Медиановости

21 ноября 2012 19:42

"Петербургский театральный журнал": "За свободу надо платить"

22 августа комитет по печати предоставил "Петербургскому театральному журналу" грант в размере 1 млн 498 тысяч рублей. В октябре издание выпустило № 69, который Смольному не понравился. Очевидно, потому, что редакция отдала его в руки молодых театральных критиков, которые рассказали о взаимосвязи театра и протестного движения. В материалах "мятежного" номера чиновники усмотрели нарушение правил предоставления бюджетных средств и отказались компенсировать затраты на его выпуск. Что будет дальше, в редакции не знают, а в комитете – не говорят.

Странная история с отчетливым политическим привкусом стала достоянием общественности по итогам заседания петербургского парламента 21 ноября. Депутаты Максим Резник и Марина Шишкина обратились к губернатору Полтавченко с требованием дать оценку странным действиям комитета по печати, которые по-другому, как политическим давлением на СМИ и цензурой, назвать сложно.

Узнать, что по этому поводу думают в Смольном, Лениздат.Ру не удалось. Пресс-секретарь вице-губернатора Василия Кичеджи, курирующего СМИ, сообщила, что ее начальник в Одессе и не в курсе конфликта. Что же касается комитета по печати, то его сотрудники не смогли оперативно ответить на вопросы редакции, тем не менее пообещали дать оценку собственным действиям в ближайшее время.

№69 - "молодежный" номер

По словам главного редактора журнала Марины Дмитревской, комитет по печати поддерживает журнал грантами на конкурсной основе на протяжении многих лет, и подобных случаев во взаимоотношениях чиновников и руководства театрального журнала не случалось.

"Механика процесса такова, - поясняет она. -  Мы пишем паспорт проекта согласно выделенной смете. Далее издаем номер, отчитываемся по нему содержательно и финансово и получаем деньги на возмещение затрат (согласно смете, опять же). Проверяют все до буквы и до фотки".

Претензии комитета по печати вызвал "Петербургский театральный журнал" №69, который редакция отдала в руки молодых театральных критиков. "В традиционном молодежном номере был запланирован раздел "Театр и реальность", касающийся театрализации действительности -  связи театра и жизни, -  рассказала она. - И молодые критики двух столиц этот номер с этим разделом выпустили согласно паспорту, и в начале октября редакция отчиталась перед комитетом по печати".

Грант дал – грант взял

Однако эксперимент не прошел незамеченным со стороны Смольного. 9 октября комитет составил акт о выявленных нарушениях условий предоставления субсидий. В нем чиновники ведомства указали, что ряд публикаций в номере не соответствует тематике материалов, указанной в приложении договора, который был заключен комитетом по печати с редакцией издания.

"Редакции было сообщено, что несколько материалов номера не соответствует паспорту проекта, - рассказывает Дмитревская. - При этом не было предоставлено никаких аргументов, хотя я в нескольких письмах просила письменной аргументации. В редакцию поступали бюрократические отписки. Ситуация грозит возвратом гранта, поскольку если не выполнен один этап — забирают те деньги, которые уже дали (за первые два номера) и не дают остальных. Это смерть для журнала".

"Митинг как театр"

"Несоответствующими" комитет признал четыре текста: "Николай Песочинский. Театрализация реальности: как это было", "Мы протестуем, мы недовольны, или Митинг как театр",  "Жизненный фарс театральное действо. Слияние", Донатос Грудович: "О правилах жизни", "Запретить нельзя поставить". К слову, публикации в Сети недоступны: "Петербургский театральный журнал" не выкладывает материалы свежих номеров онлайн, мотивируя читателей познакомиться с печатной версией.

В тексте "Мы протестуем, мы недовольны, или Митинг как театр" автор Максим Чуклинов сравнивает акции протеста, которые проходят в России почти каждую неделю, с плохим театральным представлением. Чуклинов уверен, что из-за отсутствия "главного героя спектакля" митинги сейчас напоминают репертуарный театр, когда заранее известно, что и кто будет говорить. И для "зрителя", без которого невозможно ни одно представление, уже не представляет интереса этот "балаган", который устраивают и "Наши" и "не Наши". Вывод автора: "актерская труппа" потеряла внимание стотысячной толпы, хотя изначально у нее была возможность устроить настоящую "премьеру". "Остается бояться театра жестокости, бедного театра, а с абсурдом у нас и так все в порядке", - заключает Максим Чуклинов.

Лариса Чернова в рецензии "Запретить нельзя поставить" на спектакль "БерлусПутин", поставленный актерами из Театр.doc, рассказывает, почему произведение актуально для России. Материал начинается с истории создания пьесы "Двуглавая аномалия" итальянца Дарио Фо, которая легла в основу спектакля, после чего Чернова приходит к выводу, что до оригинальной комедии дель-арте (в которой написано произведение) российская интерпретация все же не дотянула. Тем не менее свои прелести у спектакля есть, например режиссер-постановщик Варвара Фаэр сдобрил пьесу шутками из Интернета. "В таком экзотичном виде Путин узнает, что его признание об обмане народа привело к импичменту, а "исполняющими обязанности президента стали Навальный и Ходорковский", на него же самого открыли давно закрытое уголовное дело № 44/128 "О превышении должностных полномочий, о хищении бюджетных средств, о получении неоднократно взяток в особо крупных размерах и мошенничестве в особо крупных размерах", - пишет Чернова. Автор текста удивлена, что театр играет "БерлусПутина" благополучно и без происшествий, что "нашисты" театр не сожгли и не разгромили, а комиссии по пожарной безопасности театр не закрыли.

Ольга Тотухова в материале "Жизненный фарс и театральное действо. Слияние"объединила рассказ о новом спектакле Аллы Сигаловой "Окончательный  монтаж" с рассказом о том, как 8 мая в Москве ОМОН разогнал участников уличного спектакля "Бульварные танцы, или Pulp dances". Тотухова отмечает, что Сигалова сумела создать образ безымянной, сметающей все на своем пути толпы и доказать, что пока нет такого человека, который бы этой толпе мог противостоять. "С учетом контекста предшествующих февральских, мартовских и последующих майских событий все в "Окончательном монтаже" кажется обостренно метафоричным, символически отражающим и даже предсказывающим (если говорить о майских митингах), словно намекающим на реальные толпы, Болотную площадь, "марши миллионов", "избиение младенцев" в кафе "Жан-Жак" на Никитском бульваре, ОМОН, слезоточивый газ, зачистку центра Москвы...", - заключает автор текста. Говоря о "Бульварных танцах, или Pulp dances", Ольга Тотухова описывает уличный перформанс Донатаса Грудовича и его "Театр-партизан". В ходе представления артисты изобразили из себя митингующих, в это время на них и напал ОМОН. Представление было остановлено, но, как пишет Тотухова, зрители долго не могли разобраться, были ли омоновцы настоящими. В Москве спектакль стал реальностью. "8 мая на небольшом отрезке Чистопрудного бульвара между двумя поэтами в финальном аккорде слились воедино жизненный фарс и театральное действо", - завершает свой рассказ автор материала.

"Мы не первый год живем в этой стране"

"7 ноября меня вызвали в комитет по печати. Никаких доводов представлено не было, меня поставили в известность, что комитет не хочет иметь отношения к номеру, где, скажем, напечатана рецензия на спектакль "БерлусПутин" и опубликованы как иллюстрации фотографии митинга на Болотной, - рассказала Дмитревская. - Вникать в содержание статей (недостаточно, с моей точки зрения, радикальных — вот парадокс!) никто не хочет. На мой вопрос: "Это политическая цензура?" — было ответили: "Расценивайте как угодно, мы не первый год живем в этой стране".

Редакции сообщили, что с юристами будет проработана ситуация дополнительного соглашения к договору, и № 69 из проекта будет изъят. "Это минус 350 тысяч рублей, - уточняет Дмитревская. - Но за свободу надо платить, и мы с редакцией, чтобы не терять остальное, снова подтянули пояса и пошли на это".

По словам редактора "Петербургского театрального журнала", на этом переговоры были остановлены. "Ситуация зависла. Отчет не принят, - отмечает Дмитревская. - Телефоны в Смольном молчат, мне только сообщают, что "никакой информации для вас нет", я полтора месяца не могу добиться никаких внятных объяснений. Близится срок отчета по проекту в целом, а никто ничего не знает. Нас просто подвесили в "черном ящике". Председатель комитета меня не принимает, его подчиненные тоже".

"В этой ситуации молодежная редакция обратилась в комиссию по культуре ЗакСа, к Максиму Резнику. Сегодня последовал депутатский запрос губернатору, и ситуация стала легальной. Распутать ее по-рабочему мне не удалось", - признается Дмитревская.

К слову, на сайте "Петербургского театрального журнала" поставлен рекорд по посещаемости за все время его существования: за месяц было зафиксировано более 50 тысяч посещений, сообщают в редакции. Очевидно, что у правительства города иные критерии оценки качества журналистских произведений.

Алиса Кустикова