Медиановости /
Власть, Конфликты, Несвобода слова

22 мая 2019 18:11

«Это не мой стиль» - Матвиенко о давлении на «Коммерсантъ»

«Это не мой стиль» - Матвиенко о давлении на «Коммерсантъ»Фото: council.gov.ru

На пресс-подходе в Совете Федерации Валентина Матвиенко сегодня, 22 мая, ответила на вопрос об увольнении журналистов в газете «Коммерсантъ». Им предложили уйти из издания из-за статьи, в которой говорилось, что Матвиенко может уйти из Совфеда и занять пост в Пенсионом фонде России. Появилась версия, что публикация не понравилась самой Валентине Ивановне. 20 мая, когда стало известно об увольнении журналистов, пресс-секретарь Матвиенко не стал комментировать произошедшее.

Сегодня спикера СФ лично спросили о случившемся и ее возможной причастности к увольнениям.

- Я очень много лет в политике, много лет публичный человек. И за эти годы обо мне писали разное – и хорошее, и плохое, и просо откровенные выдумки, неправду. И знаете, я закалилась и воспринимаю это уже как данность. Если ты политик, то ты должен нести этот крест, - заявила Валентина Матвиенко. - Я ни разу ни с кем не судилась, у меня нет такой привычки. Я никогда никому не звонила, не давила. Это знают в сообществе журналистов. Это знают руководители средств массовой информации. Это не мой стиль, это бесполезно. Так ведут себя только истеричные люди, которые хватают телефоны и звонят. Я не пользовалась телефонным правом. И в данном случая я никому не звонила и ни на кого не давила.

Матвиенко также отметила, что те, кто считает, будто по ее звонку могут уволить журналистов, авторов текста о ней, «преувеличивают ее влияние».

- Если какое-то значение или влияние имела эта статья на увольнение журналистов, еще раз заявляю, что у меня нет обиды, и я, боже упаси, никому не звонила и ничего ни от кого не требовала, - заверила Матвиенко.

Впрочем, можно вспомнить несколько случаев, когда после материалов с критикой работы Смольного, Валентины Ивановны и ее избирательной кампании что-то «нехорошее» происходило с журналистами и изданиями.

* В феврале 2011-го (вскоре после снежной зимы, когда город утопал в сугробах, а с крыш срывались сосульки) о своем увольнении с радиостанции «Вести ФМ» сообщил ведущий Дмитрий Губин. «Вчера через пару часов после эфира мне позвонил человек, когда-то предложивший работать в одной линейке с Володей Соловьевым, и сказал, что я нарушил условия договора, что я ругал и ругался, и оскорблял Матвиенко - вместо того, чтобы конструктивно критиковать. Что нарушением условий договора я подставляю всех. И что поэтому он не может больше доверять производство эфира мне», - написал Губин в своем блоге.  

* В марте 2011 года руководство медиаконцерна Schibsted, который тогда владел сетью газет «Мой район», заявило о давлении со стороны органов власти на редакцию и партнеров. От них требовали прекратить распространение издания в популярных торговых сетях, состоялась внеплановая налоговая проверка компании, представителей СМИ приглашали в ОБЭП. Причем сотрудники полиции интересовались публикациями с критикой Смольного.

* В июле 2011 года из продажи за один день исчезла большая часть тиража журнала «Власть» все того же издательского дома «Коммерсантъ». Журнал вышел с обложкой, посвященной Матвиенко и заголовком: «За сосули перед Отечеством». Валентина Ивановна тогда как раз готовилась к переходу в Совет Федерации, шла компания перед муниципальными выборами.

Большую часть этого номера журнала

Фото: livejournal.com
Большую часть этого номера журнала "Власть" изъяли из продажи в Петербурге

Тогда источник в одной из компаний, занимающихся распространением прессы, сообщил «Коммерсанту», что «устное распоряжение изъять «Власть» от 4 июля поступило на следующий день утром из комитета по печати администрации Санкт-Петербурга».

* В августе 2011 в журналисткой среде Петербурга обсуждалось увольнение корреспондента «Фонтанки.ру» Александры Гармажаповой.  Это произошло после выхода ее материала о подготовке выборов в муниципальном округе «Красненькая речка», где баллотировалась Валентина Ивановна. Текст провисел на сайте около трех часов, а затем был снят, так как формально нарушал законодательство о предвыборной агитации.

- Из-за Матвиенко я была уволена с «Фонтанки.ру», потому что проникла на совещание, на которое не должна была проникнуть, и опубликовала репортаж, который не должен был выйти, - рассказывает Александра. - В сущности, совещание было пустяковым – просто чиновники решали, как пропихнуть Валентину Ивановну в Совет Федерации, как нейтрализовать ее критиков и конкурентов. По нынешним временам детский сад. Но почему-то Матвиенко не могла допустить, чтобы информация о том, что ее тянут в Москву за все что можно, попала в прессу. В сухом остатке: она укатила в столицу, я осталась без работы (но ненадолго). А за тот репортаж я, кстати, получила «Золотое перо». Таким образом, журналистское сообщество Петербурга признало мою правоту.

* Еще два случая давления на СМИ в Петербурге были связаны не с самой Валентиной Матвиенко, но с близкими к ней чиновниками городской администрации.

В марте 2004 года в журнале «Город» была опубликована фотография гендиректора главного тогда городского телеканала – «Пятого» – Марины Фокиной. В телекомпании посчитали, что фотография крайне неудачная. Тираж журнала за день исчез из всех точек продаж сети «Метропресс». В редакции тогда говорили, что инициатором изъятия журнала может быть лично Марина Фокина, которая, видимо, привлекла свою подругу – главу городского комитета по печати Аллу Манилову. Последняя считалась также подругой и губернатора Валентины Матвиенко.

Весной 2009 года на «Пятом канале» отстранили от эфира главу дирекции городского вещания, руководителя и ведущую программы «Петербургский час» Татьяну Александрову. Это произошло после скандала с главой комитета по экономическому развитию и промышленной политике городской администрации Сергеем Бодруновым. Ему не понравилось, как прошла программа с его участием, за кулисами он назвал журналистов непрофессионалами, а горожан быдлом. После служебной проверки извинился в официальном сообщении на сайте комитета. Однако Александрова публично не приняла его извинения и посоветовала уволиться. На следующий день ее отстранили от эфира.

Мнение

Марина Шишкина, журналист, общественный деятель:

- Возможно, Валентина Ивановна нас и не обманывает, говоря, что не пользовалась телефонным правом. Это могли постараться ее клевреты. Но по большому счету не так важно, кто это сделал. Для меня это все одна большая властная машина с разными субъектами. У них есть имена, но в данном случае имя одно – власть, которая безумно боится информации любого рода. В публикации «Коммерсанта» все было изложено по слухам и по мнениям, ничего страшного там не было. Но боязнь любой иной информации сделала свое дело. Это общий почерк последнего времени. И страшно, что издатель не выдерживает и увольняет своих журналистов. 

Елена Михина