Медиановости /
Петербург

1 апреля 2015 21:44

Подсудные приставы и неуловимый Кичеджи

Подсудные приставы и неуловимый Кичеджи
 
Прямо на предварительном слушании 1 апреля по делу ООО «Информационный департамент «Оперативное прикрытие» против судебных приставов, которые не обнаружили у мультимиллионера и экс-вице-губернатора Василия Кичеджи имущества, сбережений и работы, приставы спровоцировали второй иск. Тем временем Кичеджи грозит административная ответственность и ограничение выезда за пределы РФ, а его Audi остается невидимой для исполнительной власти, несмотря на все документы. 
 
Василий Кичеджи остался должен 183 тысячи рублей судебных издержек «Оперативному прикрытию» еще в апреле 2014 года, когда проиграл иск о защите деловой репутации газете «Наша версия на Неве». Почти за целый год эту, видимо, слишком крупную сумму выплатить экс-вице-губернатор так и не смог, а судебные приставы заявили, что не нашли у Кичеджи ничего, чем можно было бы возместить сумму. Усомнившись в добросовестности их работы, ИД «Оперативное прикрытие» подал на приставов в суд.
 
Нарушение на нарушении
 
Предварительное заседание сразу началось с того, что представители исполнительной власти пошли на весьма сомнительную попятную. Было объявлено: производство по делу восстановлено, то есть служба в течение еще двух месяцев готова искать неуловимого Василия Кичеджи. Судья обрадовалась, посчитав, что все основания для того, чтобы не возбуждать дело есть. «Но вы же возобновления дела добивались?» – спрашивала судья на попытки заявителя объяснить: заявителям важно, чтобы суд установил незаконность действий судебных приставов. 
 
Дальше – больше. Оказалось, делопроизводство загадочно возобновлено при отсутствии исполнительного листа – основного документа, на который должны опираться в своих действиях приставы. Этот лист был послан почтой «Оперативному прикрытию» после того, как дело было закрыто. С тех пор его никто не видел уже три месяца. Более того, постановление подписано самим приставом-исполнителем Ольгой Осокиной, хотя такие документы должны выноситься как минимум старшим приставом(по п. 9 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Если бы заявитель снял все свои претензии, этот документ мог бы оказаться недействительным в любой момент. «Оперативное прикрытие» собирается обжаловать постановление 2 апреля. 
 
Пока что к делу только могут быть приобщены новые документы, а историю о том, как у человека, который всего три года назад занимал 33 место в списке самых богатых чиновников России Forbes, а два года назад заработал 65 млн рублей (в основном за счет продажи принадлежавших ему акций «Тамбов-цемента»), не нашли никакого имущества, Ольга Осокина, судебный пристав-исполнитель, поведает на следующем заседании. 
 
Пока из документов известно, что 10 июля 2014 пристав побывала в доме, где зарегистрирован бывший вице-губернатор. На месте Ольга Осокина обнаружила, что должник по данному адресу не проживает, никакого имущества экс-чиновника там тоже не оказалось. Все это задокументировано в акте с припиской: «со слов соседей». На этот адрес, кстати, направлялись и все извещения должнику. Василий Кичеджи никаким образом свое присутствие не обозначил и никаких шагов к урегулированию ситуации не предпринял. 
 
Невидимая машина
 
Кое-что судебные приставы все же нашли. Кое-что – это автомобиль Audi A8L. 26 июня даже было вынесено постановление, которое запретило проводить какие-либо регистрационные действия с автомобилем. За этим шагом Audi логично должны были изъять и выставить на торги. А модель недешевая: новую A8L можно приобрести за 5–9 млн рублей, а автомобиль 2007 года выпуска с пробегом, каким и обладает Василий Кичеджи, может оцениваться в 700–1200 тысяч рублей. Штраф явно покрывается. 
 
Но изъятием и продажей приставы не озаботились, и в акте о прекращении дела вопреки логике появилась фраза «у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание». Более того, «все меры по его отысканию оказались безрезультатными». 
 
В какой правовой тупик здесь попала «найденная» еще полгода назад машина – неясно.
 
Заметим, всего месяц назад не обладающий имуществом и финансами Кичеджи публично предлагал предоставить любые условия проживания семье экс-премьера Японии Юкио Хатояма как в Петербурге, так и в Москве за свой счет. 
 
Вероятно, начальник Смольнинского отдела судебных приставов Виталий Яковлев привычки читать «светские» новости не имеет и о существовании одного из самых богатых чиновников России не знает. Потому как с актом об отсутствии у Василия Кичеджи имущества он согласился и собственноручно его подписал. Дело было окончено. 
 
Кстати говоря, зарегистрированного лично на Кичеджи «крупногабаритного» имущества действительно не так много. Три квартиры в России общей площадью 450 кв. м, большой жилой дом и земельный участок (5425 кв. м), гараж и апартаменты в Болгарии (261,9 кв. м) и три автомобиля Mercedes-Benz принадлежат его супруге. И все это, как совместно нажитое в браке, тоже в крайнем случае может привлекаться для выплаты 183 тысяч. Не говоря уже о банковских счетах самого Василия Кичеджи.
 
Медленно и незаметно
 
У бывшего чиновника было несколько месяцев на то, чтобы оплатить весь долг добровольно, разойтись миром и не впутывать в дело судебных приставов. Но экс-вице-губернатор доброй воли не изъявил. Чем навлек на себя, кстати, кроме исполнительского сбора в 7% от суммы штрафа (она выплачивается приставам), угрозу не только ареста  имущества, но и привлечения к административной ответственности на основании 113 ФЗ  «Об исполнительном производстве». Более того, должнику Василию Кичеджи судебный пристав-исполнитель должен был вынести постановление о временном ограничении на выезд из России. Впрочем, представители исполнительной власти таких действий не предприняли.  
 
Во всей истории судебные приставы в принципе были не слишком расторопны. Для того, чтобы подтвердить неимущее положение Василия Кичеджи, им понадобился максимум времени, которое может позволить законодательство: несколько месяцев подготовки документов и два месяца поисков Ольги Осокиной. Хотя дело было закрыто 28 ноября 2014 года, Информационный департамент «Оперативное прикрытие» узнал об этом только 27 января 2015 года, когда обнаружил, что оно уже находится в архиве. Извещение о прекращении и исполнительный лист направили(со слов пристава)  в организацию еще через два дня, 29 января. До адресата документы до сих пор не дошли. 
 
Связаться с Василием Кичеджи, услышать от него какие-то разъяснения, добиться его присутствия на каком-нибудь из заседаний и уж тем более – получить, в сущности, крошечную в сравнении с его капиталом сумму не удалось.
 
Напомним, дело против издателя газеты «Наша версия на Неве» Информационного департамента «Оперативное прикрытие», Василий Кичеджи возбудил еще в 2012 году, в свою бытность вице-губернатором, ответственным в том числе за сферу массовых коммуникаций. В публикации «Смольнинские клерки и "яблочники" не понимают вице-губернатора» чиновник увидел нанесение урона своей репутации, но эксперты и суд на его сторону так и не встали, в апреле 2013 года дело было проиграно. Возместить судебные издержки изданию Василий Кичеджи должен был в размере 183 тысяч рублей. 

Катерина Яковлева