Медиановости /
Интернет, Медиасреда, Петербург, Радио

2 декабря 2014 17:49

Судебные журналисты об эксперименте «Эха»: Это новый уровень самосознания

Судебные журналисты об эксперименте «Эха»: Это новый уровень самосознания
«Эху Москвы» нужна юридическая помощь в создании кодекса поведения журналиста в социальных сетях, а журналистскому сообществу нужен общий кодекс такого рода. Громкую историю «Эха» обсудили  1 декабря эксперты на семинаре «Освещение судебных процессов в средствах массовой информации: российский и зарубежный опыт», который организовала общественная правозащитная организация «Гражданский контроль». Лениздат.Ру узнал у специалистов, что не так с разработкой «Эха Москвы», нужен ли СМИ всеобщий этический регламент и как этический кодекс может защитить журналиста. 
 
А судьи кто?
 
На семинаре Александр Крохмалюк, руководитель пресс-службы Федеральной палаты адвокатов России, рассказал о том, что предлагал помощь своей организации Лесе Рябцевой, помощнице главного редактора «Эха Москвы», которая курирует подготовку  правил поведения для журналистов в социальных сетях. На что Рябцева ответила, что на «Эхе» с удовольствием ознакомятся с исследованиями экспертов, но всю работу будут проводить внутри холдинга «Газпром-медиа». Правильным такой подход Александр Крохмалюк не считает. По его мнению, подобная  работа должна проводиться максимально публично и выборка экспертов должна быть  как можно более широкой и профессиональной. Для Лениздат.Ру он поясняет, что представлены в такой выборке должны быть как минимум три сферы. «Конечно, в такой комиссии должны быть журналисты, но на уровне главных редакторов и заместителей главных редакторов, - говорит Крахмалюк. - Кроме того, должны быть правоведы, которые глубоко разбираются в этих сферах – например, в вопросах защиты чести и достоинства, которые знакомы с прецедентами и знают, как решаются эти вопросы. И люди, которые близко связаны со сферой интернета - например, владельцы больших порталов, или руководители бизнеса в социальных сетях, потому что они постоянно находятся во взаимоотношениях с конкретными контролирующими органами, и у них есть проработанная рецептура. В той комиссии, которая сейчас этим занимается на «Эхе Москвы», я таких персонажей не видел».
 
Впрочем, Сергей Чижков, директор Гильдии судебных репортеров, мнение Крохмалюка не разделяет. Как он считает, привлечение юристов необязательно, потому что они будут говорить о нормативной, а не об этической стороне, и представителей журналистского сообщества для этого вполне достаточно. 
 
Этика и свобода слова
 
Саму необходимость создать документ, который будет регулировать этическую сторону профессии, эксперты, чья специализация - судебные заседания, где вопрос этики часто встает особенно остро, признали. 
 
На семинаре не раз прозвучало предложение подумать о том, чтобы выработать какие-то единые правила для журналистов в вопросе подачи информации, которая затрагивает права человека.
«Я думаю, что это будет в виде какой-то декларации, какого-то подобия хартии, - поясняет Лениздат. Ру Сергей Чижков. - Это не должна быть инициатива власти или какой-то подзаконный акт, это должно быть соглашение журналистского сообщества - что именно они признают в качестве этического поведения. Посмотрим, что там выработает «Эхо Москвы», это очень интересно».
Журналист замечает, что и у BBC, и у любого крупного американского издания есть кодексы, за нарушение которых можно лишиться работы, и это включено в договор. Как правило, они достаточно либеральны. «Если тебе не нравится какое-то положение – пожалуйста, иди в другое издание, - замечает Сергей Чижков. – И это нормально. У нас же фактически сейчас ни у одного издания такого  нет». Как и всегда в истории, такие механизмы регулирования начинают появляться после крупных скандалов. «Не бывает так, чтобы все сели и решили: хорошо бы разобраться, - рассказывает журналист. - А вот бабахнуло, они (СМИ) проиграли в суде, или какие-то проблемы у них возникли, упали рейтинги, и после этого они садятся и начинают работать. Эта история с «Эхом Москвы» - как раз повод сесть и серьезно поработать». При этом он подчеркивает, что никаких ограничений свободы слова в таком случае быть не должно, но какое-то регламентирование, связанное с этическим аспектом, будет введено. 
 
На замечание о том, что речь идет не о поведении журналиста в издании, а о поведении вне редакции, Сергей Чижков реагирует однозначно:  «Ты не можешь в одном месте быть таким, а в другом месте быть другим. Нравственность в человеке - она либо есть, либо лицемерная. Не может быть так, что здесь ты ведешь себя хорошо, а потом вышел за ворота и начал плевать во всех. Если ты признаешь эти нормы, то ты в любой публичной сфере ведешь себя так же. Мне кажется, это будет последовательно».
 
Ограничение, которое защитит
 
Эксперты затронули и другую сторону проблемы. Александр Крохмалюк заметил, что составить кодекс поведения для СМИ важно в первую очередь с целью защиты журналистского корпуса и свободы слова. «Там, где журналиста необоснованно пытаются прессовать, задвинуть, уволить или еще что-то, этот свод правил будет способствовать его защите», - рассказывает он Лениздат.Ру.
 
Никто не питает надежд, что какой бы то ни было свод правил  может решить проблему деятельности сотрудников СМИ в соцсетях, влияющей на репутацию всей редакции. Как не решает проблему и уже существующий этический кодекс журналиста, «который все знают, но никто не соблюдает», как замечали различные спикеры. «Это будет некоторый документ, в котором будут декларироваться некоторые нормы поведения, но не все будут его выполнять, - соглашается Александр Крохмалюк. – Но с другой стороны, чем более организованным становится журналистское сообщество, тем эти правила становятся востребованнее. «Мы придумали, а это не работает» - это, наверное, не позиция. Слово всегда имеет какое-то материальное воплощение. И чем больше будут эти правила освещаться, тем быстрее мы продвинемся к какому-то идеалу». В пример он приводит рекомендации Гильдии российских адвокатов, которые не имеют реальной силы, но «на практике помогают толковать конкретные прецеденты». 

Катерина Яковлева