Медиановости /
Медиасреда

14 мая 2020 19:44

История с блокировкой статьи Вольтской похожа на запрет материала Милашиной

История с блокировкой статьи Вольтской похожа на запрет материала Милашиной Фото: www.severreal.org

Сегодня, 14 мая, депутат Госдумы, глава комитета по информационной политике Александр Хинштейн в Twitter опубликовал письмо, пришедшее ему из Генпрокуратуры – ответ на его просьбу проверить публикацию Татьяны Вольтской на сайте «Север. Реалии» (интервью с реаниматологом). Замгенпрокурора сообщил, что «по результатам проверки… выявлены факты недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, создающей угрозу массoвого нарушения общественного порядка и общественной безопасности». На основании части 1 статьи 15.3 закона «Об информации, информационных технологиях и о зaщите информации» замгенпрокурора потребовал от Роскомидазора принять меры по ограничению доступа к статье.

- По действующему закону, как в Генпрокуратуре приходят к выводу, что в статье есть фраза, часть фразы, которая подпадает под формулировку в данном случае о недостоверной информации, должно быть принято решение о признании этой информации, запрещенной к распространению, - объясняет глава Центра защиты прав СМИ Галина Арапова, - И далее все происходит в терминологии «незамедлительно». Прокурор направляет свое требование в Роскомнадзор, который незамедлительно должен принять меры по ограничению доступа к этой публикации. Если речь об официально зарегистрированное СМИ, РКН уведомляет редакцию о требовании Генпррокурора и дает изданию 24 часа на то, чтобы там сами разобрались со спорным фрагментом. Если прошло 24 часа и редакция не удалила спорную информацию – обратите внимание не всю публикацию, а именно спорную информацию –  то РКН вносит ссылку на публикацию в реестр, к которому обращаются провайдеры и уже они блокируют доступ к указанной странице.

Ответ замгенпрокурора на заявление Хинштейна датирован 6 мая. Можно предположить, что требование Генпрокуратуры в адрес РКН было отправлено в этот же день или еще раньше. А, следовательно, не позднее 7 мая публикация могла исчезнуть с сайта «Север.Реалии». Пока этого не произошло.

Блокировать материалы без суда по требованию Генпрокуратуры стало возможно с конца 2013 года, когда вступил в силу так называемый «закон Лугового» (назван по фамилии инициатора нововведения – депутата Госдумы Андрей Лугового). Именно по нему в закон «Об информации…» была внесена статья 15.3, на которую ссылается замгенпрокурора. По «закону Лугового» в разное время блокировались сайты «Грани.ру», «Каспаров.ру», «Ежедневный журнал».

Однако юристы обращают внимание – нельзя считать недостоверной весь текст, все его предложения – высказывания, мнения. Недостоверными могут быть отдельные утверждения. Однако можно наблюдать, как Генпрокуратура и РКН пренебрегают этим нюансом.

Так в середине апреля Роскомнадзор прислал в редакцию «Новой газеты» уведомление с требованием удалить статью Елены Милашиной «Смерть от коронавируса — меньшее зло», вышедшую 12 апреля. Текст, в котором говорилось о проблемах, с которыми столкнулись чеченские медики при лечении коронавируса, не понравился главе Республики Рамзану Кадырову. А вскоре появилось и требование Генпрокуратуры о блокировке материала, также на основании статьи 15.3 закона «Об информации…». При этом в письме РКН не уточнялось, какие именно сведения были сочтены недостоверными.

Редакция скрыла текст Милашиной, но запросила у надзорных ведомств разъяснения. Они пришли 4 мая. «Претензии ведомства вызвала информация о закрытии на карантин некоторых больниц в Чечне из-за выявленных случаев заражения COVID-19», - сообщили в «Новой». Редакция ограничила доступ к этому фрагменту материала, но весь остальной текст снова стал доступен для чтения.