Медиановости /
Конфликты, Медиасреда, Петербург

4 марта 2015 12:56

Золотое перо раздора – журналисты спорят о конкурсе

Золотое перо раздора – журналисты спорят о конкурсе
 
Выход Александра Горшкова и Павла Маркина из состава жюри «Золотого пера» вновь заставил коллег говорить о проблемах в организации главного журналистского конкурса Петербурга. Отсутствие фильтрации текстов, клановость журналистики, цейтнот в выборах и путаница номинаций – журналисты говорят о наболевших проблемах.
 
Шаг, шаг, скандал
 
Схема выбора номинантов и лауреатов «Золотого пера» проста. Сначала члены жюри (в этом году их было 56) разделяются на группы, каждая группа формирует шорт-лист одной из номинаций. В каждой группе есть 3-5 кураторов, которые возглавляют работу. Уже на последнем этапе голосование становится всеобщим, каждого победителя жюри выбирает полным составом. 
 
Ставшую камнем преткновения номинацию  «Расследование» в «Золотом пере-2014» курировали Александр Горшков, главный редактор «Фонтанки.ру», Алиса Чекушкина, главный редактор «БалтИнфо», Татьяна Лиханова, обозреватель «Новой газеты», и Елена Кострова, главный редактор газеты «Маяк» (г. Сосновый бор).  В шорт-лист под их руководством попали три работы от «Фонтанки» и одна – от «Новой газеты». Как уже постфактум рассказывал Лениздат.Ру Александр Горшков, последняя попала в «финишную» четверку, потому что сам главред «Фонтанки.ру» счел неприличным, что весь список номинантов будет состоять только из журналистов его издания.
 
Кстати, как заметила Алиса Чекушкина, ей такая расстановка сил показалась бы совершенно нормальной.  «Фонтанка» действительно делает лучшие работы в этом жанре в городе, они преуспели в этом, это объективный факт», - пояснила главред «БалтИнфо» Лениздат.Ру.
 
Так или иначе, но голоса жюри распределились однозначно: 28 было отдано за материал «Новой газеты», а остальные 28 распределились между текстами «Фонтанки». Приз получила Лина Зернова, автор работы «Полигон Красный Бор: химический Чернобыль стартовал» для «Новой газеты»,  а Александр Горшков, указав на некомпетентность либо личную неприязнь жюри к его изданию, показательно вышел из его состава, вдохновив на такой же поступок и Павла Маркина.
 
Неудавшийся ход
 
Основная претензия – текст Лины Зерновой не является расследованием по жанровым признакам. В этом мнении Александр Горшков не одинок. «Работа Лины Зерновой очень сильная и хорошая, но это аналитический материал, а не расследование,  дело просто в жанре», - считает Алиса Чекушкина. 
 
Но на заседаниях жюри об этом сказано не было. Как рассказывает Лениздат.Ру главный редактор «Новой газеты в Петербурге» Диана Качалова, спор вокруг работы Лины Зерновой между кураторами группы Александром Горшковым и Татьяной Лихановой действительно был, но о другом: главред «Фонтанки» говорил, что «тема полигона не нова». Однако в материале она прорабатывалась глубже, чем это делалось раньше, и на заседании жюри  Горшков лично огласил имена четырех кандидатов. При этом правом на то, чтобы донести свою позицию, он не воспользовался (так, гендиректор «Росбалта» Лариса Афонина, возглавлявшая группу по другой номинации, на оглашении кандидатов подчеркнула: у жюри единого мнения в выборе номинантов не сложилось). «Смею предположить, что, так как авторитет Александра Горшкова в области журналистских расследований в городе непререкаем, он смог убедить всех членов жюри, что все эти четыре текста  - это лучшие расследования в Санкт-Петербурге за год», - заметила Диана Качалова. 
 
Как рассказывает Лениздат.Ру директор «НТВ-Петербург» Петр Годлевский, понятно, что такой ход Александра Горшкова мог иметь последствия совершенно разные. 
«Я не первый год работаю в жюри и знаю, что так бывает: работы, которые кажутся «темными лошадками», потом побеждают, и это прямое  следствие голосования, - рассказывает Петр Годлевский Лениздат.Ру. - Если бы на заседании жюри Александр бы доказывал, что эта работа– не расследование, а жюри бы проигнорировало его точку зрения и включило в номинанты, и работа бы победила – тогда это все было бы более логично. А так сложилась некая ситуация, где все что-то думали про себя, но никто ничего не обсудил».
 
Председатель Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленобласти Людмила Фомичева в беседе с Лениздат.Ру подчеркнула, что никаких нарушений в ходе голосования допущено не было.
 
Рассмотреть все подряд
 
Хотя все собеседники Лениздат.Ру говорят о том, что реакция Александра Горшкова была слишком эмоциональной, что после любого творческого конкурса остаются те, кто недоволен результатами, и это нормально – вместе с тем никто не отрицал, что проблемы в организации судейской работы есть - и серьезные. О несовершенстве системы говорят во внутренней переписке  членов жюри сейчас и  главред «Санкт-Петербургских ведомостей» Дмитрий Шерих, и телеведущая Ника Стрижак, и Диана Качалова. «Никаких нарушений не было, - говорит Лениздат. Ру Людмила Фомичева, - но эта ситуация -  повод для того, чтобы встретиться, разговаривать, обсуждать, совершенствовать систему работы жюри».
 
Больше всего собеседники Лениздат.Ру говорят о губительном отсутствии базовой фильтрации материалов. Количество материалов, которые подаются на конкурс, растет с годами, в этом году  жюри рассматривало рекордных 398 работ, количество материалов в одной номинации достигало 70. При этом многие из них подавались напрямую от авторов, минуя даже фильтр редакции.
 
«Я прекрасно понимаю мнение и эмоции Саши (Александра Горшкова – прим. Лениздат.Ру), - рассказывает Алиса Чекушкина. -  Проблема не в качестве работ. Важно то, что мы их никак не отфильтровываем. Что приносят, то и рассматриваем. Наверное, если бы существовала эта фильтрация, работа Лины Зерновой просто не попала бы в рубрику «Расследование». Но в силу разных причин этим никто не занимается».
 
При этом Петр Годлевский замечает, что  создание специальной группы, которая будет заниматься такой фильтрацией - задача крайне необходимая, но трудная в реализации. Для трудоемкой работы нужно найти добровольцев из члена жюри, организовать техническую обработку заявок и своевременную выкладку на сайт (в противном случае для того, чтобы ознакомиться с работами, комиссии придется лично ходить в Союз журналистов).  Поясняя необходимость организовать такую работу,  Гендиректор «НТВ-Петербург» вспоминает о годах, когда в номинации из 15 заявок можно было всерьез рассматривать только 3 или 4.
 
Журналистская клановость
 
А вот основатель «Золотого пера», гендиректор Агентства журналистских расследований (АЖУР) Андрей Константинов проблему видит не в системе, а в особенностях медиасообщества. Идея о том, что количество членов жюри нужно увеличить, принадлежала ему. Это было сделано для того, чтобы избежать обвинений в необъективности. «Но, к сожалению, я сталкивался с почти необъяснимыми решениями,  которые противоречили элементарному здравому смыслу, - рассказал Андрей Константинов Лениздат.Ру. - Я понимал, что это связано с клановостью нашего медийного пространства. Это мне очень не нравилось, но никак повлиять я на это не мог». По словам руководителя  АЖУРа, возникало ощущение, что критерием становится не профессионализм работы, а «этим не дадим, потому что их не любим». «Это неприятное ощущение возникало у меня несколько раз, - продолжает Андрей Константинов. - Я понимал, что с этим надо что-то делать, иначе «болезнь» может обостриться. Но эти проблемы легли на плечи уже новых организаторов, и что-то мне подсказывает, что решены они не были». 
 
Путаница и цейтнот
 
Кроме отсутствия фильтрации и влияния внутрицеховых отношений  есть и еще две спорные темы: время, которое дается на рассмотрение работ, и смешение жанров. 
«Здесь мы выходим на проблему, о которой много говорилось год назад, когда я был председателем жюри, - рассказывает Петр Годлевский. - Я тогда и членам жюри, и организаторам конкурса много раз доказывал, что нам необходимо собираться для выбора не один раз, а как минимум два, а лучше и три».
 
Проблема в том, что в 2015 году организаторы, как рассказывает Годлевский, и без того попали в цейтнот. Из-за загруженности приглашенного режиссера Василия Бархатова, церемонию награждения пришлось проводить не традиционно в середине марта, а в конце февраля, и времени на серьезную работу жюри почти не осталось. 
 
Жюри собиралось трижды: в первый раз члены только знакомились (состав судейской комиссии существенно меняется от года к году) и создавались группы по номинациям. Во второй раз уже обменивались  мнениями о том, какое положение сложилось в каждой номинации. «Хотя уже тогда по некоторым из них можно было выдвинуть претендентов, - считает Петр Годлевский. – Но в итоге все решалось в несколько часов за несколько дней до церемонии. И, разумеется, возможности обсудить что-то или перенести обсуждение на следующее заседание – просто не было». 
 
При этом для председателя жюри, руководителя информационного агентства «Росбалт» Натальи Черкесовой было сложно оценивать материалы теле-, радио- и печатных СМИ по каким-то единым критериям, в то время как раньше отдельные номинации были и у печатных СМИ, и у  телевидения, и у радио. Теперь же во всех номинациях (кроме «Фото года») журналисты разных видов СМИ соревнуются между собой.  «Это же другой  жанр, другая стилистика, - рассказывает Наталья Черкесова Лениздат.Ру – Кроме того, например, расследование – это направление, а экономика или политика – это тема». Главред «Росбалта» также заметила, что некоторым членам жюри можно поставить в упрек недостаточно ответственное отношение к своей задаче. 
 
«Мы сами своими действиями дискредитируем этот конкурс», - подтверждает позицию Черкесовой  Алиса Чекушкина. 
 
Вместе или порознь
 
Есть вероятность, что категоричная реакция Александра Горшкова и Павла Маркина на решения жюри даст нужный толчок для изменений в системе выбора победителей «Золотого пера», но возможно также, что это еще больше дестабилизирует сложные внутрицеховые отношения. 
 
«Сейчас выход таких уважаемых членов жюри, может отрицательно сказаться не только на будущем конкурса, но и на профессии в Петербурге, потому что те ориентиры, которые есть сейчас у журналистов, подвергаются сомнению, - считает Годлевский. - Сама профессия подвергается атакам со всех сторон, а тут еще и происходят цеховые конфликты, это очень печально сказывается на журналистике».
С тревогой смотрит на происходящее и Диана Качалова: «Мне кажется, что сегодня журналистское сообщество  стоит перед серьезными проблемами и дальше будет только хуже, что нам стоит больше думать о том, как делать что-то вместе, а не порознь. Что, кстати, доказала совместная работа «Фонтанки» и «Новой», получившая приз «Новость года».
 
Невольно оказалась внутри конфликта и сама победительница в номинации «Расследование»   Лина Зернова. «Мне жаль, что Горшков и Маркин выходят из состава жюри конкурса, и я сожалею о том, что поводом послужил мой материал», - рассказывает лауреат Лениздат.Ру.
 
Двадцать лет назад «Золотое перо» было придумано совместно Андреем Константиновым и Александром Потехиным (сегодня - директор петербургского отделения ИТАР-ТАСС). Как физические лица они создали  Фонд поддержки творческой деятельности «Золотое перо», который и выступил учредителем конкурса. Но из-за многочисленных упреков в том, что конкурс «частный»,  в 2005 году было принято решение ликвидировать  фонд и передать торговую марку «Золотое перо» Санкт-Петербургскому Союзу журналистов. В 2011 председателем Союза журналистов Петербурга и Ленобласти стала Людмила Фомичева, и конкурс подвергся переформатированию. Не согласившись с изменениями, Андрей Константинов, по его словам, «демонстративно дистанцировался» от «Золотого пера».   
 
Нынешняя, юбилейная церемония награждения прошла 27 февраля 2015 года в «Ленинград Центре», на следующий день после финального голосования жюри. Постановщиком праздника стал известный оперный режиссер Василий Бархатов.

Катерина Яковлева