Медиановости /
Медиасреда, Петербург

20 января 2020 14:09

С неуместными шутками и разбором взаимных оскорблений прошло очередное заседание по делу редактора Finnews

С неуместными шутками и разбором взаимных оскорблений прошло очередное заседание по делу редактора Finnews

В Василеостровском районном суде Петербурга сегодня, 20 января, состоялось очередное заседание по делу создателя и ректора сайта FinNews Владимира Шевченко, обвиняемого по 163-й статье УК РФ в вымогательстве 1,2 миллиона рублей у «Россельхозбанка».

Начался суд с выяснения отношения между судьей Юрием Гершевским и адвокатом подсудимого Александром Мелешко. Судья, чтобы не было секретов, сообщил, что направил обращение в адвокатскую палату, чтобы они дали оценку того, что наговорил Мелешко на предыдущем заседании. Гершевский пожаловался на поведение адвоката, которое можно расценить как бескультурное. Правда, что именно было сказано не так, он не уточнил. Прокурор отметил, что он, например, воспринял как оскорбления слова про «прокурорский сюртук». Александр Мелешко настаивал на более подробных объяснениях. Судья предложил прекращать «валять дурака», что как оскорбление воспринял уже адвокат.

- Я вас вообще считаю достаточно умным человеком, - парировал судья.

После выяснения этических норм все же перешли к материалам дела. Надо отметить, что разбирательства затягиваются. В декабре 2019-го судья принял решение о необходимости еще одной лингвистической экспертизы. Его не устроили выводы экспертов Северо-Западного центра судебных экспертиз Минюста. И теперь аудиозаписи трех встреч Шевченко с представительницей банка Марией Бетехтиной будут изучать в федеральном центре в Москве. Сколько это займет времени не понятно, но, скорее всего, ответа придется ждать несколько месяцев. Тем временем стороны по делу продолжают разбираться в деталях переговоров.

Речь в частности идет о записи первой встречи Шевченко и Бетехтиной. Она проходила 5 марта 2018 года в ресторане на Васильевском острове, недалеко от квартиры журналиста. По материалам дела, представительница банка записала этот разговор об условиях возможного контракта с редактором на мобильный телефон, а уже с этой записью отправилась в полицию, где ее выслушали и приняли решение начать оперативно-розыскные мероприятия в отношении Владимира. И именно 6 марта датируется официальное разрешение на проведение ОРМ. В тот же день Мария вновь встретилась с журналистом в том же ресторане и на сей раз, по данным из материалов дела, записывала разговор уже на выданный оперативниками диктофон, спрятанный под одеждой. 13 марта уже в офисе банка на подписании контракта переговоры записывались на то же самое устройство.  

Владимир Шевченко 20 месяцев провел в СИЗО, только с ноября 2019 года он под домашним арестом.

Фото: https://www.facebook.com/groups/vsheff/
Владимир Шевченко 20 месяцев провел в СИЗО, только с ноября 2019 года он под домашним арестом.

Однако, эксперты по просьбе адвокатов Шевченко проанализировали аудиофайлы и пришли к выводу, что с высокой долей вероятности, запись велась иным образом, а именно уже в первый день на диктофон, во второй – на смартфон, а в третий на тот же или аналогичный диктофон. Это может указывать на то, что ОРМ начались до получения официального разрешения на них.

Кроме того, МТС прислал в суд данные биллинга мобильного телефона Бетехтиной. По ним видно, что уже 5 марта до встречи с Шевченко она была в районе проспекта Римского-Корсакова, где расположена оперативно-розыскная часть, занимавшаяся ОРМ в отношении журналиста. В тот же район она отправилась и сразу после встречи.

На заседании суда 20 января еще раз переслушал аудиозапись с первого дня переговоров. Адвокаты Шевченко обратили внимание председательствующего на несколько нюансов. Так, например, в начала записи, еще до встречи с Шевченко, слышно как мужской голос говорит Бетехтиной, что стоит сесть у окна, она отвечает, что она уже там. Кто давал такой совет не установлено. Но если это оперативник или представитель банка, то можно рассуждать о том, что Мария основательно готовилась к переговорам и тут уже речь могла идти о подготовленной провокации. Кроме того, после переговоров слышно, как Мария едет в авто на проспект Римского-Корсакова, а вскоре после выхода из машины просит кого-то убрать уже «эту штуку в штанах», которая ей мешает. Также слышно, как кто-то говорит, что они «ведут потерпевшую».

Мария сама вызвалась на суде пояснить про «штуку в штанах», окно и прочие разговоры, оставшиеся на записи. Говоря про предложение от неизвестного сесть ей у окна, она сотрудница «Россельхозбанка» рассказала анекдот про разговоры в туалете и ответы из соседней кабинки. Мария заявила, что это, возможно, кто-то за соседним столиком что-то говорил. Правда, не очень понятно, тогда зачем она отвечала на не относящиеся к ней реплики.

Еще интереснее оказались комментарии по двум другим вопросам. Бетехтина заявила, что вспомнила (ранее на суде у нее это не получалось), с кем могла встречаться в районе проспекта Римского-Корсакова. Оказалось, что это были друзья из Камбоджи, приехавшие в Петербург и жившие в отеле неподалеку.

А про «штуку в штанах» Мария и вовсе рассказала суду про нечто, продающееся в китайских магазинах и имеющее отношение к ее личной жизни. Тут уже сторона защиты предложила на время закрыть судебное заседание и, чтобы не осталось недопонимания, попросить Марию все же рассказать о ее личной жизни.

Судья не стал закрывать заседание, но уточнил у Бетехтиной, что она имела в виду. Той пришлось извиниться за неуместную шутку. Следующей версией было, что в штанах ей могли мешать провода от наушников.

На этапе следствия эти детали не изучались. Адвокаты Шевченко добиваются, чтобы суд обратил на них внимание сейчас, так как это может иметь значение для всего обвинения. Пока что судья согласился задать московским экспертам вопрос о содержании разговора Бетехтиной с «иными лицами» в упомянутые моменты.  Сторона защиты также просит запросить у мобильного оператора данные, которые позволили бы установить марку мобильного телефона, которым пользовалась Мария в марте 2018-го. В дальнейшем по этой информации можно будет делать выводы о том, был ли и если да, то когда именно записан разговор с Шевченко на ее телефон или на что-то еще.