Медиановости /
Конфликты, Петербург

12 декабря 2016 23:02

К агрессии не привыкать

К агрессии не привыкать
 
Обращение в полицию фотографа «Коммерсанта» Давида Френкеля о нападении активиста НОДа 11 декабря, начавшееся как «бюрократическая ерунда», неожиданно закончилось, по словам журналиста, связыванием врачами в участке. Пока свои заявления с требованием расследовать происшествие уже отправили депутат Борис Вишневский, Союз журналистов России и Профсоюз журналистов, СЖ Петербурга и Ленобласти молчит. Впрочем, и к нападениям нодовцев, и к поведению полиции все давно привыкли и агрессию с их стороны опрошенные Лениздат.Ру коллеги уже называют почти рядовым явлением.
 
Внештатному фотокорреспонденту «Коммерсанта» Давиду Френкелю в минувшее воскресенье пришлось внепланово пообщаться с тремя разными организациями — Национально-освободительное движение (НОД), полиция и врачи. И со всеми, по словам журналиста, крайне неудачно.
 
«К агрессии НОДа все привыкли»
 
Давид Френкель выполнял редакционное задание — снимал несанкционированный «Марш ЛГБТ в поддержку социально-трудовых протестов». Снимать активиста НОДа он начал, когда тот вступил в конфликт с участником марша. Нодовец напал на журналиста, несколько ударов удалось зафиксировать на видео корреспонденту «Эха Москвы в Петербурге» Арсению Веснину.
 
С агрессивными выпадами со стороны активистов журналист уже был знаком, но такое поведение стало для него сюрпризом. «Конечно, когда я подходил, ожидал, что они огрызнутся, начнут обзывать — такое всегда происходит, — рассказал фотокорреспондент в разговоре с Лениздат.Ру. — Но такого, чтобы они начали распускать руки, еще не было».
 
Это не первый раз, когда фотографу довелось столкнуться с НОДом, — в течение двух лет он неоднократно освещал их акции и пикеты. «Кто-то, наверное, меня узнает, но я подозреваю, что меня перепутали с Арсением Весниным» (на последнего другой активист патриотического движения нападал в 2014 году).
 
По словам журналиста, нападение было первой реакцией активиста на его съемку: «Он даже не начал ничего кричать, сразу набросился, сразу ударил по камере».
 
Поведение активистов НОДа на Невском проспекте (это привычное место акций организации) депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский называет «систематическим откровенным хулиганством». «Я уже не раз слышал от журналистов и гражданских активистов, что они подвергаются нападениям и агрессии нодовцев, — заметил депутат в разговоре с Лениздат.Ру. — Даже к прохожим пристают». А журналист «Радио Свобода» Виктор Резунков даже считает, что само участие НОДа в этой истории «оправдывает Френкеля во всех отношениях». «Они же постоянно провоцируют на драки и на всякие мерзкие вещи», — замечает он.
 
Задержать пострадавшего
 
Сразу после инцидента Давид Френкель отправился к находившимся неподалеку полицейским, чтобы зафиксировать нападение. Однако те отказались сотрудничать, поскольку не видели, что произошло. Вызванный же наряд полиции, по словам журналиста, сначала долго отказывался принять заявление, а когда сотрудники полиции все же согласились, активиста НОДа рядом уже не было. «Хотя до этого я неоднократно требовал, чтобы у него проверили документы, хотя бы узнать, кто он такой, но никаких действий полиция не предприняла», — рассказал Френкель Лениздат.Ру. Самого журналиста сразу пригласили в участок — оказалось, что за это время нодовцы успели подать на него заявление о препятствовании Френкелем проведению их акции. «Мне кажется странным и подозрительным, что в отдел полиции доставили Давида, но не доставили человека, который применял силу к Давиду», — рассказал Лениздат.Ру главный редактор петербургского «Коммерсанта» Андрей Ершов.
 
Как считает сам журналист, несимметричная реакция полиции была вызвана исключительно лояльностью к НОДу, а не неприязнью к журналисту. «Они вообще никаких действий против НОДа не хотели предпринимать, даже узнавать, что произошло, кто нападал, — утверждал журналист в разговоре с Лениздат.Ру. — Мол, пусть делают что хотят, и не надо попадаться им под руку».
 
«Его вообще не должны были увозить в полицию, — уверен Виктор Резунков. — Он выполнял журналистское задание и был подвергнут нападению организации, которую я считаю экстремистской. Личность они могли проверить и на месте».
 
В полицейском участке Давид Френкель в итоге выполнения своих журналистских обязанностей оказался не впервые. В 2013 году он был задержан на народном сходе в поддержку Алексея Навального, а в начале ноября 2016 года — возле колонии, где содержится Ильдар Дадин. «Но такое жестокое и неадекватное поведение я встречаю впервые», — признался Лениздат.Ру фотограф.
 
На этот раз журналистского удостоверения у фотографа при себе не было — «Коммерсант» не выдает их внештатным корреспондентам. Впрочем, и документы не всегда могут выручить — Френкель рассказал Лениздат.Ру, что когда его задержали на одной из акций с подтверждавшими статус журналиста документами, их в полиции назвали подделкой.
 
Психиатрия в участке
 
Но если неприятности от НОДа и полиции, «к сожалению, уже привычны», замечают журналисты, то роль врачей в задержании оказалась неожиданной.
 
По словам самого Френкеля, то, что начиналось как бюрократическая ерунда, вдруг обернулось жестокостью. «Поначалу я к происходящему отнесся совершенно спокойно — неприятно, но ничего страшного», — отметил он. Но сразу после составления протокола о препятствовании проведению акции НОДа полиция заинтересовалась акцией ЛГБТ, которую освещал журналист. «Их не интересовало ни кто на меня напал, ни как это случилось, только откуда я узнал про акцию, где они собирались, где шли», — рассказал фотокорреспондент. А после выяснения в полицию вызвали внезапно для Френкеля врачей, предположительно психиатрическую службу.
 
Что именно это были за врачи, пока неясно — главред петербургского «Коммерсанта» Андрей Ершов обещает, что в редакции это обязательно выяснят. По его словам, начальник управления информации и общественных связей ГУ МВД РФ по Петербургу Вячеслав Степченко (с ним «Коммерсант» поддерживал связь, пока журналист находился в участке) объяснил только, что полицейские сочли поведение Френкеля неадекватным, но не уточнили почему.
 
«Как только они (врачи. — прим. Лениздат.Ру) появились, сразу схватили мои документы, чего я не разрешаю и считаю незаконным, стали требовать, чтобы я пересел в другое место, где не снимали камеры, — рассказал Лениздат.Ру журналист. — Честно говоря, это вызвало у меня страх. И в ответ на мой отказ пересесть они тут же применили силу, потащили. Вели себя возмутительно, по-хамски, говорили на ухо угрозы, допускали антисемитские выражения и так далее».
 
Полученные в ходе инцидента повреждения были зафиксированы в травматологии, и Давид Френкель собирается обжаловать действия врачей. На сегодняшний день именно это он называет своей первоочередной задачей. «Что касается НОДа и полиции — это все, конечно, очень неприятно, но, к сожалению, к этому мы все уже привыкли», — добавил он.
 
Андрей Ершов, который разговаривал с журналистом сразу после того, как его выпустили (по требованию отца Френкеля), отметил, что по разговору «не почувствовал, что Давид находится в неадекватном состоянии. Он отдавал себе отчет в том, что происходит, и нормально реагировал».
 
Азы поведения в полиции
 
Впрочем, коллеги замечают, что Френкелю и самому стоило быть аккуратнее. «Я не знаю его как человека, но допускаю, что он мог не совсем корректно, жестко себя вести, и, возможно, в этом была ошибка, — заметил Виктор Резунков. — Есть азы правильного поведения, зная нашу полицию, это, конечно, надо понимать». Впрочем, журналист подчеркивает: он не представляет, как себя нужно вести, чтобы вызвали психиатров. «Я не понимаю, какое преступление мог совершить этот человек, чтобы с ним так поступили, — согласилась бывший депутат петербургского ЗакСа Марина Шишкина в разговоре с Лениздат.Ру, — Не может происходить так. Человек не может быть избит, посажен и так далее в момент выполнения профессионального долга. Журналисты — это люди, которых нужно охранять».
 
Виктор Резунков предостерегает и против слишком резкой реакции в отношении бригады врачей, подробности приезда которой пока не ясны. «Я ничего не хочу плохого сказать про врачей и психиатров, которые в нашей стране поставлены сейчас в чудовищные условия, работают за копейки на трех-четырех работах, — заметил он в разговоре с Лениздат.Ру. — Конечно, у них нервы тоже на пределе, если они каждый день сталкиваются с пьянью, дебоширами и бог знает с кем. Можно их понять, если Френкель продолжал свою линию на нарушение азов поведения в полиции». Хотя журналист отмечает и то, что все это не оправдывает жесткого поведения, о котором говорит Давид Френкель.
 
А главный редактор 47News Евгений Вышенков и вовсе называет произошедшее «белибердой», не стоящей такого внимания. «Повелось в нашей стране, хотя вроде она и опытная, — не дай бог где-то кому-то прижмут ноготок, кого толкнут, — заявил он Лениздат.Ру. — Сразу такое ощущение, что казаки с Дона шашками насмерть рубят студентов. Мне хочется сказать: "Братцы, ну как же вам не стыдно". Ну если журналист куда-то идет — ну само собой, он может, а по большому счету должен получить в рожу. А потом об этом написать, снять это, а не жаловаться всем подряд».
 
Сам же журналист «Коммерсанта» допускает, что в какой-то момент ситуация стала неконтролируемой. «Видимо, потому что я слишком свободолюбиво и нагло вел себя в полиции, не соглашался с их давлением, они решили меня припугнуть, — предположил Френкель. —  А это "припугнуть" уже вышло из-под контроля, потому что врачи не привыкли по-другому действовать».
 
Защитить своих
 
На происшествие сразу отреагировал Борис Вишневский, Союз журналистов России и Профсоюз журналистов — они отправили заявления в МВД с требованиями расследовать ситуацию и извиниться перед журналистом.
 
Петербургский Союз журналистов своего слова до сих пор не сказал. Заместитель председателя СЖ СПб и ЛО Андрей Ершов сообщил, что на данный момент в организации пока обдумывают реакцию, а официальное заявление будет готово «на днях». Председатель организации Людмила Фомичева в течение дня не ответила ни на один из звонков Лениздат.Ру, и получить ее комментарий не удалось.
 
«Я давно не помню, чтобы подобное случалось, — рассказала Лениздат.Ру Марина Шишкина. — Помню, последний раз мы вступались за Арсения Веснина (нападение активиста НОДа в 2013 году. — прим. Лениздат.ру). И это обязательно должно стать предметом разбора, коллеги обязательно должны поддержать его». По мнению Шишкиной (она входит в состав секретариата и правления СЖ), смысл любого союза журналистов — стоять за коллег независимо от того, входят ли они в состав организации. «Он для этого создан, — объясняет она. — Чем сильнее его голос, тем безопаснее нам работать в профессии. Поэтому я всегда за то, чтобы Союз реагировал на подобные вещи. Журналисты бывают неудобными, в чем-то неприятными, но они выполняют свою работу. И это показатель нравственного здоровья общества — комфортно и безопасно ли им это делать».
 
Главный редактор «Новой газеты в Петербурге» Диана Качалова тоже считает, что реагирует петербургская организация слишком медленно. «Может быть, Союзу нужно написать очередные письма, как было в истории с Life78 (подробнее здесь и здесь. — Лениздат.ру), — заметила редактор. — Я думаю, что у нас появится новый жанр — письма в союз от журналистов. Союз может как угодно относиться к этой истории, но оценку ситуации, я думаю, давать нужно».
 
НОД известны своим агрессивным поведением. К примеру, 8 августа 2015 года в Санкт-Петербурге активист НОД Андрей Бондарев напал на Дмитрия Серебкова, участника одиночного пикета на Невском проспекте против уничтожения европейских продуктов. Нападение сопровождалось криком: «Да вас самих сжигать надо!» В мае 2016 года депутаты петербургского ЗакСа просили проверить организацию на экстремизм после того, как 28 апреля в Москве группа людей с георгиевскими лентами напала на старшеклассников, участников конкурса работ по теме «Человек в истории. Россия — ХХ век», и на председателя жюри этого конкурса писателя Людмилу Улицкую.

Катерина Яковлева