Медиановости /
Версии, Интернет, Медиасреда, Петербург, Пресса

28 апреля 2015 13:39

Форум ОНФ: Журналистика осталась только в России

Форум ОНФ: Журналистика осталась только в РоссииФото: onf.ru
 
Хотя пленарная сессия форума ОНФ «Правда и справедливость» 27 апреля называлась «Вызовы современной мировой журналистике», обсуждение очень быстро сменило ее на «европейские и американские вызовы российской журналистике».  Россия как последний оплот журналистики, паника BBC перед RT, гомосексуализм и русофобия как основные идеологические течения западного журнализма – словами экспертов. 
 
Впрочем, начали обсуждение спокойно и по теме. 
 
Первая общемировая беда – это захват журналистов террористами – ради выкупа и рекламы, – считает Андраник Мигранян, политолог и глава нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества. «У меня сразу возникает картинка из репортажей ведущих СМИ – человек с закрытым лицом, одетый в страшную форму, с ножом в руках, – вспоминает Мигранян. – А перед ним – журналист, которого убивают перед лицом всего мира». Журналисты в горячих точках погибали всегда, но никогда не было похищений и убийств ради рекламы и пропаганды террористических организаций, а также ради денег, как замечает политолог, только «Аль-Каида» заработала на выкупах около 125 млн долларов. «Ведь это легче всего – захватить журналиста, за которым стоит газета, страна, общественность», – возмутился Андраник Мигранян. 
 
Реакция мировой общественности по этим вопросам различна. Англо-американская позиция однозначна: никаких контактов с террористами, выкуп заложников невозможен – иначе подобные похищения превращаются в бизнес. При этом европейскую позицию Мигранян назвал «стыдливой»: на словах соглашаясь с американским взглядом, многие страны «все-таки ведут закулисные переговоры с террористами, за огромные деньги выкупают заложников, но перед камерами говорят – мы ничего такого не делали». И однозначного ответа на то, какая из этих позиций правильная, нет. 
 
Второй угрозой журналистике политолог назвал взаимоотношения с властями. «Сегодня нет такой страны в мире (хотя наши европейские партнеры и возводят свои страны в идеал свободы информации), – сказал Мигранян, – где государство не пытается ограничить работу журналистов». 
 
Третий блок проблем – взаимоотношения социальных сетей и прессы, именно здесь, по мнению Миграняна, происходит самая большая революция. «Фактически сегодня СМИ находятся под невероятным прессом со стороны соцсетей. Организуются компании, люди становятся коллективными агитаторами и организаторами. Они могут проводить любую дезинформацию против других людей, компаний, решений. И при этом очень редко несут ответственность». Политик, который активно ведет аккаунт в Twitter (например, президент Ирана Хасан Роуханиили или бывший глава МИД Швеции Карл Бильдт) может иметь «миллионы последователей», быть «героем в соцсетях» и уже не нуждаться в СМИ – СМИ сами будут приходить к нему. В силах интернет-пользователей – массированные атаки, дискредитация. «Чтобы журналисты могли успешно конкурировать в таких условиях, они вынуждены часто пользоваться непроверенными данными, наспех готовить сенсационные материалы – из-за всего этого резко падает качество», –считает политолог.
 
Как заметил Джульетто Кьеза, итальянский журналист и бывший депутат Европарламента, интернет, пока он существует, – это место, где каждый может писать что угодно, но 98% трафика все равно занимает YouTube. «А это намного хуже, чем все ТВ каналы, вместе взятые, – возмущается Кьеза. – И вы думаете, что власть этого не еще поняла? Все секретные службы используют интернет, никакого королевства свободы там нет». 
 
О хаосе в медиасреде говорил и Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике». «Все больше действующих игроков, которые получают слово и хотят влияния, – считает журналист. – Есть большой соблазн рисовать белое и черное в мире, где никто ничего не объясняет». И в ситуации «тотального цунами» ни у кого уже нет времени, чтобы разбираться или осмыслять происходящее. 
 
Ощутима разница сегодняшнего положения и ситуации тридцатилетней давности. Во время афганской войны то, что советские танки были в Афганистане, считалось достоверным фактом. «И все выстраивали картины происходящего от этой точки,–рассказывает Федор Лукьянов. – В ситуации с Украиной ответа на вопрос, есть ли там русские танки, нет и не будет. Что с этим делать – непонятно». 
 
Напоминали участники дискуссии и о путанице понятий между журналистом – человеком, который излагает факты, и аналитиком – тем, кто делает выводы, и о безнаказанности лжи в профессии, и о тотальном отсутствии объективности, и о лени журналистики, которой удобнее транслировать данные пресс-служб, и о глобальном отсутствии правды в СМИ. 
 
Вся проблема на Западе
 
Впрочем, от этих общих слов дискуссия очень быстро и практически единодушно вышла к общей мысли: все эти пороки относятся в первую, главную и особенно интересующую всех очередь к американским и европейским СМИ. 
 
«Как выясняется, наши западные партнеры по всем параметрам встроились в свою политическую линию», – заявил Андраник Мигранян. Одной из составляющих этой линии он назвал демонизацию  Владимира Путина и демонизацию украинских ополченцев. 
 
О том, что 30 лет назад европейские СМИ были совершенно другими, говорит Джульетто Кьеза. Сейчас же, несмотря на то, что есть большое количество телеканалов, газет и журналов, оказывается, что в определенные моменты, «когда это надо», все они реагируют единодушно, хотя органов цензуры как таковых нет. «Свобода слова на Западе – это миф», – подчеркивает журналист. Так, единодушной, по мнению Кьезы, была реакция СМИ на падение малазийского Boeing, все «без указания» выдали одну точку зрения: виновна Россия. «Они прекрасно понимают, что надо делать, потому что все знают: враг – Россия, и врага надо уничтожить. Они уже инстинктивно подготовлены», – заявляет журналист.
 
Возмущался, что большинство основных СМИ страны управляются из-за рубежа, главный редактор сербской газеты «Правда» Игорь Маринкович: «Сербия – европейская страна, но наши сердца в России. И сейчас чувства сербов пытаются изменить. А если ты стараешься быть независимым и писать правду, то теряешь возможность работать хоть где-то».
 
Особенно подчеркивает внеконкурентное существование BBC и то, как приход Russia Today привел к «панике» в Европе, Джульетто Кьеза. «А ведь они только-только чуть-чуть столкнулись с сопротивлением!» – восклицает журналист. Он также счел, что европейские СМИ не имеют шансов в конкурентной борьбе, потому что «российские СМИ более оперативны». Мигранян же, сославшись на «некоторые данные», рассказал, что в крупных американских мегаполисах Russia Today опережает по популярности даже BBC.
 
Согласен с ним и Йохан Бекман, финский обществовед и публицист: «Вы стали врагом западных стран. Я в шоке. Хотя я откровенно могу сказать, что качество работы российских журналистов гораздо выше. У вас еще есть эта профессия, у нас ее уже почти не существует».  Впрочем, по мнению российского журналиста американского происхождения Тима Керби, на Западе быть хорошим журналистом невозможно, а в России – невыгодно. 
 
Как считают участники дискуссии, западные СМИ обеспокоены Россией до крайности. Йохан Бекман заявил, что русофобия – это главная идеология западных СМИ. «Вообще основные идеологические течения западного журнализма – это гомосексуализм и русофобия, – возмущается общественный деятель. – Факты никому не нужны. Главная задача – распространять русофобию».
 
Впрочем, на этом пассаже не выдержал уже Федор Лукьянов. «А вам не кажется, что мы этим же сейчас занимаемся? – вмешался главный редактор. – Вы говорите –все европейские журналисты. А все русские журналисты этим не занимаются?». За этой фразой последовал хор голосов, и тема была потеряна. Чуть раньше Лукьянов также заметил собранию: «Не надо считать любого либерала подонком, любой либерал может быть патриотом», а чуть позже «досрочно» ушел с дискуссии, извинившись и сославшись на то, что ему нужно на «Сапсан».
 
Впрочем, совсем крутые «заносы» все же смягчались: так,  фразу о том, что только российская журналистика несет правду, модератор Евгений Попов поправил – «альтернативную точку зрения».
 
Любопытный аргумент предложил британский журналист Дэниел Шелл: «Журналист должен поддерживать слабых, это его миссия. Россия – слабая страна, потому что весь мир против нее, поэтому она права. Поэтому я советую быть за Россию».
 
Прошлись и по НКО: по мнению того же Дэниела Шелла, всевозможные группы по правам человека, которые «записаны» на русские имена, но финансируются из-за рубежа – это самые опасные организации в мире. «Как человек может зарабатывать деньги, если он – защитник? Людям платят, чтобы продвигать идеи», – соглашается его коллега Тим Керби. 
 
Под конец дискуссии прозвучал вопрос из зала о наболевшем: видят ли присутствующие, что сейчас в России начинают соревноваться в поиске врага, пятой колонны, соревнуются, кто больший патриот, начинают собирать друг на друга досье и писать доносы. 
 
На вопрос ответил Андраник Мигранян. «Вы послушайте, как на "Эхе Москвы" абсолютно хамски, оскорбительно называют всех ворами и мерзавцами. Или Навальный называл правящую партию жуликами и ворами. Все те, кого они безнаказанно оскорбляли 20 лет, теперь начинают отвечать. Организуются одни, организуются и другие, может, теперь возникнет диалог. То, что вы говорите – это не атомизация, а напротив, консолидация на основе определенных идей и ценностей».

Катерина Яковлева