Мнения /
Блоги

7 июля 2022 16:33

«В Роскосмосе был – тайн не видел»: два года с момента задержания Ивана Сафронова

«В Роскосмосе был – тайн не видел»: два года с момента задержания Ивана Сафронова

7 июля 2020 года бывшего корреспондента «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова задержали у него дома, когда тот направлялся к своей машине. Его невеста Ксения Миронова рассказала, что он вышел, попрощавшись с ней, а через 20 минут постучали уже сотрудники полиции. Журналиста обвиняют в госизмене. Ровно за два года в СИЗО Сафронову было отказано в любых посещениях, а его адвокатов признавали иноагентами или заводили на них дела. 

«Я просил предоставить мне несколько часов и компьютер, чтобы доказать свою невиновность – я мог показать следователю открытые источники интернета, в которых содержалась вся использованная в моей работе информация» – так Иван Сафронов ходатайствовал в пользу своей невиновности перед началом слушания дела по существу. Все трое судей Мосгорсуда отказали ему. В тот же день адвокаты назвали дело против Сафронова «похоронами правосудия» из-за того, что суд не мог сформулировать обвинение и указать на положения, которые нарушил журналист.

Ивану Сафронову вменяют 275-ю статью УК РФ о «государственной измене в форме шпионажа», а все заседания проводятся в закрытом режиме.

По мнению обвинения, в 2012 году Сафронов был завербован чешскими спецслужбами, которым поставлял секретную информацию о военно-техническом сотрудничестве России в странах Африки и о действиях армии на Ближнем Востоке. Конечным адресатом этих гостайн были, конечно же, США, а позже обвинение назвало ещё и Германию. «Тайный» свидетель из спецслужб уверял, что на мысль о госизмене его натолкнуло установленное на телефон Сафронова приложение мессенджера Signal.

7 июля 2020 года, через час после задержания, Роскосмос выпустил пресс-релиз, в котором говорится, что корпорация будет всячески содействовать следствию над своим сотрудником. В тот же день Роскосмос заявил, что к гостайнам Иван Сафронов доступа не имел, а перед приёмом на работу журналист проходил специальную проверку. 29 декабря 2020 года глава госкорпорации Дмитрий Рогозин добавил: «Он работал у нас недолго, всего полтора месяца. Тем не менее все неприятности, которые у него появились, появились в бытность его работы советником. Мы следим за следствием, как работают юристы. Следим за вопросами, которые президенту адресованы. Надеемся, что следователи сделают необходимые выводы. И надеемся на то, что Иван будет на свободе».

Кремль неоднократно отрицал, что поводом для возбуждения дела могла стать профессиональная деятельность журналиста Ивана Сафронова-младшего. Его отец (старший Иван Сафронов) погиб при странных обстоятельствах в 2007 году, выпав из окна своего подъезда. Предварительно они оба занимались расследованием поставок вооружения со стороны РФ.

Хотя позже президент Владимир Путин сказал, что обвиняют Ивана Сафронова за передачу сведений Роскосмоса (в котором тот работал всего полтора месяца).Вероятно, такие труды стоят тех самых 248 долларов от Демури Воронина (консультант по вопросам внешней политики и энергетики в немецком Бундестаге), которые приписывают Ивану. Однако Дмитрий Песков вскоре отметил, что президент «оговорился», ведь Владимир Владимирович не знает всех тонкостей дела.

Ведёт дело Сафронова о госизмене уже известная Маргарита Котова, которая на протяжении этих двух лет продлевала ему арест. 8 июля 2020 года, в первый день слушаний дела, у обвиняемого не было адвоката, так как у того проводился обыск по делу «о разглашении данных предварительного следствия». Всем адвокатам, которые работали с Иваном Сафроновым всячески препятствовали заниматься своей работой. 22 тома материалов дела запрещено было даже структурировать в виде заметок на блокноте. Предлагалось учить их наизусть. 7 томов из них были подшиты и датируются 2018 и 2019 годами, что тоже вызывает массу вопросов у защиты журналиста (именно тогда Иван работал в «Коммерсанте»).

Исходя из того, что Сафронов только в середине мая 2020 года стал советником главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина, с трудом можно представить, что за месяц-два можно найти некую секретную информацию по вооружению, даже если на новом месте работы она есть. Также непонятно, как Сафронова взяли на эту должность, если благонадежность такого «кадра» стоит под сомнением, пока его дело разрабатывает ФСБ. Откуда ещё было Сафронову знать о каких-либо гостайнах – неясно. Мог ли он быть допущен до неё во время работы в кремлёвском пуле «Коммерсанта»?

Впрочем, отдел политики «Ъ» был распущен после материала 17 апреля 2019 года о вероятной отставке спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Вскоре ряд СМИ со ссылкой на источник внутри Совета Федерации сообщили, что спикер звонила Алишеру Усманову (владелец издательского дома «Коммерсантъ») и требовала принять меры. Позже Валентина Матвиенко отрицала свою причастность, а представитель Алишера Усманова и вовсе заявил, что новость о демарше всего отдела политики пришла к ним уже постфактум.

В день задержания Ивана, 7 июля, журналисты вышли с пикетами. Около 25 человек задержали. На следующий день в разных городах России прошли митинги с требованием освободить Сафронова.

Пикеты в Петербурге в июле 2020 года.

Фото: Лениздат.Ру
Пикеты в Петербурге в июле 2020 года.

Уже через неделю работники СМИ выступили в защиту коллеги – более 500 человек подписали открытое обращение с требованием отпустить журналиста. А возле СИЗО Лефортово задержали 18 человек, которые пришли поддержать Ивана.

«Мы требуем открытого и прозрачного расследования общественно значимого дела Ивана Сафронова. Мы уверены, что Иван не должен находиться за решеткой. Журналист не террорист, не изменник Родины и не преступник. Чтобы утверждать обратное, нужно предъявить убедительные обвинения, проводить расследование и судебные слушания непредвзято, открыто и доступно для всего общества»,  – говорилось в тексте письма.

15 июля Юрий Шевчук записал видео в поддержку журналиста и сказал: «В последнее время многие чиновники, депутаты и начальники спецслужб пытаются правду о нашей с вами жизни в стране окончательно замуровать в какую-то гостайну. Правду, о которой нам до сих пор пишут и говорят честные журналисты, на которых потом за это всё чаще и чаще заводят уголовные дела. Здравомыслящие люди считают, что суд над Иваном Сафроновым, если он состоится, должен быть открытым и честным. Чтобы мы все знали, что происходит. Мы имеем на это право. Иначе само существование наше в России могут сделать мрачной тяжелой государственной тайной, а это мы уже с вами проходили». Также на YouTube-канале «СвободуСафронову» выступили и другие публичные деятели: Михаил Фишман, Лев Гудков, Леонид Парфёнов, Ксения Собчак, Павел Лунгин, Сергей Звезда и многие другие.

Год назад меру пресечения пытались сменить на поручительскую, тогда было собрано более 600 ходатайств, но Иван Сафронов по-прежнему находится в самом закрытом изоляторе – «Лефортово». Обвиняемый не служил в ЗГТ (Служба защиты государственной тайны ВС РФ), не был напрямую связан с военной тайной, но продолжает содержаться как опасный для общества преступник.

Все два года, по словам адвокатов, на Сафронова оказывается давление. С 2 августа 2021 года вся корреспонденция журналиста была остановлена по запросу следователя Александра Чабана – в итоге Иван был полностью изолирован от внешнего мира. Этот же следователь препятствовал должной коммуникации между обвиняемым и его защитником. Только 9 декабря 2021 года письма снова начали поступать. 24 июля того же года от Дмитрия Катчева (адвоката обвиняемого) стало известно, что следователь предлагал Ивану пойти на сделку – звонок матери в обмен на «сотрудничество». Однако журналист отказался.

Адвокаты Ивана Сафронова, несмотря на палки в колёсах, продолжали и продолжают защищать Ивана Сафронова. 8 ноября 2021 года Ивана Павлова*и еще пятерых его коллег признали иноагентами. 29 июня 2022 года Черёмушкинский районный суд города Москвы поместил правозащитника и адвоката Дмитрия Талантова под стражу до 23 августа 2022 года. Ему вменяют «статью за фейки». Но на свободе остался Дмитрий Катчев, который продолжает бороться за подзащитного.

18 мая 2022 года, в день рождения Ивана Сафронова, прошло очередное заседание, где свидетель со стороны обвинения серьезно пошатнул дело о госизмене тем, что фактически разрушил фабулу обвинения, сославшись на открытость источников в публикациях Ивана Сафронова.

«Это говорит о том, что следствие по делу моего подзащитного зашло в тупик, и единственным способом получить нужные для следствия показания остается давление», – сказал Катчев.

Когда закончится процесс по делу Сафронова – мы не знаем. Сейчас суд опрашивает свидетелей стороны защиты. Накануне за свободу журналиста высказался нобелевский лауреат и главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов.

Для читателей Лениздат.Ру мы оставляем почту, куда можно отправлять свои письма Ивану Сафронову и быть уверенными, что они дойдут до адресата:

111020, Москва, ул. Лефортовский Вал, д. 5, к. 2, СИЗО-2.

Получатель: Сафронов Иван Иванович, 1990 г.р.

Не забудьте положить внутрь письма марки, листок и конверт для ответа. 
 

*Иван Павлов внесён Минюстом в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

Фото на обложке: в основе иллюстрации — плакат Владимира Меньшикова 1975 года

Олег Качан