Медиановости /
Власть, Конфликты, Медиасреда, Петербург

12 мая 2017 19:18

Пресс-карта «до одного места» и поцелуи за жилет

Пресс-карта «до одного места» и поцелуи за жилет
 
Конфликтный разговор между журналистами и полицейскими состоялся 12 мая в региональном ГУ МВД. Стороны обвиняли друг друга в превышении полномочий и неправильной трактовке законов, но прийти к соглашению им все же пришлось. Лениздат.Ру публикует истории задержаний журналистов 29 апреля на акции «Надоел», которые стали причиной разговора.
 
Разногласия между журналистами и полицейскими обострились еще 26 марта. Тогда на антикоррупционном митинге вместе с участниками начали задерживать сотрудников СМИ, хотя статья 47 закона «О СМИ» однозначно закрепляет за журналистом право посещать места массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, присутствовать на митингах и демонстрациях вне зависимости от того, согласованы ли они.
 
Чтобы разобраться во взаимоотношениях журналистов и полиции в рабочем порядке, корреспондент Европейского пресс-фотоагентства (EPA) Анатолий Мальцев инициировал встречу медиасообщества и правоохранителей. «Чтобы объяснить молодым, как работать не мешая коллегам и полиции, да и нам лишний раз свои лица засветить не помешает», — заявлял он свои цели в Facebook. Ранее о том же просил и региональный Союз журналистов после того, как начальник местного ГУ МВД Сергей Умнов в ответ на требование организации провести проверку по факту задержаний сотрудников СМИ заявил, что жалоб на действия полиции 26 марта не поступало.
 
Поиск виноватых
 
От СМИ на встречу, которую в петербургском ГУ МВД официально назвали семинаром на тему «Взаимодействие журналистов и сотрудников полиции на массовых мероприятиях», пришло около трех десятков человек. Со стороны правоохранителей в основном выступал начальник Управления организации охраны общественного порядка, полковник полиции Алексей Смяцкий. И начал свои выступления он с обвинений.
 
«Журналисты начинают наглеть, превышать полномочия, — сообщил он. — Вы не выполняете федеральный закон. Мешаете, бежите навстречу, падаете под ноги, чтобы сфотографировать изумленное лицо полицейского, и выкладываете его потом как озлобленное. А как мы с вами нянчимся, вытаскиваем из автобусов, так с вами в других регионах не будут носиться». Заметим, что акция «Надоел», которая проходила во многих городах России, закончилась массовыми задержаниями только в Петербурге — в автозаках оказались порядка полусотни человек, среди которых оказались не только участники, но и случайные прохожие и сотрудники СМИ.
 
Через некоторое время журналисты стали выступать с встречными обвинениями — основания к ним давали задержания журналистов как 26 марта на антикоррупционном митинге, так и 29 апреля на акции «Надоел». На этих мероприятиях журналистов задерживали внутри оцепления, применяли силу, игнорировали пресс-карты как во время задержания, так и непосредственно в автозаках, а в некоторых случаях еще и оскорбляли. «А ведь мы так же выполняем свой долг, мы не мешаем вам работать, почему же вы мешаете нам?— возмущались из зала. — Никогда ни с кем не должно быть такого, чтобы руки заламывали: ни с журналистами, ни с обычными людьми».
 
Стороны перешли было от взаимных обвинений к обсуждению опознавательных знаков для СМИ, но и здесь разговор не вышел гладким. Дружелюбный настрой Алексея Смяцкого моментально исчез, стоило фотокорреспонденту «Коммерсанта» Александру Корякову заговорить о том, что любые опознавательные знаки, о которых договорятся журналисты и полиция, должны быть только вспомогательными и оставлять любому журналисту право быть выпущенным из автозака показав пресс-карту. «Почему вы считаете, что вас отпустят? — возмутился Алексей Смяцкий. — Мне до одного места, что там у вас в кармане, какое удостоверение. Вы можете сколько угодно считать, что вы правы, но вы нарушили 57-й закон (57-ФЗ «О государственной охране, прим. Лениздат.Ру)».
 
Техника безопасности
 
В ходе споров выяснилось также, что у сотрудников ГУ МВД и журналистов разные представления о правах правоохранителей при задержании. По мнению первых, каждый задерживаемый — в первую очередь гражданин, а потом уже журналист, если он сопротивляется, то полицейский имеет право пустить в ход силу. Поэтому правоохранители особо просили не сопротивляться задержанию, если оно происходит, спокойно дойти до автозака, где и показать необходимые документы.
 
В конце концов участники обсуждения сошлись на том, что редакционное задание не обязательно, если у журналиста есть паспорт и пресс-карта, при этом последнюю стоит носить поверх одежды, чтобы ее было сразу видно. Полицейские настаивали, что представителям СМИ необходимы жилеты с надписью «пресса», полковник Смяцкий даже обещал расцеловать каждого журналиста, который его наденет. Но сами журналисты были против — в жилетах неудобно работать. «Кроме того, как только мы договоримся о том, что жилет может быть любым (такое предложение поступало со стороны представителей полиции, — прим. Лениздат.Ру), жилеты наденут активисты, и массу проблем получите как вы, так и мы», — заметила фотограф «Фонтанки.Ру» Ксения Потеева.
 
В итоге для фотографов предложили ввести в обращение нарукавники с надписью «пресса» (по примеру организации журналистской работы на Олимпийских играх). А для прочих представителей СМИ, в том числе внештатных корреспондентов и фрилансеров, пропуском не только из автозака, но и из кольца оцепления может стать годовая аккредитация ГУ МВД на работу на массовых мероприятиях. В отличие от пресс-карт, которые не имеют единого стандарта и выглядят по-разному у каждой редакции, она должна обеспечивать доверие к документу любого сотрудника полиции. Все это должно только помочь предотвратить задержания журналистов, но не будет обязательными условиями для представителей СМИ.
 
Теперь с трудом достигнутые устные договоренности должны быть утверждены при участии регионального Союза журналистов и совместными усилиями реализованы.
 
Тем временем задержания фотокорреспондента «Фонтанки.ру» Николая Сергеева (по этому поводу полиция проводит проверку), корреспондента «Санкт-Петербург.ру» Виталия Беспалова и фотографа «Делового Петербурга» Сергея Ермохина наглядно показывают: пока ни пресс-карта вместе с паспортом, ни отсутствие сопротивления не гарантируют сотрудникам СМИ защиту от неожиданных неприятностей.
 
Лениздат.Ру публикует истории задержаний журналистов 29 апреля, которые и стали причиной встречи в петербургском ГУ МВД 12 мая. (А рассказы задержанных 26 марта можно прочитать здесь).
 
Сергей Николаев, фотокорреспондент «Фонтанки.ру»:
 
— Во время задержания я был рядом с Пивоваровым (координатор «Открытой России» в Петербурге, прим. Лениздат.Ру), фотографировал. Уже полез в карман за пресс-картой, потому что нужно было выбираться и снимать дальше, но не успел. Меня подхватили двое полицейских: один взял под руку, а другой зачем-то больно вывернул руку и повел, хотя я не сопротивлялся. Я попросил: «Зачем так, вы работаете, я работаю, давайте поаккуратнее». На что он вывернул сильнее, зачем — не знаю, видимо, накатило на парня. Тогда я начал уже орать, что больно, что я журналист, а вы мне руки выкручиваете. Мы дошли до автобуса, они меня бросили на ступеньки — а они острые, противные. Там я джинсы и порвал. Коленками ударился о ступеньки, там гематома небольшая, мелочи.
 
Когда я поднялся, полицейский зачем-то потребовал, чтобы я выключил технику, и ушел. Мне нужно было выбираться и работать, я достал наконец пресс-карту, помахал перед всеми, но реакции не было. У полицейских своя работа, они без приказа ничего не делают. Когда пришел господин Степченко (Вячеслав Степченко, начальник Управления информации и общественных связей ГУ МВД по Петербургу, — прим.Лениздат.Ру), которого я на тот момент не знал, я подскочил к нему с пресс-картой, и в итоге меня выпустили.
 
Было обидно. Ладно, что меня схватили, — может, я бы тоже схватил, если бы у меня была такая работа. Но зачем этот садизм — непонятно. При этом господина Пивоварова задерживали очень нежно, он шел сам, в сопровождении нескольких полицейских — очень красивая процессия. А его помощника несли на руках — тоже романтика. Как вели других задержанных, я не видел — в этот момент общался с господином Степченко.
 
Под такое жесткое задержание я попал впервые, хотя не раз работал на несогласованных акциях. Единственный раз до этого момента меня задерживали в 2014 году на каком-то народном сходе, и то вели аккуратно, говорили «пройдемте, пожалуйста» и выпустили из автобуса, как только убедились, что я журналист. Приятно было с ними поработать.
 

Виталий Беспалов, корреспондент «Санкт-Петербург.ру»:
 
- Еще минут за 10 до начала акции к Пивоварову подходили полицейские и предупредили, что акция не согласована и возможны задержания. На что он вполне адекватно ответил, что это по сути не акция: нет ни плакатов, ни лозунгов, ни громкоговорителей. Просто люди собрались, чтобы отнести письма к зданию полпредства президента в СЗФО.
 
Когда люди выдвинулись от метро, подтянулось огромное количество полицейских, чуть ли не вдвое больше, чем участников. Это уже потом было объявлено, что людей задерживали будто бы за то, что они мешали проходу людей в метро. Всех, вместе с журналистами, взяли в кольцо и начали сдавливать. Рядом со мной были женщины лет шестидесяти — их тоже подталкивали, они чуть ли не падали. Я по телефону надиктовывал новость, и в этот момент двое полицейских сказали: «Все, разговор окончен, можешь вешать трубку», взяли под руки и без объяснения причин повели к автозаку. А когда я сказал, что журналист, ответили, что с этим будут разбираться потом. Не могу сказать, что со мной обращались грубо.
 
В автозаке было несколько фотокорреспондентов и организаторы акции. Как только мы отъехали, Пивоваров обратился к полицейским с требованием отпустить журналистов. Прошло минут 5−7, автозак остановился и все сотрудники СМИ с удостоверениями смогли выйти. У нас требовали еще и редакционное задание, но мы объяснили, что таких документов уже давно не выписывают в редакциях.
 
У меня сложилось впечатление, что схватили почти всех участников. Когда меня выпустили, я дошел до места акции — к тому времени там осталось лишь несколько бабушек и огромное количество полицейских.
 
Мне приходилось освещать несогласованные акции в разных городах, но 29 апреля был первый опыт задержания на работе. Однажды пытались задержать в Тюмени в 2011 году на акции против фальсификации выборов, но тогда я доказал, что журналист. На недавнем шествии 1 мая тоже был неприятный инцидент. Один из организаторов колонны предположительно фейковых градозащитников сказал полицейскому «Этого рыжего берите!», показывая на меня. Я объяснял, что журналист, просил полицейского представиться. Но он никак не отреагировал и сопроводил меня на газон. Мне пришлось обогнать несколько колонн, чтобы вернуться к шествию.
 

 
Сергей Ермохин, фотокорреспондент «Делового Петербурга»:
 
— Полицейские нормально и спокойно довели меня до автобуса, хотя я держал в руках удостоверение и пытался объяснить, что мне нужно работать. Но меня довезли до отделения полиции, переписали данные журналистского удостоверения и отпустили. Степченко говорил, что в автобус должен был зайти человек, спросить, есть ли в нем журналисты, и выпустить их. Но мне, видимо, не повезло. А может быть, этого и не было вообще. В итоге мне пришлось самому звонить Степченко, чтобы он все разрулил.
 
Все мои просьбы выпустить меня, слова о том, что я журналист, не сработали без указания сверху. Николаева задержали жестко, а меня как-то мило и местами интеллигентно, но равнодушно. Никто меня не слушал — это обидно до ужаса. Такое ощущение, что им даже нравится, что их упрашивают, что-то пытаются объяснить. Равнодушны к тому, что показываешь им удостоверение, говоришь, что имеешь право работать… К сожалению, до них не достучаться. Вроде бы все люди, все умеем разговаривать, но без указания «сверху» они бы меня, наверное, даже не отпустили бы, и протокол могли бы составить. Но есть же закон «О СМИ», он вроде нас защищает. Да и это же просто права человека, а не только журналиста.

Катерина Яковлева

Теги:  конфликт

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.