Мнения

10 декабря 2021 20:30

Нобелевская премия мира и свобода слова

Нобелевская премия мира и свобода словаФото: Новая газета

Главному редактору «Новой газеты» Дмитрию Муратову сегодня вручили Нобелевскую премию мира. В своей речи он предложил создать Международный трибунал против пыток, вспомнил о ликвидации «Мемориала»* и сидящем в колонии Алексее Навальном, а в конце объявил минуту молчания в память о погибших журналистах. Рассказываем немного об истории самой премии, реакции профессионального сообщества на случившееся и обсуждении вопроса – «Муратов или Навальный?»

Немного истории

Нобелевская премия мира является составной частью ежегодных международных Нобелевских премий. Она вручается с 1901 года и является одной из самых авторитетных международных наград в области общественно-политической и гуманитарной деятельности. По словам Альфреда Нобеля, создателя премии, награду должны получать «те, кто внёс весомый вклад в сплочение народов, ликвидацию или сокращение численности постоянных армий или в развитие мирных инициатив». 

Вручение происходит ежегодно в Осло. Лауреатов и победителей выбирают Шведская Королевская академия наук, Шведская академия, Нобелевская ассамблея Каролинского института и Норвежский Нобелевский комитет. Премию мира могут получать не только отдельные лица, но и организации. Процесс выдвижения кандидатур начинается в сентябре и заканчивается в начале февраля.

За историю существования премии её получили 107 человек, из которых 25 – мировые организации. Лауреаты премии мира занимаются различными видами деятельности: от религии до экологии.  Журналисты были награждены лишь четыре раза – Альфред Фрид из Австрии в 1911 году, Карл Осецкий из Германии в 1935 году, Эли Визель из США в 1986 году, а также Дмитрий Муратов из России и Мария Рессе из Филиппин в 2021 году. 

Премия Дмитрию Муратову

8 октября 2021 года норвежский Нобелевский комитет сообщил о присуждении премии мира журналисту Дмитрию Муратову «за усилия по защите свободы выражения мнений, что является условием демократии и прочного мира». Новость вызвала бурную и противоречивую реакцию у россиян.

Сам Муратов отреагировал на своё награждение так: «Я считаю, что это премия Анне Политковской, Юрию Щекочихину, Игорю Домникову, моим погибшим любимым друзьям и коллегам. И это премия для тех людей, которых сейчас объявляют иноагентами, нежелательными элементами». Полученные деньги главред «Новой газеты» обещал перевести частично в благотворительный фонд, который помогает детям с тяжёлыми и редкими заболеваниями, частично в поддержку независимой журналистики.

13 октября Владимир Путин на пленарном заседании форума «Российская энергетическая неделя» заявил, что Дмитрия Муратова не признают «иностранным агентом», если тот «не нарушит российский закон, если он не даст повода, чтобы быть объявленным в качестве иностранного агента». Затем уже 22 октября в ходе дискуссии в Сочи на ежегодной встрече клуба «Валдай» Муратов обратился к Путину напрямую с просьбой пересмотреть закон об «иностранных агентах». Президент пообещал посмотреть на «размытые критерии» закона. 

Медиаменеджер Демьян Кудрявцев в материале «Про Нобелевскую премию» на «Эхе Москвы» высказал мнение, что «Нобелевская премия Мира в основном (это важно – каждому положению найдется исключение) дается не людям, а явлениям, даже если формально получателями становится конкретные персоны». То есть премия мира вручена не конкретно Дмитрию Муратову, а журналистам, которые отчаянно борются за свободу слова в России. 

Реакция медиасообщества

Присуждение премии мира Дмитрию Муратову – это знаменательное событие для всего медиасообщества. Большинство журналистов высказало мнение, что победа главного редактора была словно их собственной.


«Эта новость оказалась большой неожиданностью для меня и коллег. Я как раз был на смене и видел, как вся редакция поздравляла друг друга, радовалась за Муратова и «Новую». В какой-то степени я ощутил причастность к награде, потому что воспринял ее (как и многие) как награду журналистам в целом. Нынешняя премия — это напоминание миру о важности честной журналистики, выражение признания нашей работы. Для нас, конечно, особенно важно, что наряду с филиппинской журналисткой отметили именно российского журналиста».

Константин Мирошников, журналист, сотрудник «Эха Москвы»


«Это значит, что все было не зря. И что все еще будет. Это чувство справедливости».

Алексей Полухин, генеральный директор ЗАО «ИД «Новая газета»


«Нобелевская премия мира журналистам – это очень важно и знаменательно, ведь в последние годы постоянно твердят: журналистика умерла…»

Владимир Тулупов, декан факультета журналистики Воронежского государственного университета


«Мне кажется, что для российской журналистки это важное событие, которое будет способствовать ее развитию. Лауреат — профессионал высокого уровня. Он относится к независимым и руководит известным СМИ. Он станет примером для молодых журналистов».

Валерий Амиров, преподаватель факультета журналистики Уральского федерального университета имени первого Президента России Б. Н. Ельцина 


«То есть, если уж честно, Алексей заслужил это своей жизнью — как никто другой. И совершенно безразлично, как я отношусь и к тому, и к другому, — но справедливое решение должно было выглядеть, по-моему, несколько иначе».

Журналист издания Baza Никита Могутин


«Почему не Навальному?»

Несмотря на большое количество положительных комментариев от журналистов про вручение премии Дмитрию Муратову, нельзя сказать, что реакция людей однозначна. Многие задались вопросом: «Почему премию получил не Алексей Навальный?»

В целом весь конфликт упирается в личности, и люди задаются вопросами: «Кто больше достоин? Кто больше сделал?» Многие на этот счёт полагают, что премию мира вручили не конкретному человеку, а журналистскому сообществу в целом. 

Медиаменеджер Демьян Кудрявцев, например, высказался так: «Муратов не получил премию вместо Навального. И Навальный не мог получить ее, но и Муратов получил ее совсем по другому поводу, причине и набору критериев».

Журналистка и правозащитница Зоя Светова также высказалась по этому поводу так: «Признание Муратова и вместе с ним и „Новой газеты“, и ее убитых за профессиональную деятельность журналистов — это, мне кажется, важно именно сейчас, когда журналистика в России уничтожается. Почему не дали эту премию Навальному или Тихановской? Не захотели лезть в политику? Это признание приоритета журналистики над политикой. Навальному еще дадут премию мира».

* внесён в реестр НКО-иноагентов

Надежда Войтова