Медиановости /
Конфликты, Петербург

24 апреля 2015 14:42

Итоги суда: Кичеджи нашелся, приставы сбежали

Итоги суда: Кичеджи нашелся, приставы сбежали
 
К судебному заседанию 23 апреля, через два года после проигранного   Информационному департаменту «Оперативное прикрытие» иска и за десять дней до последнего слушания по делу ИД против судебных приставов, «потерянный» экс-вице-губернатор Василий Кичеджи внезапно материализовался и оплатил все 183 тысячи рублей своего долга за судебные издержки. Впрочем, жалобу «Оперативного прикрытия» на судебных приставов, которые так и не смогли «найти» Кичеджи самостоятельно, суд отклонил, а явиться на последнее заседание не счел нужным никто, кроме самого заявителя. 
 
Судебные издержки издателю «Нашей версии на Неве» ИД «Оперативное прикрытие» Василий Кичеджи задолжал еще после того, как проиграл газете в суде в 2013 году – на тот момент вице-губернатор считал, что издание нанесло урон его репутации.
 
Назначенную сумму почти в 200 тысяч рублей оплачивать сразу он и не подумал, и, наконец, в 2014 году в дело вмешались судебные приставы – взыскивать причитающееся «Оперативному прикрытию» средства. Но после тщательной проверки приставы сообщили: экс-вице-губернатор Василий Кичеджи, который в 2012 году занимал 33 строчку в российском рейтинге Forbes, безработный, имущества у него нет, а самого его найти не удалось. После такого неожиданного вывода и с учетом многочисленных ошибок в делопроизводстве «Оперативное прикрытие подало в суд уже на судебных приставов. 
 
Наконец, 14 апреля, после нескольких месяцев «молчания» так и не найденный Василий Кичеджи полностью и самостоятельно погасил свой долг перед ИД «Информационное прикрытие». «Может, это было сделано под веянием каких-то опасений, или под веянием внезапно проснувшегося чувства справедливости и порядочности, или господин Кичеджи вдруг вынырнул из какого-то глубокого подполья, – предположил в разговоре с Лениздат.Ру генеральный директор «Оперативного прикрытия» Кирилл Метелев. – Я только не понимаю, зачем нужно было доводить дело до суда, подкладывать малопонятные бумажки, выдавать документы сомнительного свойства, заставлять краснеть, бледнеть или испытывать другие эмоции представителей суда? Зачем доводить все до такого абсурда? Видимо, предполагалось, что мы никогда не пойдем до конца». 
 
Возможно также, что внезапное проявление доброй воли единоросса связано с тем, что только после заседания 1 апреля Кичеджи, по инициативе заявителей, известили по месту работы. Тому самому, которое не смогли отыскать приставы, посчитавшие бывшего вице-губернатора безработным, – в петербургском отделении «Единой России».
 
Как предполагают защитники «Оперативного прикрытия», Василий Кичеджи знал только о своей задолженности, но не знал, что в его отношении возбуждено дело (хотя повестки на его адрес исправно отсылались). Да и о том, что судебные приставы вообще пытаются помочь правосудию взыскать необходимые средства, бывший чиновник был не в курсе: «Они не только нас не уведомили о возбуждении исполнительного производства, но и самого должника», – рассказал Лениздат.Ру после заседания представитель ИД Сергей Ликаренко.
 
Все довольны, все свободны
 
Одна половина проблемы была решена, но оставалась вторая. Наконец свершившееся возмещение средств никак не объясняет тех удивительных событий, которые повлекли за собой судебный иск. Не объясняет, как приставы признали Кичеджи безработным и неимущим, почему его Audi, которую «нашли», не изъяли и не выставили на торги (раз уж иных средств у должника «не оказалось»), почему изучение его квартиры было «со слов соседей», которые сообщили, что хозяин здесь не проживает. Наконец, не объясняет, почему судебные приставы известили «Оперативное прикрытие» о прекращении производства по делу только через два месяца после того, как оно было реально прекращено, и как исполнительный лист потерялся где-то в недрах почты. 
 
Но, по мнению судьи Татьяны Матусяк, всего этого недостаточно, чтобы признать наличие противозаконного «действия или бездействия». Иск ИД был оставлен без удовлетворения, на каких основаниях – станет известно в ближайшие 5 дней, когда появится мотивировочная часть судебного решения. «Как может выглядеть тут мотивировочная часть – я не представляю, – рассказывает Лениздат.Ру Сергей Ликаренко. – Может, будет написано, что в настоящий момент наши права не нарушены. Мол, должник все оплатил, поэтому данные нарушения являются несущественными – только такое объяснение могу придумать. Вроде "ну, у вас же все хорошо, чего вы волнуетесь"».
 
То, что на этом заседании все решится, и не в их пользу, заявители предполагали еще до начала слушания. Как оказалось, все процессы, которые возбуждаются против судебного пристава Ольги Осокиной, с 2013 года ведет одна судья – Татьяна Матусяк. И все дела неизменно решаются в пользу пристава. «Если судья так прессовала всех остальных товарищей в судебных заседаниях, то понятно, к чему все шло, – замечает Сергей Ликаренко – Поэтому мы и предполагали, что все будет именно так».  
 
Кирилл Метелев тоже обращает внимание на постоянный контакт конкретного судьи с конкретным приставом-исполнителем. «Давать какую-то разоблачительную оценку нашему противнику мы не будем, – сообщил глава «Оперативного прикрытия», – но определенные сомнения относительно того, каким образом у нас осуществляется правосудие, какие аргументы принимаются во внимание и как можно так наплевать на нормы закона и вольно трактовать любые действия и поступки, эта история в наших головах посеяла».
 
К сожалению, в те разы, когда Ольга Осокина присутствовала на заседаниях, комментировать ситуацию корреспонденту Лениздат.Ру она отказывалась.
 
Приходить не обязательно 
 
Как считает Кирилл Метелев, заложниками этой ситуации стали все. «И приставы, потому что теперь можно вышестоящим порядком опротестовать те действия, которые они совершали за последнее время, – считает генеральный директор. – И суд, потому что ему пришлось принять решение, которое, на мой взгляд, не соответствует закону. И господин Кичеджи, который в результате все равно отдал эту сумму, но получил дополнительный негативный опыт». 
 
На заключительном судебном заседании «Заложники» предпочли не появляться –присутствовали только судья Татьяна Матусяк и представитель ИД «Оперативное прикрытие» Сергей Ликаренко. Василий Кичеджи и старший пристав не явились уже традиционно, судебный пристав Ольга Осокина, которая занималась поисками Кичеджи, «пропала» впервые, а само управление службы судебных приставов на этот раз суд решил вообще не уведомлять. 
 
«Что самое интересное – управление не было уведомлено должным образом, хотя это не арбитраж, когда стороны должны отслеживать заседания, – возмущается Сергей Ликаренко. – Однако судья заседание провела, то есть она была уверена, что управление это решение устроит». 
 
Оспаривать решение суда «Оперативное прикрытие» собирается уже в следующей инстанции. «Сходим в горсуд, прогуляемся, – не беспокоится Сергей Ликаренко.–Потому что решение получается полностью незаконным, судья полностью прикрывает судебного пристава-исполнителя по всем документам. Судебные сроки не соблюдены вообще, исполнительный лист направлен спустя два месяца…»
 
Впрочем, есть у произошедшего и хорошие стороны. «Единственное, что меня радует – если чиновник такого уровня, пусть даже бывший, в конце концов счел необходимым исполнить решение суда, значит, журналистам можно и нужно добиваться результатов в таких делах и не бояться», – уверен Кирилл Метелев. Хочется верить, что это послужит уроком и для чиновников. «Возможно, глядя на всю эту историю, они будут лишний раз задумываться: а стоит ли по всякому пустяку идти и "бодаться" со СМИ, – предполагает гендиректор. – У чиновников, мне кажется, должна быть такая корпоративная память, в которую закладывается: если они будут "бодаться" со СМИ, то могут попасть в неприятные ситуации». 
 
В районном суде у заявителей осталось еще одно дело: «Оперативное прикрытие» будет оспаривать незаконное, на их взгляд, возобновление судопроизводства. Судебные приставы решили предпринять еще одну попытку отыскать Василия Кичеджи после того, как дело возбудили уже против них. Возобновлено закрытое производство было при отсутствии исполнительного листа – основного документа, на который должны опираться в своих действиях приставы. Этот лист был послан почтой «Оперативному прикрытию» после того, как дело было закрыто. С тех пор его никто не видел уже три месяца. Более того, постановление подписано самим приставом-исполнителем Ольгой Осокиной, хотя такие документы должны выноситься как минимум старшим приставом (по п. 9 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Подобный документ просто недействителен.
 
Напомним, дело против издателя газеты «Наша версия на Неве» Информационного департамента «Оперативное прикрытие» Василий Кичеджи возбудил еще в 2012 году, в свою бытность вице-губернатором, ответственным в том числе за сферу массовых коммуникаций. В публикации «Смольнинские клерки и "яблочники" не понимают вице-губернатора» чиновник увидел нанесение урона своей репутации, но эксперты и суд на его сторону так и не встали, в апреле 2013 года дело было проиграно. Возместить судебные издержки изданию Василий Кичеджи должен был в размере 183 тысяч рублей. 

Катерина Яковлева

Теги:  кичеджи, суд