Медиановости /
Версии, Несвобода слова

24 июля 2014 15:46

Россия - Китай: обмен опытом цензуры

Россия - Китай: обмен опытом цензуры

На фоне обострившихся отношений с Западом, союзничество России с Китаем кажется вполне закономерным. Политические и культурные деятели обеих стран неоднократно подчеркивают всесторонность сотрудничества. И если раньше дело касалось в основном экономического сотрудничества, то теперь дошло и до масс-медиа.

С 2002 года Россия и Китай провели 7 встреч, на которых активно обсуждалась возможность сотрудничества СМИ двух стран. Но подобные мероприятия носили скорее формальный характер и никаких практически ощутимых результатов не принесли. Однако за последние два года эксперты отметили явное потепление отношений между Россией и Китаем в информационной сфере.

Так, например, нынешним летом был подписан меморандум о взаимопонимании, направленном на налаживание практического сотрудничества двух спутниковых навигационных систем -- китайской "Бэйдоу" и российской ГЛОНАСС. Позже в Харбине состоялся форум средств массовой информации северо-востока Китая и России под девизом «Новый старт, новые возможности и новое сотрудничество». И, наконец, 11 июля страны заключили договор о сотрудничестве в сфере СМИ.

Что кроется за этим союзом? И какие последствия будет иметь подобное взаимодействие для отечественных масс-медиа? Вполне возможно, что близкой для России окажется не только модель китайского рынка, но и цензурная политика партнера. Не секрет, что свобода слова в Китае заключена в жесткие идеологические рамки.

Прогнозы на этот счет существуют самые разные. Например, китайские журналисты на данный союз возлагают большие надежды. Их отзывы о сотрудничестве – самые восторженные, а планы – далеко идущие. По мнению редактора крупнейшего информационного портала Северо-Восточного Китая «Дунбэйван» Лю Гоминя: «СМИ России и Китая должны вплотную сотрудничать и занять важное место в освещении событий в двух странах, в первую очередь, в таких сферах, как политика и торговля. Это даст новый импульс развитию двусторонних отношений».

А вот их русскоязычные коллеги не столь оптимистичны. Отечественных журналистов такая активность властей в вопросе обмена опыта с Китаем несколько беспокоит, и тому есть определенные поводы:  тот же апрельский законопроект о введении фильтрации контента на всех уровнях сетей передачи данных, запрете на размещение DNS-серверов доменов .RU и .РФ за пределами России и запрете на присоединение региональных и местных сетей передачи данных к зарубежным интернет-сетям. Кроме того, предполагалось ввести три уровня сетей передачи данных таким образом, чтобы пропуск всего трафика осуществлялся только через сети общероссийских операторов.

Невольно обнаруживается сходство между этим проектом и теми законами, которые активно практикуются в Китае.

Правительство КНР неоднократно предпринимало попытки усиления цензуры в сети, многие из которых достаточно показательны в плане свободы слова в стране. Например: в январе 2006 года компанию Google обязали блокировать доступ жителей КНР к сайтам с политически некорректным, с точки зрения китайских властей, содержанием. А в 2011 в правительстве Китая подготовили законопроект централизации национальной серверной инфраструктуры. Планировалось запретить за пределами Китая размещение DNS-серверов доменов .Cn, а также тех, которые используют китайские компании.

Что же до российского законопроекта, то помимо достаточно явного «китаизма» в законе есть и другие нюансы.

Подобная политика правительственного контроля за Интернетом вполне может превратить рунет в китайский аналог. Не секрет, что китайский Интернет – сеть замкнутая. Правительство Китая с завидной частотой принимает меры, практически исключающие национальный интернет из мирового культурного и информационного поля. Кроме того, финансирование исключительно национальных DNS-серверов (надо же им как-то развиваться), приведет к монополизации рунета, гегемонии нескольких крупных интернет-провайдеров и исчезновению малого бизнеса из этого сегмента рынка.

Настораживает, однако, не только это. Плодом работы Государственной Думы в этом году стал целый ряд губительных для свободы слова законопроектов. «Антитеррористический» пакет законов, закон о «популярных блогерах», «об экстремизме в прессе». Все это многими журналистами было воспринято как попытка окончательного «зацензуривания» отечественных СМИ.

До сих пор Россия пыталась доказать миру, что и она – тоже Европа. И нравы у нас европейские, и технологии. И законы мы хотим «как в Европе». Однако в отношении прессы страна буквально отдает дань восточным традициям. Пресса и Интернет в Китае известны как одни из самых закрытых и подцензурных в мире. Информационная система Китая практически исключена из мирового культурного процесса. Это навряд ли возможно представить в стране, которая стремилась не только догнать, но и перегнать. Что в условиях информационной изоляции кажется практически невозможным.

Дарья Чапко