Медиановости /
Бизнес, Версии, Власть, Петербург, Пресса

13 октября 2015 14:59

Собака на сене – бренды БМГ не отдают

Собака на сене – бренды БМГ не отдают
 
Последние номера «Вечернего Петербурга» и «Смены» вышли в свет 12 октября, 17 октября та же участь должна постигнуть и «Невское время». Хотя к покупке брендов интерес у бизнеса уже есть, нынешний глава БМГ Арам Габрелянов, рассказывают редакторы, по неизвестным причинам на переговоры не выходит. Тем временем губернатор молчит, а сотрудников увольняют «по соглашению сторон».
 
На связь с новым руководством холдинга (после смерти основателя БМГ Олега Руднова его возглавил гендиректор News Media Арам Габрелянов) пытаются выйти и спикер петербургского Законодательного собрания Вячеслав Макаров (с предложением принять на себя ответственность за выпуск газет), и, по некоторым данным, потенциальные акционеры брендов. И те и другие обращения — пока безуспешны. 
 
При этом даже недавняя история газет показывает, что инвесторы всегда находятся, главное — получить бренды.  
 
Газеты выживали
 
Все три газеты вошли в «Балтийскую медиа-группу» сравнительно недавно — в 2005 году. При этом если в СССР «Вечернее время» было органом Ленгорсовета, а «Смена» — Петроградского губкома комсомола, затем Ленинградского обкома и горкома ВЛКСМ, то с начала 90-х и до 2005 года они существовали как акционерные общества. Желающие в той или иной форме спонсировать выпуск находились несмотря на проблемы, которые начались в печатном секторе. 
 
Так «Смена» поначалу стала первым СМИ в стране, учредителем которого стал журналистский коллектив. После взлета цен на подписку форма собственности поменялась, и акционером стал «Астробанк». Когда он прекратил деятельность, соучредителем газеты выступил петербургский ЗакС (с 1996 по 2005 гг.), правда, замечает главный редактор газеты Олег Засорин, деньги от парламента газета получала только в середине 90-х годов. Главным же акционером в 1996 году стал концерн АФК «Система» (продал долю в 2004), а миноритарием с 30% акций до 2006 года выступал финский медиахолдинг Sanoma-WSOY. 
 
При этом каждый раз покупатели находились. Одна только сумма продажи доли акций Sanoma-WSOY, по оценкам участников рынка, составила около 5 млн рублей. «Газета могла закрыться в 1996, 1999, 2004 году, но торговая марка каждый раз перепродавалась», — рассказал Олег Засорин.
 
Меняли учредителей и «Вечерний Петербург», и «Невское время». «Они менялись вплоть до 2005 года, — рассказывает Константин Миков, главный редактор «Вечернего Петербурга». — Желающие вкладываться, конечно, рано или поздно находились». Газета пережила даже пожар здания, в котором находилась редакция, в 2001 году, после чего коллективу пришлось искать новое помещение и средства к существованию, несколько месяцев сотрудники не получали зарплату, но до читателей газета доходила.
 
«Безусловно, могут находиться инвесторы, газеты могут быть даже прибыльными, если есть крупные рекламодатели, — уверен главный редактор «Невского времени» Михаил Иванов. — Существовать можно, главное — понимать, зачем». 
 
При этом, как заметил Константин Миков, когда говорят, что сейчас газеты закрывают из-за убыточности, почему-то никто не говорит о том, что все остальные издания на рынке существуют точно так же. «Они входят в холдинги, где есть учредители, есть какие-то другие финансовые ресурсы, — добавил он. — Это же не секрет. Поэтому мы все-таки надеемся, что какой-то вариант сохранения наших брендов найдется. Не такие уж это большие деньги, суммы просто смешные по сравнению с тем, что город, например, выделяет на оборудование велопарковок».
До 2015 года не дожила только одна газета БМГ — «Вечернее время». Ее выпуск был приостановлен в 2008 году, как объяснялось тогда, «для того, чтобы оптимизировать ресурсы». Гендиректор газетного комплекса «Балтийской медиа-группы» Елена Селезнева в тот момент сообщала: «Когда мы для себя немного проясним ситуацию, издание может быть восстановлено». Но этого так и не случилось. 
 
Молчание Габрелянова
 
В остальных же случаях желающие вложиться в газеты находились. Но в 2015 году ситуация оказалась иной: новый управляющий БМГ Арам Габрелянов, по словам главных редакторов, просто отказался перепродавать торговые марки. «Сейчас учредитель, как я понимаю, просто не желает вступать в переговоры с кем бы то ни было», — рассказал Лениздат.Ру Константин Миков. 
 
А Олег Засорин заметил, что Арам Габрелянов не отпускает любые бренды — так, закрылись без передачи телеканал «100 ТВ» и агентство «БалтИнфо».  «А между тем "БалтИнфо" был третьим по посещаемости ресурсом Северо-Запада, который просто убит, — возмутился он. — Для кого-то это мог бы быть нормальный бизнес в перспективе, потому что "БалтИнфо" со временем мог бы выйти на самоокупаемость». 
 
И непосредственные участники ситуации, и наблюдатели затрудняются предположить мотивы такой позиции руководства БМГ — закрывать СМИ, даже не пытаясь их продать. 
 
«Для меня это загадка, я не понимаю, что происходит, — рассказал Лениздат.Ру Михаил Иванов. — И никто не понимает, с какими бы продвинутыми и профессиональными людьми я ни говорил. Все ломают головы, потому что логики никакой нет. Если в случае с "БалтИнфо" (агентство закрыто в августе 2015 года), возможно, не хотели плодить конкурентов, то с газетами — какая тут может быть конкуренция, это же смешно. Ощущение полного абсурда». При этом, заметил он, когда непонятна логика происходящего, очень сложно пытаться продуктивно работать над изменением ситуации к лучшему. 
 
«За девять месяцев новый глава ни разу с нами не встретился, а теперь он вообще пропал, и я не понимаю, что за этим стоит, — добавил Михаил Иванов. — Такое ощущение, что мы имеем дело с неким принципиальным противником, которого обуревают какие-то неясные и необъяснимые желания. Хотя если речь идет о бизнесе, то все должно быть понятно. Даже если речь идет о политике, все должно быть понятно». 
 
А генеральный директор «НТВ-Петербург» Петр Годлевский предполагает, что таким образом Арам Габрелянов решил отомстить журналистскому сообществу, «которое он называл то ли тутси, то ли хуту, когда его начали критиковать за поведение в Петербурге». «Сложно подозревать человека с таким опытом политической и медиаборьбы в такой мелкой мести, — заметил Годлевский. — Но каких-то других разумных объяснений я просто не вижу. В любом случае продать газеты, сохранив бренды в городе и не вызывая для себя каких-то печальных последствий, было бы логичнее, чем фактически убивать их. Человек может заработать хоть что-то, а не потерять все, но Габрелянов этого не делает».
 
«Мне трудно предположить какие-то мотивы, потому что этот персонаж, на мой взгляд, совершенно чужд петербургскому информационному и культурному пространству, — считает депутат ЗакСа Борис Вишневский. — Он не понимает город, он его не любит, ему тут некомфортно. Но, к сожалению, волею судеб в его руках здесь оказались очень серьезные медийные активы». 
 
Олег Засорин же предположил, что за этими действиями может скрываться или месть Олегу Руднову, или зачистка петербургского информационного поля. «То, что происходит сейчас с газетами, — только начало массированного наступления московского бизнеса на петербургский рынок, — считает он. — Может быть, это неплохо, но это унификация, и неизвестно, с какой целью она проводится». 
 
При этом Засорин напомнил, что скоро будут проводиться три избирательных кампании: по выборам в петербургский ЗакС, в Госдуму и по выборам президента. «Все три газеты, не будем этого скрывать, поддерживали существующий режим, — рассказал главред «Смены». — Наша газета была,  как некоторые говорят, даже агрессивно провластной. Мы сторонники Путина, мы поддерживали и Путина, и его ставленника Полтавченко много лет». Засорин предполагает, что теперешняя радикальная позиция по отношению к газетам может быть политической игрой. «Выбиваются из информационного поля ресурсы, которые поддерживают власть. Почему это делает Габрелянов — я не понимаю. Он же тоже позиционирует себя "путинцем".  Тогда, может быть, это лукавство?»
 
Покупатель есть
 
В то же время люди, готовые вести переговоры о покупке бренда или о каких-то других серьезных вложениях в газеты, есть уже сейчас, но они не могут выйти на связь с владельцами, рассказывают главные редакторы газет. «Есть масса людей, которые за эти недели интересовались экономикой, численным составом, перспективами развития и тем, в чьем распоряжении находятся торговые марки, доменные имена и так далее, — приводит пример Олег Засорин. — Естественно, люди интересуются этим не из праздного любопытства». 
 
Он подчеркнул в разговоре с Лениздат.Ру, что сейчас газеты не просят у Смольного бюджетного финансирования, а только чтобы тот забрал торговые марки у Габрелянова и отдал ответственным бизнесменам.
 
«Мы не рассчитываем на то, что все это произойдет быстро, — заметил Засорин. — Понятно, что передача прав — это длительный процесс, который займет как минимум два месяца». Но чем дольше газета не будет выходить, тем меньше шансов на то, что она будет возрождена, добавил главред.
 
«Беда в том, что газеты закрываются из-за того, что они убыточны, — добавил Петр Годлевский. — Их закрывают, потому что новый собственник считает, что газетный рынок не перспективен. Но если есть люди, которые считают, что для них это какая-то общественная и социальная миссия, — почему не продать газеты этим людям?»
 
Новые бренды или вмешательство города
 
Но, уверен Петр Годлевский, даже если Арам Габрелянов принципиально откажется продавать бренды, газеты все равно смогут остаться на рынке. «Можно открыть, скажем, "Новое невское время", "Новую смену", — рассказал он Лениздат.Ру. — Ближайшее время читатели еще будут хранить память о тех изданиях, которые они читали и к которым привыкли. И можно будет переключить аудиторию на новые издания. Просто это может обойтись новым акционерам дороже, а в принципе ничего сложного в этом нет».  
 
Как рассказал Лениздат.Ру Михаил Иванов, такого варианта главные редактора не исключают. «Но это уже крайность, вынужденный выход из абсурда, которого мы хотели бы избежать», — добавил он. 
 
В том, что такой запасной план может сработать, сомневается Борис Вишневский. «Это очень сложно, — считает депутат. — Это бренды, которые существовали десятилетия, и продолжить их под другими названиями просто не получится, это почти невозможно. Надо ставить задачу принудить господина Габрелянова к продаже брендов».
 
При этом, уверен Борис Вишневский, если городская администрация  поставит перед собой такую задачу, то реализовать ее труда не составит. «Я не знаю ни одного крупного бизнесмена, который захотел бы работать, находясь в серьезном конфликте с местными властями», — добавил парламентарий. 
 
Но при этом губернатор города до сих пор молчит, заметил Олег Засорин. «Меня это удивляет, — рассказал он. — Абсолютно понятно, что закрытие газет — это не только имиджевый удар по Георгию Полтавченко, но и удар по его политической позиции. На мой взгляд, эта история очень четко направлена против него. Но сейчас мы слышим только громогласные заявления со стороны Макарова и Серезлеева. Спасибо им большое, но пока это только слова. Ни в какие дела они не превращаются». 
 
При этом, добавил главный редактор, в 2006 году, когда суд взыскал полтора миллиона рублей с газеты в пользу фармацевтической компании «Фармакор» (с формулировкой «за вред, нанесенный репутации»), губернатор Валентина Матвиенко «лично спасала газету». 
 
Кроме того, заметил Петр Годлевский, газеты могут быть такой же частью культуры города, как музеи, библиотеки и театры. «На мой взгляд, администрации города было бы гораздо логичнее помочь газете "Невское время" или "Вечерний Петербург", чем содержать "Петербургский дневник" и тратить на это больше 180 млн в год, — предположил глава «НТВ-Петербург». — Конечно, у города есть свои резоны, но мне кажется, что качественная пресса всегда и везде нуждается в особой заботе общества. Для этого газеты и нужны нам, потому что, как говорят, если хотите увидеть панику среди телевизионщиков — поезжайте в город, где объявили забастовку газетчиков». 
 
Сэкономить на увольнении
 
При этом сотрудников изданий увольняют не по сокращению, что означает как минимум последующие двухмесячные выплаты зарплаты (или более, если сотрудник встал на учет на бирже труда и не может найти работу), а по соглашению сторон.
 
Кроме того, при другой формулировке причины увольнения те сотрудники, которым оставался год до выхода на пенсию, могли бы оформить ее досрочно. Им навстречу тоже не пошли. 
 
Сами сотрудники, как объяснили источники в редакциях, не сопротивляются, потому что опасаются юристов Арама Габрелянова. Приводят в пример и коллегу с «БалтИнфо», который отказался увольняться на таких условиях, и ему предложили в таком случае в течение двух месяцев ходить на работу в пустую редакцию. 
 
Руководство творческих коллективов же предпочитает повременить. «Возможно, эти вопросы мы тоже будем задавать, но пока мы бы хотели найти достойный и разумный выход из ситуации», — рассказал Михаил Иванов.

Катерина Яковлева