Медиановости /
Власть, Конфликты, Петербург

16 марта 2015 21:49

Законы незаконного рынка «наружки»

Законы незаконного рынка «наружки»
 
Вскоре станет известна дата заседания комиссии Санкт-Петербургского Управления Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России, на котором будет решаться судьба дела в отношении комитета по печати по признакам нарушения ст. 15 закона о защите конкуренции. «Понятийная» система в ситуации нелегальности – комитет добивается пополнения бюджета, но его схему одобряют далеко не все. Демпинг цен, завышенные требования и наклейки на щиты – эксперты рынка объясняли Лениздат.Ру свой взгляд на ситуацию.
 
ФАС начал действовать по заявлению компаний «Руан», «Топ Мьюзик» и «Художественно-производственное объединение» («ХПО»). Они утверждают: комитет по печати и подведомственное ему ГУП «Городской центр размещения рекламы» (ГЦРР) своими действиями создают «дискриминационные условия в сфере размещения наружной рекламы одним хозяйствующим субъектам и предоставляют незаконные преференции другим». Речь идет в том числе о демонтаже рекламных конструкций избранных компаний без оповещения их собственников, вопреки судебным запретам и нормам законодательства. 
 
Юридически демонтаж почти любой конструкции в городе оправдан: на сегодняшний день полностью законных рекламных конструкций в Петербурге меньше 10% ― и вовсе не потому, что операторы наружной рекламы массово скрываются от закона. Возможности перезаключить пятилетние договоры у них нет: с января 2014 года в комитете по печати не могут договориться о новой городской схеме наружной рекламы. Из-за этого нельзя провести торги на размещение конструкций, а договора аренды тем временем стремительно истекают. Но комитет по печати временное решение нашел. 
 
Плати или уходи
Со стороны комитета по печати все выглядит весьма однозначно. 
На сегодняшний момент идут переговоры с представителями отрасли, поиск компромисса с нормами ГОСТа ГИБДД, и возможности вернуть рынку законность пока что нет. Но, с одной стороны, это не вина операторов, с другой – деньги от рекламного бизнеса городу нужны. Решение нашли в «условных» правоотношениях: комитет по печати высылает компаниям претензии «как бы» по землепользованию. Денег запрашивается  столько же, сколько компания вносила в бюджет во времена легальности. Компания платит – ее щиты не трогают. Компания не платит – щиты демонтируются.
 
«Нельзя ставить в равные условия те компании, которые платят в бюджет и выстраивают конструктивный диалог с городом и те, кто не платит, ― возмущается председатель комитета по печати Сергей Серезлеев. ― И еще теперь начинают говорить о каких-то неравных условиях». По его мнению, не внося плату в бюджет и подавая в суд, компании пытаются повернуть ситуацию в свою сторону: получить возможность «зарабатывать деньги, не отдавая в бюджет ни копейки», кроме того, неравные условия демпингуют ситуацию на рынке.
 
Раскол на рынке
Но сегодня рынок наружной рекламы Петербурга разделился на две примерно равные части. С одной стороны ― компании Russ Outdoor, «Постер», «Сан Сити Инжиниринг», «Реклама-Центр» и Рекламное агентство «Стоик», которые исправно оплачивают землепользование в комитет. «Оплата городу фактического использования принадлежащего ему имущества, на мой взгляд, абсолютно корректна и законна, ― замечает Лениздат.Ру гендиректор группы компаний «Постер» Кирилл Опарин. ― Также не вижу причин считать такой порядок неудобным. Других вариантов не было, и вряд ли они нужны, существующий порядок прост и понятен всем игрокам рынка».
 
С другой стороны рынка оказались «несогласные». «Руан», «Топ Мьюзик» и «Художественно-производственное объединение» – не единственные недовольные действиями комитета по печати. На данный момент не платят в бюджет и Taler Outdoor, «Астра вижн» и  «Волгобалт-Медиа». И у этой части рынка свой взгляд на ситуацию. 
 
Некоторые из операторов замечают: со стороны города странно требовать денег «как за настоящий бизнес» в условиях уничтожения рынка. Нет хотя бы временных договоров, идут демонтажи, СМИ говорят о незаконности и банкротствах – рекламодатель перестает доверять операторам и уходит в другие сферы. Кроме того, демонтаж прибыльных щитов порой лишает возможности оплатить штрафы.
Впрочем, и те компании, которые отказываются платить на условиях Смольного, говорят: операторы давно хотят легализовать свой бизнес. Как они утверждают, в сложившихся условиях нормальная работа невозможна. В любой момент целый перечень государственных организаций может предъявить условно-легальным компаниям штрафы и предписания. При этом даже мировое соглашение с комитетом по печати не становится «охранной грамотой». Так, ГЦРР, подведомственная организация комитета по печати, может подавать претензии от другого комитета ― КУГИ. 
 
Суд или договор?
Но это не единственная проблема. Так, например, «Руан» и «ХПО» возразили не против того, что город потребовал продолжить пополнять бюджет после истечения срока договора, но против того, что денег требовали больше, чем обычно. Например, в ведении «Художественно-производственного объединения» находятся афишные стенды. На них можно размещать исключительно информацию о культурно-массовых мероприятиях, и стоимость платы в бюджет за такие конструкции втрое  меньше, чем за «обычные» щиты. Существует и система «скидок» за размещение на щитах социальной рекламы. 
 
Но когда подведомственный комитету Городской центр размещения рекламы (ГЦРР) начал выставлять счета за фактическое землепользование, эти коэффициенты не учитывались. Компании отказались платить больше, и в ход пошла судебная система. 
 
Комитет по печати подавал иски на необоснованное обогащение компаний, и в определении размера суммы, которую постанавливали выплатить, суды каждый раз брали сторону операторов. Говорить, что компании вообще не платили городу, было бы не совсем корректно – платили, но по судебным решениям. 
 
Как рассказывает генеральный директор «Корпорации Руан» Вячеслав Ананских, в мае 2014 года «Руан» подавал на мировое соглашение, приложив в том числе график оплат за фактическое пользование. Но в соглашении им отказали.
 
Так  же, по судебным решениям, платил и «Талер» ― как считает президент компании Михаил Пационко, это нормальное, правовое решение проблемы в условиях незаконности рынка. В таких случаях сумму должен устанавливать не комитет по печати, а суд. «У нас этот процесс шел так, как и должен идти в условиях окончания договоров», ― полагает Михаил Пационко. 
 
По мнению же Сергея Серезлеева, «несогласные» компании должны были сначала заплатить городу ту часть суммы, которую они считают законной, а потом оспаривать в суде все остальное. «У нас требования ко всем одинаковые, ― рассказывает Лениздат.Ру глава комитета по печати. ― Не надо ничего выдумывать. Заплатите деньги, а потом будем разговаривать». 
 
Иски о банкротстве, которые ГЦРР подал в том числе на ООО «Руан» и ОАО «Художественно-производственное объединение» (уже отозваны) в компаниях называют попыткой стимулировать оплату без судебных решений.
 
Наклейки вместо демонтажа
Своя история у «Волгобалт-Медиа». Компания довольно долго после окончания срока договоров принадлежала к числу исправных плательщиков, получила в числе других мировое соглашение с комитетом по печати. Но, как утверждают в компании (комитет по печати эти данные отрицает), несмотря на это, осенью 2014 года, после появления новой схемы размещения рекламных конструкций в соответствии с ГОСТом ГИБДД  (вместо 9 тысяч конструкций в ней осталось всего 532) начались «хаотичные демонтажи» щитов, «под нож» пошли и конструкции тех, кто перед городом долгов не имел. Денежные средства выделил Смольный с расчетом впоследствии получить компенсацию от тех компаний, чьи щиты были демонтированы. От схемы размещения «наружки» в скором времени отказались
 
«Мы столкнулись с нарушением ранее достигнутых договоренностей, получали предписания (а это дает право накладывать штрафы от  500 тысяч до 1 миллиона за одну конструкцию), ― объясняет Лениздат.Ру директор по продажам и маркетингу «Волгобалт-Медиа» Дмитрий Ганибалов. – Поэтому и решили приостановить платежи до момента юридической возможности вернуться в правовое поле». 
 
После январского моратория, который был наложен на любые демонтажи рекламных конструкций для выяснения ситуации и диалогов с отраслью, в феврале они снова продолжились. «Волгобалт-Медиа» подал иск на комитет по печати о неправомерности предписаний и получил судебное обеспечение конструкций (то есть до принятия решения они должны оставаться в сохранности). Но вскоре на них стали появляться желтые наклейки, которые уведомляли: конструкция незаконна.
 
«Мы их стали снимать  в  рамках ежедневных мониторингов, но практика была непонятная, ― рассказывает Дмитрий Ганнибалов. ―  Они были анонимные, кто их расклеивает – непонятно, мы никаких уведомлений не получали, и все это не сильно отличается от рекламы каких-нибудь "ночных бабочек"». Компания подала заявление в полицию, однажды расклейщиков даже задержали и составили акт о мелком хулиганстве. Как рассказывают в компании, расклейщики оказались сотрудниками Городского центра Рекламы и информации. «Получается такая смешная игра в кошки-мышки, ― замечает директор. ― Такое ощущение, что людям нечем больше заняться. При том, что ГУП существует как раз на деньги от предпринимателей, деятельности которых они сейчас препятствуют».
 
Как объясняет Сергей Серезлеев, по указанию ФАС  предписание на демонтаж конструкций «Волгобалт-Медиа» было направлено так же, как и всем остальным компаниям. «Это формальное обязательство, которые мы не можем не выполнить, ― объясняет глава комитета. – Но они после этого решили отказаться от платежей». Серезлеев также замечает, что заклеивание щитов – это необходимая мера, и комитет по печати делает это открыто. «Они получили мировое, они перестали платить, сейчас наложили обеспечительные меры – обеспечили себе некую индульгенцию, ― возмущается чиновник. ― При том, что должны бюджету 17 миллионов. Я, как представитель власти, не намерен сидеть и бездействовать. Будут деньги заплачены – будет все в порядке». 
 
Шаг навстречу или шантаж
При этом «Волгобалт-Медиа» все еще готов заплатить все суммы и пойти на мировое соглашение, если комитет по печати  отзовет предписания. «Мы же не отказываемся, ― говорит Дмитрий Ганнибалов. ―  Но и вы пойдите навстречу. Мы уже знаем, как это происходит. Мы сегодня заплатим, а завтра нам "административку" выпишут – вот и все договоренности устного характера, "понятийные", как они их называют. Мы с "понятийными" больше связываться не хотим, потому что мы не понимаем, что будет завтра».  
 
Эти требования в комитете по печати называют шантажом. «Что это такое – "мы вам заплатим, а вы нам мировое", ― удивляется Сергей Серезлеев. ―  Мы и так в правовом поле примем все меры, они заплатят или будут демонтированы. Они предлагали нам отозвать предписание – этого не будет никогда. Как так: мы  всем компаниям выписали предписания, а у них отзовем?».  
 
Дисбаланс системы
Строго говоря, проблемы с легальностью у большинства компаний начались еще в 2013 году. Еще тогда массово стали заканчиваться договоры у операторов рекламы. Требовался тендер, но комитет по печати, которым на тот момент руководил Александр Лобков, медлил: ждали, когда договоры закончатся у всех, чтобы конкурс сделать так же единым на всех. А когда время «пришло»,  появилось решение Управления Федеральной антимонопольной службы, которая аннулировала аукцион, а после – требование обязательного выполнения норм ГИБДД, которые ранее носили рекомендательный характер. Все снова затянулось.
 
Впрочем, на взгляд Сергея Серезлеева, сегодня в Петербурге ситуация лучше, чем в других субъектах. Так, например, в Москве в аналогичной ситуации торги решили провести, но с нарушением ГОСТа ГИБДД. Операторы заключили договоры, после чего ГИБДД начало возбуждать дела против конструкций-нарушителей. «И теперь операторы идут к органам исполнительной власти и говорят: «Подождите, вы нам продали места, а теперь оказывается, что они незаконные?», ― рассказывает Лениздат.Ру. Сергей Серезлеев. – И за это уже накладывается ответственность». Поэтому, как поясняет глава комитета по печати, сейчас Петербург выдерживает паузу, «понимая, что за названием "рекламный рынок" есть рабочие места, есть бюджет, есть налогоотчисления, есть полный цикл производства». 
 
Тем не менее, до стабильного состояния, как показали иски ФАС, рекламному рынку Петербурга далеко. «В любом случае, обращение в суд – это гораздо более цивилизованное решение, чем решать вопрос некими коррумпированными или нечестными попытками, ― замечает Лениздат.Ру Сергей Пилатов, президент Общественного совета по рекламе Санкт-Петербурга. ―  Равно как и в свое время решение ФАС предотвратило проведение этих торгов, которые могли бы стать губительными для этого города. Я считаю, что ФАС – разумные люди».
 
Напомним, статья № 15 Закона о защите конкуренции, в нарушении которой обвиняется комитет по печати, накладывает запрет на ограничивающие конкуренцию действия (бездействие) органов государственной власти, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций.

Катерина Яковлева