Мнения /
Интервью

23 декабря 2015 16:45

Анна Макарова: Понятия «районная газета» больше нет

Анна Макарова: Понятия «районная газета» больше нет
 
Главный редактор «Кронштадтского вестника» Анна Макарова рассказала Лениздат.Ру, почему ее газета может прекратить существование в 2016 году и почему впервые за десятки лет в «КВ» не была открыта подписка на первое полугодие нового года.  
 
«Кронштадтский вестник» — одна из старейших газет Петербурга и России. Ее создали морские офицеры в 1861 году. В советское время  газета выходила под именем «Рабочий Кронштадт». В 1994 году главной газете Кронштадта вернули историческое имя. Газета регулярно получает призы на конкурсах районной и муниципальной прессы, входит в Золотой фонд прессы России, неоднократно была лауреатом конкурсов региональных СМИ. На прошедшем 15-16 декабря в Петербурге Фестивале малой прессы, объединившем районные и муниципальные СМИ, в номинации «Лучшее муниципальное/районное издание» у «КВ» — второе место (на конкурс были представлены 54 газеты). 
 
— Расскажите о материале, завоевавшем на Фестивале малой прессы награду как лучший репортаж?
 
— Лучшим был признан репортаж Серафимы Белевич «Начинаем разделять» — об инициативной группе кронштадтской молодежи, которая начала осуществлять проект раздельного сбора мусора в Кронштадте.  Экологическая тема часто звучит на страницах «КВ», и ее особенность в том, что, в отличие от многих других газетных тем, она неразрывно связана с таким понятием, как действенность прессы. То есть журналисты «КВ» не только пишут, не только сами активно участвуют в мероприятиях проекта «Раздельный сбор», но и сами их организовывают. Наверное, это и привлекло внимание жюри к репортажу нашего самого молодого сотрудника Серафимы Белевич. 
 
— Какой сейчас у «Кронштадтского вестника» тираж и как распространяется газета?
 
— Тираж — 4,5 тысячи. Тысяча подписчиков, около двух тысяч идут на продажу. То, что не продается, примерно через неделю после выпуска веерно распространяется в презентационных целях по почтовым ящикам, с надеждой, что люди почитают и подпишутся. Веерное распространение предполагает, что газета в один и тот же ящик будет попадать максимум три раза в год — чтоб люди не приняли ее за бесплатную газету. Вы же понимаете, пока газета продается и распространяется по подписке, она относится к категории качественной прессы. Мы никак не хотим переходить на бесплатное распространение — это будет уже совсем другая история.
 
Пока держим тираж, но из-за финансовых трудностей не оформляем подписку на следующий год. Хотя наши читатели приходят каждый день, говорят: как же так, мы с этой газетой всю жизнь. Но денег никакие признания в любви не приносят. Хотя приятно, что мы сохранили любовь читателей. В основном, конечно, это люди старшего поколения, которые действительно жили с газетой еще с тех времен, когда она была «Рабочим Кронштадтом». В следующем году исполнится 155 лет со дня выхода в свет первого номера «Кронштадтского вестника»,  и очень хотелось бы дожить до юбилея. 
 
— На награждении во время ФМП вы сказали, что для вашей газеты «главное — выжить». Насколько вы считаете тяжелой для малой прессы сложившуюся ситуацию на рынке?
 
— Да, ситуация просто катастрофическая. Но только не для всей малой прессы — у муниципалов стабильный бюджет, а газеты, учрежденные администрациями, имеют ежегодные субсидии. Катастрофа в традиционных районных изданиях,  в тех самых, которые выходили из года в год десятилетиями, в  которых существуют профессиональные редакции, журналистские коллективы, у кого огромный опыт работы. Они сейчас предоставлены сами себе. Выживайте как можете! 
 
Не представляю, как  мы пережили этот год. Должно быть, чудом. Вот Александр Селезнев (главный редактор газеты Невского района «Славянка сегодня» — прим. Лениздат.Ру) поздравил меня с 48-м номером. А я вначале и не поняла, с чем это он меня поздравляет. Обычное вроде дело — на дворе декабрь, вышел № 48… Оказывается, сохранить еженедельник в нынешних условиях — это дорогого стоит. 
 
Но в 2016-м и мы будем вынуждены все-таки периодичность изменить — раз в две недели планируем выходить и объем сделать не 16, а 12 полос — всё это для сокращения расходов на типографию. Что касается зарплат, то мы уже давно их урезали — все, кто работал на полторы ставки, сейчас трудятся на одну, но с сохранением функционала. Поможет ли нам такая оптимизация? Если не соберем всю «корзину», если выпадет хоть одно звено, обеспечивающее наш бюджет, мы не выживем.
 
В 2015-м корзина складывалась из гранта Смольного, подписки, розничной продажи, рекламы и объявлений, муниципального заказа, заказа администрации (пусть и мизерного, но все-таки — помощь), заказа на выпуск газеты Морского завода и вкладыша Морского музея, выпуска двух книг и, наконец, спонсорской помощи. В прошлом году грант составлял 1,4 миллиона, но из-за кризиса в этом году его урезали вдвое. Мы выпускаем и «Кронштадтский муниципальный вестник». Конечно, наша газета не делается за его счет, но бюджет мы не делим. В розыгрыше субсидий мы не участвуем, поскольку администрация учредила собственную газету, назвав ее «Кронштадтские вести», созвучно «КВ», не правда ли?
 
Иногда нас спрашивают: почему мы не пойдем по такому же пути, как это бесплатное рекламное издание? 12 000 по ящикам — и нет проблем. Но ведь это означает убить «КВ». У нас профессиональные обязательства, упор на информацию, квалифицированные журналисты, трудовой коллектив, традиционная редакция. У нас, в конце концов, не побоюсь высоких слов, есть миссия —сохранить историческое достояние Кронштадта — 155-летнюю газету «Кронштадтский вестник», сохранить самое дорогое, что у нас есть, — любовь читателей. Мы не можем полностью уйти в рекламу. Кронштадтцам это тем более не нужно. Даже сейчас, когда у нас два листочка рекламы, нам пишут, что этого слишком много. Они ведь привыкли еще к советским газетам, без всякой рекламы. А эти два листочка — это так мало,  просто несчастье. Нам бы пять-шесть, как было раньше. 
 
— Вы ощущаете конкуренцию с массово открывшимися районными газетами, которые субсидирует бюджет?
 
— Нет, не ощущаем. Они же распространяются бесплатно, на них нет подписки, в них не публикуется реклама, команды в них работают не кронштадтские, и кронштадтцы относятся к этим изданиями, мягко говоря, прохладно, ну а на субсидию «КВ» попросту не имеет права, поскольку получает грант Смольного — двойного финансирования из бюджета не может быть. Нам предпочтительнее оставаться с грантом Смольного, это надежнее, нежели добиваться субсидии. Если бы мы выиграли конкурс на субсидию (а для этого нужно, чтобы нас к этому конкурсу пригласили, чтобы заказчик хотел, чтобы именно наша команда делала эту новую газету) мы бы, конечно, смогли своими силами и еще одно издание выпускать (как уже было в 2009 году), но нам вслед за нашими читателями хочется в этой связи воскликнуть: зачем Кронштадту столько газет? 
 
— Какой сейчас у «Вестника» штат?
 
— В штате у нас редактор рекламного и социального отделов в одном лице, ответственный секретарь и культурный обозреватель в одном лице, корреспондент, верстальщик, бухгалтер, главный редактор. То есть пишущих — четыре человека. 
 
 На сайте газеты сказано, что ваше профессиональное кредо — «Главное в газете — обратная связь». Какие темы больше всего волнуют ваших читателей, с чем они к вам приходят?
 
— Когда мы создавали сайт, у нас был очень мощный отдел писем, вполне традиционная обратная связь. Сейчас пишут, конечно, меньше, но все равно, полосу удается собирать. В этом году как раз больше всего читателей волнует тема подписки и судьбы «Кронштадтского вестника», сохранения исторического наследия. Люди готовы писать куда угодно, идти к депутатам, в администрацию. Мы говорим: давайте, пишите. Что мы еще можем сказать? Спасибо им, конечно. 
 
В год 70-летия Победы было очень много писем о войне, блокаде, люди вспоминали тяжелое военное детство. Мы совместно с муниципалами издали три книги.
 
Традиционно читателей волнует благоустройство, чрезвычайные происшествия. Часто выражают благодарности врачам, учителям, детсадам.
 
— У вас также довольно внушительная для районной газеты группа в «ВКонтакте»...
 
— Год назад в группе обсуждали всё очень активно. А потом у нас появилась группа «Подслушано в Кронштадте» — формат, который популярен теперь во всех городах, и аудитория этой группы стала несравнимо больше «КВ». Что есть — то есть. Хотя всё равно подписчиков у нас больше 3 000.
 
— Как вы оцениваете прошедший Фестиваль малой прессы?
 
— Очень здорово, что мероприятие вообще состоялось. Раньше, с начала 2000-х, были конкурсы районных и муниципальных СМИ, которые со временем стали междусобойчиком для муниципалов. Традиционно районные газеты, конечно, были сильнее. Жюри состояло из членов Союза журналистов, преподавателей журфака, членов комитета по печати, поэтому судило профессионально. В подавляющем большинстве номинаций побеждали районные газеты. «Кронштадтский вестник», «Славянка», «ОКНО», «Московская застава», «Царскосельская газета». Потом, помню, на одном из конкурсов представитель газеты «Сенной округ» возмутился тем, что «одни и те же получают награды». И не знаю, то ли Всеволод Беликов, глава Совета муниципальных образований, оказался таким понимающим, то ли еще что, но дошло до смешного: на следующем фестивале раздали подарки и грамоты вообще всем. Не понимаю, когда награждают газеты, построенные на беззастенчивом пиаре председателей муниципальных советов. 
 
Мне очень понравилось, что фестиваль проходил на родном факультете, что такое представительное профессиональное было жюри, понравились спикеры от факультета журналистики, замечательно, что дали время для дискуссии, для незапланированных выступлений. Вообще, отношение к малой прессе было вполне серьезным — быть может, сказывается известная трагедия с тремя питерскими изданиями, обеспокоенность журналистского сообщества тем, что устроиться по профессии журналистам и выпускникам журфака становится всё труднее, в такой ситуации малая пресса может уже рассматриваться как вполне возможное место профессиональной деятельности.     
 
— Как вы оцениваете прошедший фестиваль и мастер-классы?
 
— Мне понравились эти жаркие дебаты (о тендерах на выпуск газет — прим. Лениздат.Ру), потому что они очень актуальны. Еще можно было три часа говорить, как кто выкручивается и борется в условиях аукционов. То, что «отодвигают» профессиональных журналистов и профессиональные редакции, — это возмутительно. Опускают просто профессию. Не понравился подход к спикерам от муниципалов. Очень слабенькое, комичное выступление «Колпинских ведомостей» и совершенно из ряда вон выступление Артемия Галицына (главного редактора «Муниципального вестника» и депутата МО Шушары). Человек, абсолютно далекий от журналистики, решил, что имеет право поучать аудиторию, а в результате оказывается в смешном и нелепом положении. С другой стороны, это было действительно забавно: вызвал своей речью живую полемику. 
 
— Рассчитываете ли вы на то, что ФМП поможет обратить внимание на проблемы районных СМИ?
 
— Знаете, здесь есть путаница. Хорошо, что Сергей Серезлеев (глава комитета по печати — прим. Лениздат.Ру) в ней уже разобрался и начал говорить конкретно. Тем, кто пишет о районной прессе, следует говорить индивидуально о каждой газете. У каждой  своя история выживания, своя ситуация,  свой статус. Есть подписные и продаваемые газеты — это «Царскосельская газета», «ОКНО» и «Кронштадтский вестник». «Славянка сегодня» — прекрасная газета, но она всегда раздавалась бесплатно, по квартирам. «Московская застава», кажется, утратила периодичность, выходит, если есть финансирование. В 2011-2012  была коррупционная схема, если помните, Лениздат.Ру подробно об этом писал, тогда все деньги на районные СМИ поделили «Петроцентр» и «Курьер-медиа», из-за этой схемы, в частности, тогда прекратила существование газета «Петергофский вестник». Они делают сетевые, унифицированные газеты на все районы. Есть газеты, которые учредили местные администрации, они выпускаются с помощью пресс-служб. 
 
Есть традиционные районные газеты Санкт-Петербурга, созданные журналистскими коллективами в 90-е годы, — такие как «Московская застава», «Славянка сегодня» — с редакциями, большим опытом работы, с профессионалами,  и есть традиционные газеты, как мы, — газеты изолированных  районов, что некогда были городами:  Пушкин, Кронштадт, Колпино, мы ближе к областной прессе  — «Балтийский луч», «Выборгские вести».
 
На ФМП один из спикеров от муниципалов говорил о том, что муниципальным газетам очень трудно, потому что невозможно  определиться с аудиторией, нет четких границ, нет понимания, по его словам, «Кто нас читает?». В одном районе Санкт-Петербурга с десяток, если не больше, округов.  Я эту проблему очень хорошо понимаю. От обратного! Потому что у нас такой проблемы не было никогда.  Кронштадт — не просто город, это еще и город-остров, и одновременно он  административный район Санкт-Петербурга. Кронштадтцы всегда имели свою городскую газету. С 1861 года. А  единого понятия «районная газета» фактически больше нет.
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга
Теги:  районки