Медиановости /
Версии, Медиасреда

20 августа 2018 15:44

Расследовать убийство съемочной группы в ЦАР будет очень сложно. А еще там все едят жареных гусениц

Расследовать убийство съемочной группы в ЦАР будет очень сложно. А еще там все едят жареных гусениц

Разные группы – официальные и не очень продолжают расследовать убийство российских журналистов в ЦАР. Работает СК РФ (до Африки они пока так и не добрались), работают нанятые ЦУРом расследователи, Максим Шевченко – друг погибшего Орхана Джемаля обещал вести свое расследование, но от него пока нет новостей.

«Новая газета» на прошлой неделе опубликовала для «пользы общего дела» выдержки из стенограммы разговора с выжившим водителем съемочной группы. Стенограмму «Новой» продал африканский журналист и ее подлинность вызывает много вопросов, причем даже у опубликовавшего ее издания. Там главные новые мысли – у журналистов могло быть с собой оружие, они успели поговорить с охраной военной базы, где живут российские наемники и они настояли на поездке ночью по незапланированному маршруту после долгого разговора на русском.

- «Новая газета» публикует какое-то дикое интервью с водителем Джемаля, Радченко и Расторгуева, которое идет вразрез со всем, что было сказано ранее. И показано. По этому интервью, машину просто остановили и приказали всем выйти. А, извините, пулевые пробоины в пикапе откуда тогда? – возмутился в Telegram военкор «Комсомолки» Александр Коц. Мысль про оружие он вообще не стал комментировать, - А еще водитель якобы сказал, что у российских журналистов были пистолеты... Ну то есть какой-то местный ушлый журналист пытается впарить, скорее всего, фейк за 500-1000 евро. И «Новая» его зачем-то публикует, хоть и с оговорками.

Чуть позже этот текст был прокомментирован и на «Фонтанке». Наконец-то пришли новости из ЦАР от Юлии Никитиной.

В ее материале речь и том, что глвный свидетель убийства российских журналистов в Центральноафриканской республике никак не мог дать интервью местному журналисту, потому что он ни с кем не общается, разве что с жандармами. Его держат в тюрьме и не дают ни с кем видеться, даже с адвокатом. При этом, как поясняют журналисты и «Фонтанки», и ФАНа, он не арестован, а спрятан в тюрьму для его же безопасности.

Корреспонденты этой объединенной группы пока что единственные российские журналисты, кто добрался до ЦАР после убийства Джемаля, Радченко и Расторгуева. И как раз от них ждешь подробностей по делу об убийстве. Но получаем мы пока что-то другое – рассказы про местные отели, цены на бензин, супермаркеты и лекарства, про рынки и жаренных гусениц, для которых сейчас самый сезон. В любое другое время – это, пожалуй, было бы очень интересным репортажем из экзотической страны. Но не сейчас. «Может ли это ограбление быть сопряжено с другими целями? В принципе, да», - наконец говорит в большом интервью «Фонтанке» временный поверенный по делам России в ЦАР Виктор Токмаков. 

Кроме того, с его слов мы узнаем, что расследовать убийство будет очень сложно, потому что в стране развалены все государственные институты и заодно выясняется, что толком место преступления осмотрено не было – следователи приехали к нему лишь через пару дней после убийства.

И дальше Токманов рассказывает про экономику, политику, про лакомство местных охранников – каких-то мотыльков.

Зато интересное наблюдение по этой публикации сделал журналист «МБХ Медиа» Роман Попков.

- Вот смотрите, журналистка «Фонтанки» из столицы ЦАР публикует фотки (сами фотографии Романовского – прим.ред.) рюкзаков убитых Джемаля, Расторгуева и Радченко. Рюкзаки лежат у следователя в кабинете. Эти рюкзаки журналисты взяли с собой, когда ехали по той проклятой дороге, они лежали в машине. Потом водитель увез рюкзаки, когда уезжал от убийц. То есть в итоге: канистры с бензином не тронуты (стояли в кузове машины), рюкзаки не тронуты. Зато забрали паспорта (судя по всему) и видеокамеры… Видеокамеры грабители, наверное, племенам лесных пигмеев собирались продавать. В общем, версия ограбления обваливается, - написал Попков в соцсетях.

«МБХ Медиа» уже давно продвигает версию, что случившееся не было простым ограблением белых туристов местными бандитами. Тут они, кончено, нагнетают политические мотивы. Но и подмеченное Попковым отрицать нельзя.

1280x1024_pSzJOYbP8-Q.jpg

Кирилл Романовский фото: vk.com/id281401856

Но вообще больше всего подробностей сейчас хотелось бы услышать от спецкора ФАНа Кирилла Романовского и не просто его наблюдений из нынешней поездки. В отличие от той же Юлии Никитиной Кирилл, наверняка, знает о случившемся больше.

И ФАН, и ЧВК «Вагнер», про которую в ЦАР ехали снимать погибшие журналисты, связывают с именем ресторатора Евгения Пригожина (ФАН, например, упрекали, что они слишком быстро получают эксклюзивы из Сирии, возможно, от людей из ЧВК).

Однако, как пишет «Новая», именно Романовсий консультировал съемочную группу ЦУРа перед поездкой в Африку:

«Разговор сначала вообще был напряженным. Мы же понимали, откуда он, а он — откуда мы. Романовский в какой-то момент вначале даже бросил нам в стиле: «А на что вы способны, либеральные чмыри? На войну захотели?» - передает газета со слов участника переговоров беседу съемочной группы и Романовского, которая состоялась в июне 2018-го. Постепенно спецкор ФАНа согласился помогать коллегам и именно он свел их с фиксером Мартином, которого теперь никто не может найти.

«Накануне поездки Романовского в ЦАР мы («Новая газета» - прим.ред.) обратились к нему с предложением об объединении усилий в расследовании убийства наших товарищей. Однако сотрудник РИА ФАН ответил категорично: «Масштаб взаимных предубеждений не позволяет нам сотрудничать. После того что вы писали про Дебальцево и моих друзей, мы с вами не коллеги».

Юлия Никитина о Дебальцево, конечно, писала помягче «Новой» не про «сепаратистов», а про «ополченцев» и не про «захват города», а про «восстановление». И тут уж, кто проект оплачивает, тот себе попутчиков и выбирает – а затеяло все именно РИА ФАН. Вот только зачем? Не про гусениц же рассказывать? Продолжаем ждать подробностей. Наблюдаем.