Медиановости /
Медиасреда, Петербург

22 марта 2017 16:02

Попытки беспристрастности «Золотого пера»

Попытки беспристрастности «Золотого пера»
 
Из года в год находится немало недовольных результатами отбора номинантов и определения лауреатов петербургской журналистской премии «Золотое перо». В этом году оспаривать выбор номинантов «Фото года» готов фотограф Валентин Илюшин. Он опубликовал в своем Facebook заявление в оргкомитет, наблюдательный совет и жюри конкурса. Сами члены жюри замечают, что зачастую объективности мешают личные счеты, а порой выбирать оказывается просто не из чего.
 
«Золотое перо» - один из немногих петербургских конкурсов для журналистов, статусный, с одной стороны, с другой — дающий ощутимый материальный бонус: по 100 тысяч обладателям гран-при и по 70 тысяч лауреатам прочих номинаций. Неудивительно, что и за номинантами, и за лауреатами в журналистском сообществе пристально следят. Так, в этот раз Валентина Илюшина в принятом шорт-листе беспокоит присутствие фотографов, давно уехавших работать в Москву, отсутствие «актуальности» и использование авторами графического редактора. Но недоволен не только он.
 
Несогласное жюри
 
С выбором части материалов как для шорт-листа, так и победителями зачастую категорически не согласны и сами члены жюри, ведь в числе 59 человек, определяющих судьбу номинантов, собраны представители самых разных политических взглядов и из разных областей журналистики. «Тяжело выбирать всегда, когда есть разные мнения, — рассказал главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев, руководитель рабочей группы «Политического измерения». —  А у членов жюри очень разные вкусы и пристрастия».
 
Недовольство выбором номинантов и лауреатов порой доходит до скандалов. В 2015 году главный редактор интернет-газеты «Фонтанка.ру» Александр Горшков и фотокорреспондент Павел Маркин объявили о намерении покинуть состав жюри «Золотого пера», назвав конкурс «профанацией». Одной из причин этого решения стало несогласие журналистов с выбором победителя в номинации «Расследование», а также общее низкое качество работ участников. В тот раз лауреатом стала корреспондент «Новой газеты в Петербурге» Лина Зернова, материалы интернет-газеты «Фонтанка.ру», которые занимали все остальные позиции шорт-листа, награды не дождались. И если Павел Маркин в итоге остался в жюри конкурса, то Александр Горшков не вернулся в него до сих пор.
 
Сегодняшняя система оценки работ кажется членам жюри несовершенной, но лучшей из имеющихся. Голосование проходит в два этапа. На первом экспертов разделяют на рабочие группы, каждая из которых имеет руководителя и отбирает заявки в шорт-лист своей номинации. На втором этапе победителей из финалистов выбирают уже все члены жюри тайным голосованием.
 
Оценить работы из общего числа заявок даже в одной номинации бывает нелегко (так, в «Человеческую историю» в этот раз было подано 56 работ, в «Культурное пространство» - 38), а внимательно ознакомиться со всеми текстами и вовсе не представляется возможным, обычно на конкурс подается порядка трех сотен работ (на «Золотое перо — 2016» - 290). Нагрузки и без того хватает — так, главный редактор газеты «Мой район» и руководитель рабочей группы по номинации «Человеческая история» Владислав Бачуров предположил, что слишком занятые члены жюри могут просто физически не успевать детально ознакомиться со всеми заявками. «Случается, что первые материалы изучают внимательно, к четырнадцатому — только лид и по диагонали сам текст, к тридцать восьмому — едва проглядывают», — рассказал он Лениздат.Ру.
 
Обозреватель журнала «Город 812» Антон Мухин, двукратный лауреат конкурса и глава рабочей группы в номинации «Расследование» заметил, что было бы неплохо представлять к каждой работе ее краткий пересказ на тысячу знаков, «чтобы другие члены жюри имели возможность ознакомиться со всеми кандидатами».
 
Общий застой и споры
 
Общее качество заявленных работ председатель жюри, главный редактор «Делового Петербурга» Максим Васюков считает привычным — не хуже и не лучше, чем в предыдущие годы. Да и почти все номинанты, по его словам, были утверждены с подавляющим перевесом голосов.
 
«Какая журналистика, такие и заявки, — заметила Анна Щербакова, редактор петербургского бюро газеты «Ведомости», глава рабочей группы номинации «Экономический фундамент». —  Не могу сказать, что уровень журналистики в целом растет. Это обусловлено рядом экономических и политических факторов, влияние которых мы, к сожалению, не можем нивелировать». Сергей Балуев же заметил, что на общее качество заявок в номинации «Политическое измерение» ощутимо влияет и то, что в городе становится все меньше СМИ, в которых можно публиковать качественные материалы.
 
Не во всех категориях шорт-листы были очевидны для членов рабочих групп, кое-где судьба номинантов висела на волоске и решалась долгими спорами. Специальный корреспондент ГТРК «Санкт-Петербург» Алексей Олиферук, лауреат Гран-при прошлого года, возглавивший на этот раз рабочую группу номинации «Культурное пространство», признался Лениздат.Ру, что тройка материалов шорт-листа (Юлия Олещенко от «НТВ-Петербург», Ольга Скорочкина от журнала «Время культуры. Петербург» и Иннокентий Иванов от телеканала «Санкт-Петербург») могла бы оказаться другой. «Очевидных лидеров по результатам переговоров нам так и не удалось определить, — рассказал он. —  Предпочтения у членов жюри были контрастными, видимо, это связано с тем, что в группу входили и строго телевизионные журналисты, и критики, и газетные журналисты. Стилистический разброс предложенных работ тоже был значительным — от заметок до почти научных публикаций». Тем не менее качеством заявленных работ в своей номинации журналист в целом доволен, что могут сказать далеко не все члены жюри.
 
Директор Северо-Западного филиала «Российской газеты» Анжелика Гурская, ознакомившись с работами того же «Культурного пространства», резюмировала в Facebook: «Журналистику нужно срочно оперировать, не дожидаясь абсцесса и прободения».
 
В минувшем году номинантов в «Культурном пространстве» и вовсе не выдвигали, потому что поданные тексты не показались жюри достойными, а награду присудили посмертно журналисту Дмитрию Циликину. Тогда член жюри Михаил Трофименков рассказал, что плачевная ситуация с номинацией назревала давно.
 
А выбор в номинации «Расследование», по словам руководителя рабочей группы Антона Мухина, оказался простым — спорных моментов не было. Все работы, которые набрали как минимум два голоса, попали в шорт-лист. Мухин также заметил, что заявки были достойными, а некоторые работы, к примеру цикл материалов Павла Мерзликина из «Бумаги» или текст Сергея Кагермазова из MR7, были сильными сами по себе, но недостаточно подходили под формат расследования.
 
Без фильтра
 
Присутствие в заявках откровенно слабых текстов объясняется в том числе и отсутствием первичного отбора, для подачи материала журналисту достаточно собственного желания. «Хочется ввести такую систему, где мы не будем зависеть от тех, кто подает заявки. Но как это реализовать — не очень понятно», — заметил Сергей Балуев.
 
Анну Щербакову удивляет и большое количество журналистов широкого профиля, которые подаются в специализированные номинации. Так, в основном в категорию «Экономический фундамент» заявились журналисты из неэкономических СМИ. «С одной стороны, отрадно, что люди пишут на широкий спектр тем, что в универсальной прессе много экономических заметок, часто поднимаются такие темы, — считает она. — С другой стороны, как в определенной степени профессионал, я чувствую некоторую неловкость. Многие из авторов мало понимают про экономику, хотя многие из них неплохо понимают про журналистику. Феноменально, что при наличии нескольких довольно сильных деловых изданий, в том числе и локальных, как раз эти СМИ в профильной номинации не очень представлены».
 
Теоретически возможность по своему желанию добавлять заявки в любые номинации есть у каждого члена жюри, но мало кто держит в памяти даже достойные тексты в течение всего года. «Вы помните, что выходило в январе 2016 года? — спрашивает Сергей Балуев. — Уже никто не помнит, что происходило во время сентябрьских выборов, что говорить о более ранних текстах». Кроме того, как заметил Владислав Бачуров, отследить подачу заявок, даже если ты как член жюри хочешь внести понравившийся текст, не всегда удается, ведь многие СМИ подаются в самый последний момент.
 
Но и результаты отсева рабочих групп далеко не всегда удовлетворяют жюри. «Мне лично очень многие работы, попавшие в шорт-лист, сильно не нравятся, — заметил Максим Васюков. —  Но я все равно имею только один голос и понимаю, что истиной в последней инстанции не являюсь». К критике жюри Васюков не просто привык, но и сам из года в год присоединяется к недовольным. «Я не буду говорить об этом годе, но в предыдущие разы мне вообще никогда не нравился выбор работ в экономической номинации, — заметил он. — Возможно, это потому, что "Деловой Петербург" никогда в этой номинации не выигрывал, и, конечно, это абсолютно субъективное мнение. Но, если даже опустить этот факт, мне кажется, что выбираются плохие работы». На «Золотом пере - 2016» в «профильную»  номинацию «Деловому Петербургу» опять не удалось попасть, несмотря на три поданных заявки.
 
Личные счеты
 
Но самой болезненной для журналистов остается претензия к предвзятости жюри. Так, Алексей Олиферук обратил внимание на то, что личные счеты в сравнительно небольшом журналистском пространстве Петербурга порой наносят осязаемый вред объективности конкурсного отбора. «Периодически случается, что кто-то говорит: "вот за него никогда голосовать не буду", всего лишь потому, что кто-то кому-то однажды не подал руку, обидел и так далее, — заметил он. — И уже неважно, насколько сильным был материал».
 
Об этом говорили и на пресс-конференции, посвященной «Золотому перу», еще в 2015 году. «Помню случай, когда премию присудили журналисту, основываясь на его человеческих качествах, качества его главного соперника не удовлетворяли членов жюри», — рассказала тогда глава петербургского «Интерфакса» Людмила Фомичева. Михаил Иванов, ныне советник губернатора, тогда же напомнил историю о журналисте, который никак не получит «Золотое перо», потому что не курит и не может завести дружеских связей в курилке. «От этого не уйти, — заметил Сергей Балуев. —  На всех премиях присутствует субъективность, какие-то решения всегда вызывают вопросы. Но, зная, какие споры идут внутри рабочих групп, я понимаю, что результат — это некое среднее арифметическое между симпатиями и антипатиями членов рабочих групп».
 
Новые номинации
 
В 2016 году в номинациях «Золотого пера» произошли перемены. Места «Перспективы», «Новости года» и номинации для спортивных журналистов заняли «Обозреватель/колумнист года», «Интервью года» и «Телесюжет».
 
Больше всего сожалений вызывает у членов жюри потеря «Перспективы», номинации для молодых журналистов. В прошлом году было решено, что определение «молодого журналиста» как человека, который работает в профессии меньше двух лет, некорректно. Например, нужно ли считать работой нестабильный фриланс или редкие тексты, написанные во время учебы в университете. Но теперь члены жюри планируют обсудить возможности возвратить номинацию и уточнить критерии. «Надо поддерживать молодых профессионалов, иначе мы превратимся в политбюро ЦК КПСС, где престарелые члены вешают друг другу ордена на грудь, — заметил Владислав Бачуров. — Мы номинируем друг друга, потому что знаем друг друга, и получается не ротация, а круговорот».
 
Есть вопросы и к новым номинациям. «Интервью — это базовая стилистика, которой должен владеть любой журналист, — заметил Алексей Олиферук, комментируя возвращение этой категории. — У нас в стране есть сильные интервьюеры, но я не уверен в необходимости отдельной номинации в Петербурге. В этом жанре сильно размывается журналистская заслуга и заслуга спикера». Вернуть номинацию «Интервью» (и номинацию «Репортаж», которая пока не была добавлена в конкурсную программу) предложила на церемонии награждения «Золотого пера» в 2016 году старший редактор «Фонтанки.ру» Юлия Никитина, когда принимала от лица своей редакции спецприз компании «Балтика».
 
Впрочем, Сергей Балуев считает, что ротация номинаций — хорошая тенденция. «Если десять лет дают премию за спорт и все ее уже получили, пора давать премию за что-то другое, за интервью, за колумнистику», — объяснил он.
 
Схема отбора
 
Новое для этого года «Интервью» планируется оценивать по профессионализму интер­вью­­ера, его мастерству вла­дения жанром, остроте заданных вопросов и способ­ности получить от со­беседника неожиданные ответы, новизне психологичес­кого портрета и резонансности материала. Именно так сформулированы критерии оценки на сайте «Золотого пера». Статус и уровень осве­дом­лен­ности интервьюи­ру­емого не менее значимы для определения победителя номинации. Руководит рабочей группой категории директор «НТВ-Петербург» Петр Годлевский.
 
Колумнистов и обозревателей (рабочей группой руководит обозреватель ИА «Росбалт» Сергей Шелин) предполагается оценивать по оригинальности сти­­ля, выразительности языка и актуальности материалов, а телевизионные сюжеты в рабочей группе под руководством генерального директора ЛОТ Андрея Радина должны ранжироваться по степени эксклю­зи­в­ности информации, оригинальности подачи, общественному резо­нансу и командной работе и профессионализму всей съемочной бригады.
 
Прописаны и критерии оценки для номинаций, перекочевавших из предыдущего года. В «Человеческой истории» оценивается логично и ясно выстроенная композиция текста, обоснованно использованные факты и драматизм в подаче деталей.
 
В «Культурном пространстве» от материалов требуется выразительность языка, широта и оригинальность авторского взгляда и аргументированность критики. Это должны быть тексты с глубоким анализом и аргументированностью.
 
Успешность расследовательских текстов оценивают глубиной погружения автора в тему, общественной значимостью полученных сведений и практическими последствиями (и резонансом), который вызвал материал. Глава рабочей группы — Антон Мухин.
 
Кадр-победитель «Фото года» должен быть самым актуальным, художественно выразительным и обладать сюжетной значимостью. Рабочую группу здесь возглавил председатель Гильдии фотожурналистов Союза журналистов Петербурга и ЛО Андрей Чепакин.
 
В экономической номинации ценится аргументированность оценок, использование и сопоставление неочевидных фактов, а также независимость взгляда автора.
 
Независимость (а также новизну) оценят и в «Политическом измерении». Очевидно, кроме этого свою роль должны сыграть актуальность публикации и масштаб резонанса, который она спровоцировала. Рабочую группу возглавлял главный редактор «Города 812» Сергей Балуев.
 
Материалы «Сенсации районного масштаба» рабочая группа под руководством ведущей 47-го канала — ЛОТ Екатерины Додзиной должна была оценивать за эксклюзивность, множественные ссылки других СМИ, реакцию общественности и органов власти и практические последствия.

Катерина Яковлева

9 Последние комментарии / остальные комментарии

Ответ
Традиционно съезжается элита журналистики на мероприятие (и vip разные). Попасть очень сложно. Многие хотят побывать, но не всех приглашают. Короче, сливки общества там.

Меняются страны и режимы, но "Золотое перо" продолжает трястись от склок, скандалов и сомнительных историй.
Был проажуровский конкурс - кидали неажуровцев ради премирования ажуровцев под любым самым смешным соусом (вплоть до картинок, снятых скрытой камерой, торчащей чуть ли не из причинного места). Перестал конкурс быть проажуровским, ажуровские представители возмущаются и устраивают демарши несогласных. Наштамповали таких "расследований" на прошлых конкурсах, что возмущаться теперь грешно даже если на эту номинацию предоставят просто карикатуру. Чего уж митинговать то теперь, сами ж все помните.
Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой!
"...было бы неплохо представлять к каждой работе ее краткий пересказ на тысячу знаков..."
Вот к чему ограничиваться полумерами? Даешь аннотацию в виде комикса из 3-4 картинок! Или одной, но с небольшими подписями

Члены жюри расписываются в лени и в том, что при их осознанном и деятельном участии профессиональный конкурс превращается в какую то местечковую междусобойную вакханалию, переходящую в простую дележку громких фраз и круглых сумм. И ничего, глазом ни один не моргнул, наверное, при этом.
"И эти люди запрещают мне ковыряться в носу?!" (С)
Добавьте к требованиям в номинациях еще и требования к членам жюри. Ну, так, чисто поржать по старой памяти.

Уважающие себя профи в этом паноптикуме давно не участвуют. Все ясно заранее. А номинация "Сенсация районного масштаба" вообще профанация. Если жюри там возглавляет чел из ЛОТ, сразу все становится ясно. Сто пудов, что лотовцы и победят, хотя мало кто смотрит этот канал. Областным журам нужно вообще отделиться от питерского СЖ и создать свой, региональный.

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.