Медиановости /
Власть, Конфликты, Петербург

10 декабря 2014 14:39

Дело ИРП: протокол, о котором никто не знал

Дело ИРП: протокол, о котором никто не знал

9 декабря мировой судья участка № 206 Санкт-Петербурга признал Институт региональной прессы (ИРП) виновным в ведении политической деятельности без регистрации в качестве иностранного агента и наложил штраф в 400 тыс. рублей. На итоговом заседании оказалось, что Минюст посылает разные документы под одним номером, принтер из-за «технической ошибки» может печатать цифры, похожие на рукописные, а электронные документы в ведомстве дольше месяца не хранятся.

Тот самый протокол Министерства юстиции, по которому было возбуждено дело, Анна Шароградская, директор Института региональной прессы, неожиданно увидела только 7 ноября. Именно тогда сотрудники Министерства юстиции молча принесли его в готовом виде на подпись. По данным защиты, никакой возможности реализовать свои законные права и присутствовать на составлении этого протокола, ведомство ИРП не предоставило.

«Собачка могла подрасти»

Для начала заметим, что для представителей организации присутствие при составлении такого документа - вовсе не формальность. Это гарантия того, что стороны смогут воспользоваться своими юридическими правами: давать объяснения, заявлять ходатайства или отводы, представлять доказательства и делать заявления.

Как утверждают представители НКО, уведомление о составлении протокола они действительно получили - только четырьмя днями позже даты составления документа. Это подтверждают почтовые штемпели на конверте: даже на почту уведомление попало уже после составления протокола. Да и приглашали представителей ИРП к 15:00, в то время как протокол был составлен уже в 9:00, что зафиксировано в документах.

Но и это еще не все. Уведомление, которое, хоть и непоправимо поздно, но все же получили в ИРП, приглашало на составление протокола по статье 19.4 КоАП (неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный контроль), которая предусматривает штраф до 2 тысяч рублей. Однако, когда Анна Шароградская увидела уже готовый протокол, оказалось, что составлен он по статье 19.34 КоАП (нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента). Здесь штрафы возрастают уже до 500 тыс. рублей. Оба уведомления присутствовали в суде: и то, которое предоставил ИРП, и то, которое предоставил Минюст. Они оказались совершенно идентичными, вплоть до времени приглашения и номера документа, единственная разница была как раз в этой цифре «3», которая визуально сильно отличалась от печатного шрифта.

документ шароградская.jpg

Все в порядке

Все вышеперечисленное представителю Минюста Марии Карааслан не показалось странным, а цифру «3» после долгого замешательства она объяснила «ошибкой принтера». Никаких доказательств того, что запоздалая почтовая корреспонденция была продублирована электронными письмами, ведомство предъявить не смогло: по словам Марии Карааслан, весь электронный документооборот ведомства не хранится дольше месяца.

Адвокат защиты Иван Павлов ходатайствовал, во-первых, о запросе у Минюста первоначальной версии протокола. Во-вторых - о том, чтобы получить документальное подтверждение ведомства: в ИРП действительно было послано два протокола по разным статьям под одним идентификационным номером. И, в-третьих, о проведении технической экспертизы, которая определит, внесена ли спорная цифра «3» в документ от руки.

Все три ходатайства, которые представил Иван Павлов, были отклонены судом. Мотивировал это судья в том числе так: если суд примет ходатайство, заседание будет отложено еще раз и это парадоксальным образом ущемит права ИРП.

По старым следам

Что же касается содержания протокола, то и здесь Иван Павлов обратил внимание суда на присутствующие ошибки.

Во-первых, заключение РГПУ им. Герцена о ведении организацией политической деятельности (как и в деле Фонда свободы информации)  опиралось не на то определение политической деятельности, которое предусмотрено законом, а на произвольное толкование политологического словаря.

Во-вторых, признаки политической деятельности эксперты усмотрели в мероприятиях, которые прошли более трех месяцев назад (семинар  для журналистов «Развитие местной демократии и самоуправления» и презентация книги «Колбасно-демократическая революция»), то есть срок давности административного правонарушения, если таковое имелось, уже истек.

Судом была предоставлена только резолютивная часть решения. Сославшись на позднее время, мотивировочную часть суд обещал подготовить в течение ближайших трех дней. При этом судебного решения истцам и ответчикам пришлось ожидать больше часа.

Не закрыть, так обанкротить

«Организации, которые занимаются сейчас правозащитной деятельностью, сталкиваются  с чудовищным давлением в виде проверок со стороны прокуратуры и министерства Юстиции, - сообщил после заседания журналистам Иван Павлов. - Ну и, как мы сегодня увидели, проблема носит и материальные характер. 400 тысяч - это та сумма, которая может обанкротить не только маленькую организацию, но и достаточно большую, поскольку бюджеты всех НКО сверстаны достаточно плотно и они не оставляют возможностей для каких-то штрафов или пени».

«Это все немножко смешно, потому что денег нет и платить нечем, - добавила Анна Шароградская. - Я не знаю, как это будет дальше развиваться, но, в конечном счете, поправлять положение пошатнувшегося рубля за счет некоммерческих организаций, по-моему, это очень невыгодное дело. Потому как явно, что никто из нас не будет платить такие сумасшедшие штрафы». 

Решение суда Институт региональной прессы будет оспаривать в вышестоящих инстанциях, добавив к своей защите те данные, которые выяснились в ходе заседаний.

«Мы даем высказываться всем»

Для того, чтобы некоммерческую организацию можно было признать иностранным агентом, должны выполняться два условия: она должна получать иностранное финансирование и вести политическую деятельность. Иностранное финансирование ИРП никогда не скрывал: идея материальной поддержки НКО в России не распространена, и Институт основном существовал на различные гранты различных стран и организаций.

«Вы же понимаете, что мы очень легко могли зарабатывать деньги, делая и общественно-значимые вещи, и давая возможность проводить мероприятия каким-нибудь косметическим фирмам, - рассказала Лениздат.Ру Анна Шароградская. - Но я считаю, что это неправильно. Пыталась что-то сделать «Зеленая лампа», там была условная свобода слова, я знаю, кому они не давали возможности выступать и кто поэтому приходил к нам. Но «Зеленая лампа» совмещала это с кафе, которое помогало им получать какую-то коммерческую прибыль».

Что же касается политической деятельности, Минюст доказывает ее наличие тем, что двумя вышеупомянутыми мероприятиями ИРП «формировал общественное мнение». «Тогда получается, что любая информированность - это формирование общественного мнения, - продолжила Анна Шароградская. - И это если эта информированность однобока, мы даем слово одним и больше никому, тогда можно говорить о формировании общественного мнения. Но у нас-то такого нет. Нас «бьют» и за то, что у нас бывают «не те» градостроители, «не те» экологи, хотя бывают и «те» и «не те». Даже когда Собчак (Анатолий Собчак, мэр Санкт-Петербурга с 1991 по 1996 гг.) потерял власть и никто не давал ему площадку, он выступал у нас. Мы даем высказаться всем - это наша четкая философия. Такого направления деятельности больше нет в других местах».

Анна Шароградская добавила, что сейчас ей уже ничего не надо: ни славы, ни денег - она состоялась на том уровне, на котором хотела состояться. «Да, я получаю какие-то очень небольшие деньги, но это все похоже больше на благотворительность, потому что столько оставляешь там внутреннего, - поделилась директор ИРП. - В конечном счете, я все равно верю в то, что это дело правое и мы победим, извините, что я использую штампы. Я верю в хороших юристов, но пока еще мало встречается хороших судей».

Кроме оспаривания судебного решения, в отношении Анны Шароградской планируется возбуждение уголовных дел  по статьям УК РФ 280, «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. А многочисленные внеплановые проверки ИРП Санкт-Петербургской городской прокуратурой и Министерством юстиции будут проводиться и дальше.

Катерина Яковлева

Теги:  конфликт