суде и потерянный дом

Сегодня завершился последний из серии судов между «Книжной лавкой писателей» и ведомствами: КУГИ и комитетом по печати. Из четырех судебных процессов «Лавка» выиграла три, но покинуть помещение на Невском ООО «Санкт-Петербургская книжная лавка - клуб писателей литературного фонда» все же придется. 27 ноября суд постановил компенсировать часть судебных издержек, накануне  - признал незаконным требование КУГИ по взысканию задолженности в 57 млн рублей. Лениздат.Ру разбирался в хитросплетениях истории и узнал, чем теперь рискует культурная карта города.

Через полтора года различных тяжб судебная  история ООО «СПбКЛП», видимо, подходит  к завершению. За это время «Книжная лавка писателей» отстояла законность льгот, отсутствие задолженности перед КУГИ и возмещение части судебных расходов. Самого главного уберечь не удалось – исторического места на Невском, 66 и названия-бренда.

Между двух ведомств

«История начиналась тихо и мирно, - рассказывает Олег Смакотин, экс-директор магазина, прошедший через все судебные тяжбы с ведомствами. – К нам (в «Книжную лавку писателей» - прим. Лениздат.ру) пришли специалисты из комитета по печати как инициаторы и КУГИ как приглашенные специалисты. В неофициальной беседе нам было сказано, что больше льготы продлять не будут, и надо бы помещение освободить. Естественно я ответил, что так просто это не выйдет».

После этого комитет по печати создал специальную комиссию. Осмотрев помещение, комиссия заявила, что под социально значимый вид деятельности используется лишь 49,8% общей площади помещения, следовательно, «Книжная лавка писателей» не осуществляет социальную деятельность и больше не может претендовать на государственные льготы. ООО «СПбКЛП» незамедлительно опротестовало это решение в суде, и суд встал на его сторону. По итогам уже судебной проверки выяснилось, что под «социально значимый вид деятельности» отведено более 70%  общей площади арендуемого помещения. Комитет по печати подал апелляцию, но изменить решение ему не удалось.

Тем временем уже КУГИ подал иск о взыскании задолженности в 57 млн рублей с «Книжной лавки писателей» и ее выселении. Имелась в виду разница между той льготной арендной стоимостью, которую платило общество, и той, которую оно платило бы без льготы.  «Это отдельная история абсурдности, потому что они не просто пытались взыскать разницу, а взыскать разницу за прошедшие полтора года, - рассказывает Олег Смакотин. – Комитет по печати нам  подтверждения льготы не дает, а арендодатель при этом говорит: «Ну, так как у вас нет подтверждения, то мы с вас еще и за прошедшие полтора года вычтем разницу. Плюс пени за то, что эта разница не выплачивалась». Получается, что я должен был обладать неким даром предвидения и за полтора года до того, как комитет по печати инициировал всю историю, предсказать, что это произойдет и начать платить полную ставку. В итоге у них получилась красивая сумма в 57 миллионов, которая должна была просто убить раз и навсегда «Книжную лавку писателей». Именно это требование и было признано незаконным 26 ноября 2014 года. Процесс тянулся долго из-за того, что после проигрыша комитета по печати в суде, КУГИ постоянно откладывал судебное заседание. «Видимо, пытались найти какие-то другие пути», - замечает Олег Смакотин.

Еще проще

Но на этом история не закончилась. «В конце концов, они нашли другой, действенный путь разрешения: расторгнуть договор «просто потому что», - говорит Олег Смакотин. В апреле 2014 года  КУГИ подал новый иск о выселении «Книжной лавки писателей», и этот иск был удовлетворен 17 июня 2014 года, а апелляция отвергнута  21 ноября. При этом помещение, которое находится в собственности города, организация арендует с 1995 года. Тогда с городом был заключен договор до 2010 года. После истечения срока, как сообщает Олег Смакотин, от КУГИ как представителя собственника пришло письмо, в котором этот договор был признан бессрочным. В декабре 2012 году расторгнут был уже бессрочный договор.

Конец истории

Последний процесс, который замкнул этот судебный массив, инициировала «Книжная лавка писателей», общество хотело возместить судебные расходы. За все это время на услуги юристов было потрачено более 90 тыс. рублей.  Сегодня суд постановил возместить треть этих средств - 30 тыс. рублей. «Ну, как говорится, хоть так, - замечает Олег Смакотин. – Это еще раз подтверждает правоту нашего иска по отношению к комитету по печати».

Впрочем, это далеко не все судебные убытки «Книжной лавки писателей». Репутационные и экономические  потери, которые понесло общество, насчитывают не один миллион рублей. После того, как комитет по печати в первый раз предъявил свои обвинения, естественным образом резко упало доверие к обществу и уровень продаж тоже начал падать.

Возрождение?

В сухом остатке: «денежные» и «репутационные» суды «Книжная лавка писателей» прошла с честью, а вот решению просто расторгнуть договор противостоять уже не  смогла. Здание на Невском,66 обществу придется покинуть.

«С точки зрения сухого экономического языка мы как юридическое лицо являемся «оператором», - говорит Олег Смакотин. – Но именно это юридическое лицо является наследником «Ленинградской Лавки писателей», история которой идет с 1935 года. И по сути именно это юридическое лицо сформировало этот бренд».

Собственно говоря, бренд и остается.  

По словам пресс-службы комитета по печати, «Книжная лавка писателей» никуда не денется, а возродится и станет активным пропагандистом развития и популяризации чтения в Петербурге.  Еще в июне, после первого решения о выселении, комитет Смольного и общественные писательские организации Петербурга выработали единую позицию в отношении работы книжного магазина на Невском пр, 66. Магазин должны передать под эгиду Санкт-Петербургского Дома писателя. Как сообщает Смольный, эта передача «Книжной лавки писателей» «ставит своей целью возрождение утраченной ею за последнее время роли знакового культурного центра Санкт-Петербурга, возвращение функций не только популярного книжного магазина, но и писательского клуба, традиционного места встреч петербургских писателей с читателями, проведения презентаций новых книг и других литературных мероприятий». Также в комитете отмечают, что в настоящее время разрабатывается план мероприятий по возрождению «Книжной лавки писателей», который будет представлен на обсуждение писательского сообщества в ближайшем будущем.

Еда вместо книг

Итак, с общегородской точки зрения просто сменился арендатор. Но все не так однозначно.

Олег Смакотин, занимавший пост директора «Книжной лавки писателей» с апреля 2012 по июль 2014 года,  допускает, что с определенной вероятностью через некоторое время на тех 350 кв. м, которые сейчас занимает магазин, останется 50 кв. м под книги, а остальные 300 будут отданы под рестораны и банки. За подобными примерами ходить далеко не нужно: аналогичная ситуация в 2011 году происходила с «Домом военной книги». «Мы все теперь можем зайти и посмотреть, какая книжная торговля и в каких объемах там сохранена, - говорит экс-директор «Лавки Писателей». – И имеет ли это какое-то отношение к военной книге – понятно, что не имеет. Я бы сказал, что это больше похоже не на книжный, а на канцелярский магазин. И то, его попробуй найди, дойди до него на третьем этаже. А едальня - едальня хорошая, но у нас хороших едален уже вполне достаточно, давайте сохраним культурный объект».

Напомним, «Книжная лавка писателей» занесена в так называемую «Красную книгу» памятных мест, постановление о которой было утверждено правительством города  в феврале 2008 года и которая призвана сохранить знаковые места Петербурга.

«Особенно мне хотелось бы отметить волшебную «Красную книгу», о которой говорят - ничего ничему не грозит, потому что она есть. Это неправда, - говорит Смакотин. -  «Красная книга» -  всего лишь постановление правительства, которое носит рекомендательный характер. Там черным по белому написано: «рекомендовано».  Ни площадь, ни целевое назначение, ничего там не указано. Ничего она не защитит». Заметим, что в момент создания «Красная книга» состояла из 16 адресов, через год, в 2009, в нее было добавлено еще семь. А потом про нее как будто все забыли.

Загадочная передача

Смущает и сам факт передачи «Лавки» Дому Писателей: последний - казенное учреждение, которое не имеет юридического права осуществлять книжную торговлю. «Каким образом будет действовать «Книжная лавка писателей», если она будет передана организации, которая не имеет права осуществлять книжную торговлю - загадка истории. Поэтому я в это не верю», - замечает Олег Смакотин.

Экс-директор магазина направил официальный запрос в КУГИ: кому будет передана спорная площадь. Официальный ответ пояснил:  прямой передачи помещения законом не предусмотрено, будет проводиться тендер.

Что делать?

Для того чтобы защитить уже не права ООО, а сам культурный объект (и обезопасить другие объекты исторической ценности), Олег Смакотин предлагает два  возможных решения.

Во-первых, необходимо подготовить законопроект, который сделает «Красную книгу» законом для Санкт-Петербурга. С указанием четких норм: целевого назначения и площадей.  И тогда уже неважно, кто будет оператором. Защищена таким образом будет не только «Книжная лавка писателей», но и все остальные объекты, которые в ней находятся и, возможно, еще будут в нее включены.

Во-вторых, подобные решения должны приниматься на основании общественных слушаний с привлечением специалистов из различных сфер. «Если мы хотим сохранить, то давайте сохранять, - говорит Олег Смакотин. – А то пока что это похоже на рейдерский захват. Если намерения благие, то давайте и действовать тогда открыто».

«Со своей стороны буду оказывать всяческую поддержку «Книжной лавке писателей», - заключает экс-директор (ныне - глава муниципального образования округа  Екатерингофский), - потому что для меня это дело принципа, вне каких-то политических пристрастий и позиций. 30 лет назад мы были КПСС, еще через 30 лет - неизвестно, чем мы будем, а такой культурный объект - он должен существовать. Если это будет сохранено, если будет сделано лучше и в тех же объемах, я поддержу любого нового арендатора».

Катерина Яковлева