Медиановости /
Власть, Конфликты, Медиасреда, Несвобода слова

24 февраля 2015 21:45

Снаряды рвутся здесь и там – Минюст против защиты прав СМИ

Снаряды рвутся здесь и там – Минюст против защиты прав СМИ
 
Воронежский Минюст объявил «Центр защиты прав СМИ» иностранным агентом. Очередной юридический фарс логичен и ожидаем, считают эксперты и предвещают грядущее изменение формата НКО, а журналисты готовы вступиться за своих защитников.
 
Под вердикт «явно выраженной политической деятельности» Центр защиты прав СМИ подвели комментарии действующего законодательства и правоприменения его директора Галины Араповой, а также ее общественную деятельность. Комментарии, которые юрист давала Лениздат.Ру, заняли «почетное место» в акте Минюста, - сообщила Галина Арапова. 
 
Несмотря на вопиющие юридические ошибки акта, в оценке происходящего и юристы, и журналисты о «нонсенсе» не говорят. «Ожидаемо», «логично», «вписывается в общую картину» - в таких выражениях описывается происходящее экспертами. О какой-либо законности, правда, тоже никто не говорит. 
 
Один за всех
 
Все претензии воронежского Минюста адресованы лично высказываниям и деятельности директора Центра Галины Араповой. 
 
Общепризнанной ошибкой Федор Кравченко, управляющий партнер Коллегии юристов СМИ, в беседе с Лениздат.Ру называет путаницу между деятельностью, которую ведут некоммерческие организации и личной деятельностью ее членов. Ведь для того, чтобы хотя бы теоретически поставить вопрос о политической составляющей, необходимо, чтобы сотрудники НКО не в личном качестве, а как представители организации выступали систематически и на протяжении длительного времени.
 
«Даже если предполагается, что какие-то гипотезы правоприменительных органов верны, то  в данном случае  они ссылаются не на деятельность центра, а на общественную деятельность отдельных лиц», - замечает юрист. Да и если организация публикует профессиональную информацию в СМИ, то никаким основанием для подобных обвинений это быть не может, добавляет Федор Кравченко. 
 
Правозащитник Иван Павлов и вовсе называет происходящее очередным фарсом, задача которого — поставить под контроль либо вовсе уничтожить независимую гражданскую активность в России. 
 
Профессия как преступление
 
«Удивительно то, что в данном случае политической деятельностью посчитали юридические оценки Галины Араповой в ее публикациях и выступлениях на официальных площадках, - отметил в беседе с Лениздат.Ру главный редактор «Фонтанки.Ру» Александр Горшков. - Расцениваются как политическая деятельность экспертные выступления, разъясняющие суть законов и практику применения».
Критика существующего законодательства – одна из функций юридической системы. В том числе и Конституционный суд зачастую сообщает, что тот или иной закон не соответствует Конституции. «Никакой политической составляющей в этой критике, конечно, нет, - заявляет Федор Кравченко. – Точно так же и в случае юридических комментариев, это профессиональное мнение о законодательстве. Профессиональная позиция юриста не может быть политической, в противном случае мы вместо суда вынуждены были бы обращаться в Горизберком и решать вопросы права голосованием». 
 
Очевидной расстановку сил в сложившейся вокруг «Центра защиты прав СМИ» ситуации считает Петр Годлевский, гендиректор «НТВ-Петербург». «Во-первых, воронежское Управление Министерства юстиции открыто признает, что выполняет указания свыше, а во-вторых, притягивает за уши какие-то факты из деятельности Центра к необходимости внести эту организацию в реестр иностранных агентов, - высказал Лениздат.Ру свое мнение Годлевский. - По поводу политики здесь все шито белыми нитками». Журналист приводит в пример пресс-релизы главного управления МВД по Воронежской области, которые используются в качестве обвинения. «Приводятся такие фразы: «об актуальности формирования стандарта антикоррупционного поведения среди населения». Если каждый, кто говорит о противодействии коррупции, это иностранный агент, то все наши чиновники, от президента и до главы самого дальнего муниципалитета – иностранные агенты, - считает Годлевский. – Все они говорят о необходимости борьбы с коррупцией. Похоже, что Центр, который помогает многим СМИ отстаивать свою независимость, стал, кого-то раздражать в Москве». 
 
Кому нужно инфинансирование
 
Что же касается иностранного финансирования, то его НКО "Центр защиты прав СМИ" никогда и не скрывала. «Иностранное финансирование позволяет в первую очередь быть независимым, потому что никто из «доноров» не диктует свои условия – этих «доноров» просто слишком много, - рассказывает Иван Павлов. - Не один, так другой даст деньги». Правозащитники и были бы рады получать финансовую поддержку в своей стране, но пока что благотворительная деятельность в России находится в «зачаточном» состоянии. «Если еще можно пытаться находить деньги на помощь детям, на помощь собачкам, лебедям, гусям, то на правозащитные проекты денег у нас не найти, - рассказывает Иван Павлов, возглавлявший до 2015 НКО «Фонд свободы информации». - Те, кто имеет деньги в России,  просто боятся их давать, потому что могут лишиться своего бизнеса».  
 
Вялотекущий процесс
 
Федор Кравченко напоминает, что еще с 2006 года отчетливо заметно, что любая активность в области  массовой коммуникации становится для федеральных властей предметом повышенного внимания и интереса. Соответственно, усиленно «защищать» эту сфера власти начинают не только от иностранного, «но и от любого либерального, правозащитного влияния», - замечает юрист. «Все началось еще с ликвидации в далеком 2007 году некоммерческой организации «Интерньюс», - вспомнил Федор Кравченко. – Это была, пожалуй, самая крупная НКО, которая занималась образованием и повышение квалификации СМИ, превращала маленькие региональные телерадиокомпании в профессиональные и успешные». 
 
«Тогда не было никакого законодательства об инагентах-НКО, которое позволило бы это сделать законно, - рассказывает Федор Кравченко. - И были применены первые попавшиеся под руку основания - якобы дело о контрабанде, которое потом рассыпалось и было опровергнуто постановлением Конституционного суда. Но было уже поздно». К тому времени, когда обвинения были признаны несостоятельными, НКО, которое успешно работало на территории России 15 лет, существовать уже перестало. Именно эту историю и считает  юрист началом отсчета «зачистки» некоммерческих организаций в сфере СМИ. «Можно только порадоваться, что она продвигалась такими медленными темпами. Но в целом, при всей незаконности этой истории, боюсь, она закономерна. Назвать это неожиданным нападением нельзя», - заключает юрист.
 
Не видит ничего удивительного в случившемся и главный редактор «Фонтанки.Ру» Александр Горшков. «Когда обсуждался закон об иностранных агентах, было очевидно: закон предполагает очень широкую трактовку и при желании этот ярлык можно навесить на кого угодно, - рассказывает журналист Лениздат.Ру. -  То, что сейчас Галина Арапова стала очередной жертвой этого документа, это вполне логичный процесс».    
 
Защита журналистов
 
Журналистское сообщество уже выступило в поддержку своих защитников - в группе  «Нам нужен Центр защиты прав СМИ» в сети Facebook состоят более 600 журналистов со всей страны, постоянно выпускаются публикации, а 2 марта официально стартует акция «Слову - свобода! Свободе - защита!». На своих страницах сочувствующие интернет-издания разместят баннер «Нам нужен Центр защиты прав СМИ», а газеты выйдут с подзаголовком в шапке «Газета выходит благодаря Центру защиты прав СМИ». Свои заявления в поддержку «Центра защиты прав СМИ» уже сделали Европейская Федерация Журналистов и Союз журналистов России. Открытое письмо в Министерство юстиции РФ опубликовал Факультет журналистики Воронежского государственного университета. 
 
«Для журналистского сообщества в целом ситуация вокруг Центра лишь подтверждает тот факт, что на протяжении последних двух-трех лет чиновники придумывают все больше и больше ограничений для функционирования нормальных СМИ», - рассказывает Лениздат.Ру Петр Годлевский. Журналист считает, что сейчас медиасообщество должно собрать максимальное количество заявлений, которые будут приобщены к делу и смогут повлиять на судей. «Мы знаем множество историй в последние годы, как общественное мнение влияло на исход процессов, попытка не пытка», - заключает Годлевский. 
 
И для журналистского, и для экспертного, и для юридического сообщества это очередной тревожный «звонок», считает Александр Горшков. «Впрочем, он не добавляет ничего нового к той ситуации, в которой мы живем уже много месяцев, - замечает журналист. - Я уверен, что Галина (Арапова, - прим. Лениздат.Ру.) сможет  продолжать свою деятельность, какой бы ярлык на нее ни вешал Минюст, потому что главное – это не ярлык, а уважение в глазах медиасообщества, а таким уважением она, безусловно, обладает». 
 
Правовой цех
 
 «Мы все друг друга очень хорошо знаем, - рассказывает Федор Кравченко Лениздат.Ру. – Я не преувеличу, если скажу о сотнях коллег и друзей, с которыми мы регулярно общаемся. Но сказать, что это вылилось в какую-то ассоциацию, общественную организацию, профсоюз - боюсь, нельзя». Так, Коллегия юристов СМИ занимается решением исключительно практических вопросов. «Мы не столько направлены на защиту цеховых интересов, сколько на координацию юридических знаний», - заключает управляющий партнер организации. По его словам, сегодня юридическое сообщество находится, скорее, в раздробленном состоянии. 
 
Как замечает Иван Павлов, уже сегодня появляются юристы, которые начали специализироваться на защите НКО от подобного рода нападений Минюста. Пока речь идет о 15-20 специалистах. Впрочем, о каком-то специальном объединении пока говорить не приходится, а, по мнению Павлова, очень скоро и необходимость в нем отпадет сама собой.  
 
Путь на волю
 
«Эта проблема, конечно, неприятная, но она скоро пройдет, - рассказал юрист Лениздат.Ру. – В скором времени все переформатируются, как мы. Просто мы первыми пройдем этот путь». Речь идет о бывшем Фонде свободы информации, который аналогичным образом в 2014 году был признан иностранным агентом и прекратил свое существование. «У нас все уже готово к тому, чтобы пресечь какую-то возможность распространять на нас закон о некоммерческих организациях», – делится опытом Павлов. На его взгляд, задача НКО в такой ситуации – всего лишь перестать быть некоммерческой организацией в России. «Возможностей продолжать деятельность – море, - считает правозащитник. - Просто нужно их использовать, а не идти на поводу у властей, которые нас специально заманивают в эту ловушку». Как рассказывает юрист, те организации, которые уже попали в список, вынуждены тратить ресурсы, время и силы на защиту самих себя, и этим парализуется прямая деятельность организации. А остальные находятся «в оцепенении» от происходящего. «Снаряды рвутся здесь и там, и они ждут, что снаряд попадет и в их окоп, - рассказывает юрист. - Этого не происходит, но напряженное ожидание заставляет меняться: начинается самоцензура, отказ от проектов, отказ от иностранного финансирования».

Катерина Яковлева, Валерия Галиуллина

Теги:  конфликт, НКО