Мнения /
Интервью

7 декабря 2015 17:12

Светлана Агапитова: Журналистика — это образ жизни

Светлана Агапитова: Журналистика — это образ жизни
 
В интервью Лениздат.Ру Светлана Агапитова рассказала, как за 30 лет изменились студенты факультета журналистики, что общего в работе журналиста и детского омбудсмена и какие альтернативы есть у сегодняшних работников СМИ.
 
Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова окончила факультет журналистики Ленинградского государственного университета в 1986 году. Долгое время работала на радио и телевидении. Вела передачи «У всех на виду» и «Пять вечеров» на ГТРК «Петербург — 5-й канал», «Погода в доме» и «Детский вопрос» на телеканале «Россия». 
 
Светлана Агапитова — лауреат множества наград в области журналистики, в том числе «СеЗаМ» и «Золотое перо». Должность детского омбудсмена занимает с момента ее основания в 2009 году. Кроме того, преподает на факультете журналистики Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ.
 
В 2016 году журналистскому образованию в Санкт-Петербургском государственном университете исполняется 70 лет. Юбилейные торжества откроет первый городской Фестиваль малой прессы, который пройдет 15-16 декабря 2015 года.
 
Первый прием студентов на отделение журналистики филологического факультета Ленинградского государственного университета состоялся в 1946 году. В 1961 году отделение было преобразовано в отдельный факультет. На основе факультета журналистики СПбГУ 16 сентября 2011 года был создан институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций».
 
— Вы с отличием окончили факультет журналистики Ленинградского государственного университета. Легко ли было выпускнику журфака в те годы найти работу?
 
— Когда я заканчивала журфак, было распределение. У меня же получился довольно непростой путь в журналистику, потому что вначале я полтора года работала в Горкоме комсомола. Только потом через радио пришла на телевидение. Но о своей основной специальности я никогда не забывала, потому что еще в детстве решила стать журналистом и всегда понимала, что обязательно вернусь. Тем более, работая в Горкоме, мне приходилось сотрудничать со СМИ и самой писать. Так что профессиональные навыки, полученные на факультете, пригодились и на другой работе. 
 
— Сейчас вы преподаете на кафедре телерадиожурналистики. Как, по вашему мнению, изменился факультет за эти годы?
 
— Больше всего меняются сами студенты. Все сильнее и сильнее. Меняется их отношение к жизни, цели. Студенты становятся более продвинутыми, информированными. Мне кажется, мы в 17-18 лет были более наивными. Информационное поле, в котором выросли сегодняшние студенты, позволяет им быть в курсе абсолютно всех проблем. Когда мы на лекциях касаемся, например, детских вопросов, меня удивляет, насколько зрело они рассуждают. Конечно, как и раньше, есть те, кто пришел за дипломом и не собирается быть журналистом. И есть действительно фанаты нашей профессии. Начиная с первого курса, они ходят по редакциям, стараются работать и учиться. 
 
Система преподавания на факультете тоже поменялась. Стало больше общих дисциплин. Мне кажется, раньше мы были больше заточены на практическую часть. Семинары проходили на телевидении, за студентами были закреплены редакторы, которые давали хороший практический опыт. Сегодняшним студентам больше повезло в том, что у факультета есть хорошо оборудованная студия. В мое время она только начинала работать, а у предыдущих поколений такой возможности вообще не было. Люди, которые видят свою дальнейшую жизнь на телевидении, теперь обладают прекрасной возможностью практиковаться.
 
— Когда вы работали журналистом и принимали людей на работу, отдавали ли вы предпочтение выпускникам журфака?
 
— Я считаю, что журналистика — это не профессия, а образ жизни. В журналистику человек может прийти абсолютно в любом возрасте и с любой профессиональной подготовкой. Это должно быть некое озарение, когда появляется потребность писать, говорить, публиковать свои мысли. Сегодня среди работающих журналистов выпускники журфака не преобладают. 
 
— Обязательно ли в таком случае журналисту иметь соответствующее образование?
 
— Мне кажется, что нет. К журналистике надо прийти, и все приходят в разном возрасте. Далеко не все старшеклассники понимают, на кого они идут учиться. Хотя журналистское образование дает достаточно широкий спектр знаний, в первую очередь филологической направленности. Но никто не мешает математику или физику стать журналистом.
 
— Как много из того, чему учили в университете, вам пригодилось потом в работе?
 
— Многие предметы были чисто познавательными. Мы изучали, например, экономику сельского хозяйства, промышленность. Такие предметы всегда говорили, что журналист — это дилетант, который должен разбираться практически во всем. Понятно было, что не каждый мог на первых курсах сказать, в какой области он в дальнейшем будет работать. 
 
Пригодилась во многом история журналистики. Начиная работать на телевидении, мы все думаем, что можем изобрести передачу, которой раньше никогда не было. Когда я стала заниматься историей журналистики, выяснилось, что, в общем-то, все уже было. Не надо стремиться изобретать велосипед, есть много нового, которое хорошо забытое старое. 
 
— Что лично вам дал факультет журналистики Ленинградского государственного университета?
 
— Друзей, знакомых, преподавателей, которые сегодня являются моими коллегами. Кроме того, мне нравится ощущать, что факультет, на который я решила поступить когда-то в детстве, есть в моей жизни и в зрелом возрасте.
 
— Какие преподаватели вам запомнились?
 
— Я поддерживаю отношения со своим научным руководителем — Владимиром Георгиевичем Осинским. До сих пор преподает на факультете Валентин Гурьевич Ковтун, который нам читал про блокадное радио. Когда я пришла на журфак, еще работала Березина (Валентина Березина — прим. Лениздат.Ру) — можно сказать, патриарх нашего факультета. Обычно студенты не очень любят историю, тем более — историю журналистики, но она умела так преподнести материал, что даже скучные предметы становились интересными. 
 
Очень яркое воспоминание осталось о преподавателе мифологии на первом курсе Гаяне Галустовне Анпетковой-Шаровой. Она очень интересно рассказывала о мифах Древней Греции. Мы все стали фанатами Геракла и Ахиллеса. Когда человек всей душой предан своему делу, это очень заражает. Помню Александра Федосеевича Бережного. Марина Александровна Бережная сейчас заведует кафедрой телерадиожурналистики — это уже журналистская династия. Людмила Петровна Громова, которая сейчас является деканом факультета, нам тоже читала лекции. Галина Сергеевна Мельник, Корконосенко Сергей Григорьевич. Эти преподаватели — столпы нашего факультета.
 
— В 2009 году вы вступили в должность Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге. Помог ли вам на новой работе журналистский опыт?
 
— Безусловно. Как выяснилось, в работе Уполномоченного важно не только самому говорить, но и уметь слушать. А это как раз одно из главных качеств журналиста. Слушать, слышать и уметь донести до людей свои мысли.
 
— Во время вашего переизбрания на должность детского омбудсмена в 2015 году разразился скандал. Как вам кажется, какую роль в этой истории сыграли СМИ?
 
— Я считаю, что положительную. Петербургская журналистика имеет особые устои. Обо мне распространяли очень много провокационной информации, но в Петербурге моих противников не поддержали. Наоборот, старались уделить внимание вопросам, над которыми я работала. «Поливательных» материалов практически не было. Я очень благодарна коллегам, что они не стали кого-то слушать и гоняться за «жареными» фактами. 
 
— Тяжело ли сегодня приходится тем, кто только начинает свой путь в журналистике?
 
— Своему второму курсу я объясняю, что у них, с одной стороны, широкие возможности, с другой стороны, перед ними, безусловно, встанет выбор, говорить ли правду или поступиться своими принципами ради того, чтобы работать в редакции и зарабатывать деньги. Некоторые студенты говорят, что, если не смогут выражать свою точку зрения, будут писать о животных, о культуре и так далее. Такой выбор у журналиста всегда остается, но сейчас стало больше альтернатив. Мне бы очень хотелось, чтобы студенты, которые учатся сейчас на факультете, не изменяли выбранной профессии. К сожалению, не очень большой процент студентов в итоге идет в журналисты. 
 
— Вы бы посоветовали вчерашним школьникам отдать предпочтение этой профессии?
 
— Я люблю эту профессию и считаю, что чем раньше человек определяется, тем лучше. Хорошо, что есть кружки журналистики и школьные студии, где ребенок с 10-12 лет начинает понимать, что ему нравится в жизни. Целеустремленные и талантливые ребята должны приходить в эту профессию, потому что это наше будущее.
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга
Теги:  журфак