Медиановости /
Версии, Интернет, Петербург

18 августа 2016 19:41

Забвение в ожидании Пригожина

Забвение в ожидании Пригожина
 
Тяжба петербургского миллиардера Евгения Пригожина и компании «Яндекс» завершилась – Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга принял отказ заявителя от исковых требований в полном объеме. Судебный процесс длился меньше трех месяцев. По мнению экспертов Лениздат.Ру, Пригожин изначально мог подать иски к поисковой системе лишь для того, чтобы обеспечить информационную почву для появления новых поправок к нашумевшему закону о «праве на забвение». 
 
Суд не для СМИ
 
Владелец компании «Конкорд»,  а также, по сообщениям СМИ, предполагаемый куратор так называемой петербургской «фабрики троллей», расположенной по адресу ул. Савушкина, 55, Евгений Пригожин в конце мая 2016 года подал 15 исков против компании «Яндекс», два против Mail.ru и один против Google Inс. Причиной недовольства бизнесмена, по данным СМИ, является отказ поисковиков предоставить ему «право на забвение», предусмотренное российским законодательством.
 
Согласно документу, принятому в июле 2015 года, поисковые системы обязаны удалять по требованию граждан ссылки на информацию о них, если она является неактуальной, недостоверной или распространяется с нарушением закона.
 
Пригожин, которого журналисты окрестили «кремлевским поваром» (организация «Конкорд» также обеспечивает продовольствием правительственные структуры), захотел скрыть такие публикации, как расследование интернет-газеты «Фонтанка.ру» «Империя Пригожина взяла военные городки», а также публикации на сайте «Новой газеты», «Горзаказ.орг», украинского издания «Апостроф» и других интернет-ресурсов. «Яндекс» со своей стороны отказал в удалении ссылок на эти материалы, так как Пригожин не предоставил, как того требует закон, каких-либо доказательств того, что о нем изложена недостоверная, неактуальная или утратившая значение для заявителя информация.
 
Позже заявления против компании Mail.ru Group были отозваны, а иск к Google суд возвратил заявителю. На судебные заседания по иску к «Яндексу», которые проходили в Куйбышевском районном суде Санкт-Петербурга, доступ прессы был ограничен. К примеру, 5 июля слушания проходили в небольшом помещении, где все сидячие места оказались заняты людьми, предположительно не имеющими отношения к СМИ и данному делу в целом. Все журналисты, которые не успели занять места, оказались за дверью.  
 
На заседании 17 августа, которое состоялось в просторном зале, где смогли разместиться все желающие, адвокат Пригожина сообщил судье Марии Васильевой об отказе его доверителя требовать применения «права на забвение».
 
Позже адвокаты Пригожина рассказали журналистам, что не видят возможности защищать интересы своего клиента в условиях, когда, по их мнению, закон о «праве на забвение» не доработан и нуждается в поправках. Впрочем, юристы петербургского миллиардера планируют заняться этим вопросом - разработать и добиться принятия поправок, которые в том числе позволят делать закрытыми заседания по аналогичным искам. «Мы планируем подготовить поправки к закону о "праве на забвение", которые не позволят сделать заседания открытыми для СМИ, а также установят критерии актуальности информации», - заявил после завершения судебного заседания 17 августа адвокат Пригожина Игорь Елисеев.
 
Информационное сопровождение под диктовку
 
Если бы Пригожин не пошел на попятную, то мог бы создать хороший кейс для дальнейшей правоприменительной практики, считает руководитель Центра защиты цифровых прав Саркис Дарбинян. «Практики подобных судебных дел, особенно с участием публичных лиц, еще мало. В этом плане дело по иску Пригожина было уникально, и даже немного жаль, что оно завершилось. В законе о "праве на забвение" фигурируют очень расплывчатые нормы», - рассказал Дарбинян Лениздат.Ру. – Но, судя по заявлениям адвокатов миллиардера, их действия направлены на то, чтобы защитить его частные интересы, чтобы грязное белье, которое действительно имеет место быть, не было "вывешено" в публичном поле», - добавил Дарбинян, отметив, что нужны обратные поправки, которые разъяснят, в каких случаях поисковые системы не должны удалять информацию из общего доступа. 
 
Вполне возможно, что инициативные юристы хотят сделать закон еще более жестким, предполагает собеседник Лениздат.Ру. «Вероятно, лоббисты все-таки смогут настоять на более жесткой форме данного закона», - считает Дарбинян. 
Есть вероятность, что вся кампания с судебными исками Пригожина была запущена для того, чтобы поднять волну публикаций в СМИ и на этом фоне принять ужесточающие поправки в «недоработанный закон». В пользу этого свидетельствует тот факт, что в освещении судебных заседаний Пригожина против компании «Яндекс» активное участие принимало «Федеральное агентство новостей» (ФАН), редакция которого ранее базировалась в Петербурге по адресу Савушкина, 55 (то есть по одному адресу с т.н. «троллями»). Контроль над этим СМИ также приписывают в прессе Евгению Пригожину.
 
По данным Лениздат.Ру, корреспонденты таких изданий могли получать указания преподносить информацию о судебном процессе в контексте того, что закон о «праве на забвение» не работает. К примеру, в материале о заседании Куйбышевского районного суда 5 июля большая часть текста отведена не самому иску Пригожина, а информации о данном законе, поданной в негативном ключе. «При этом сообщается, что Mail.ru Group чаще идет на досудебное сотрудничество, поскольку там понимают, что непроработанность нового закона создает проблемы как пользователям, так и поисковикам», – говорится к примеру, в материале ФАН.
 
С этим предположением согласен управляющий партнер Коллегии юристов СМИ Федор Кравченко: «Такая мысль мне кажется разумной. Формально для того, чтобы внести поправки, нет необходимости проиграть суды. Но какие-то конкретные примеры помогут обосновывать эти поправки, сделать их более весомыми».
 
При этом к самой инициативе создать поправки в закон, позволяющие таким судебным заседаниям проходить в закрытом режиме, юрист относится скептически. «Полагаю, данные комментарии даны без понимания того, на какую базовую для правосудия ценность замахиваются будущие авторы этих поправок. Гласность и открытость судопроизводства является одной из древнейших и ключевых его черт и особенностей», - считает Кравченко. Он также отметил, что в закрытом режиме проводятся лишь исключительные судебные заседания, к примеру касающиеся насильственных действий в отношении несовершеннолетних. 
 
Кроме того, важно понимать, что подготовка поправок для рассмотрения в Госдуме – сложный процесс, добавил собеседник Лениздат.Ру. «Новую Думу мы изберем только в сентябре. После чего депутаты будут долго распределять мандаты и решать другие организационные вопросы. Полноценно приступят к работе лишь в ноябре», - отметил Кравченко.
 
«Не надо искать логики»
 
Пригожин мог являться «подопытным кроликом», на котором государство решило протестировать закон, предположила директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. «Кто знал этого Пригожина до того, как он начал подавать эти иски? Очень узкий круг людей. Теперь его знает вся страна. Получился обратный эффект. Может быть, его использовали в качестве такого тестового варианта,  на котором проверили, как действует данный закон», - поделилась с Лениздат.Ру Арапова, не исключив, что, впрочем, Пригожин действительно изначально хотел убрать информацию о себе, дав тем самым хороший повод для того, чтобы поменять закон.
 
Однако не все собеседники Лениздат.Ру считают, что в  действиях Пригожина надо искать «второе дно». Так, руководитель Агентства журналистских расследований (АЖУР) Андрей Константинов предлагает вообще не надеяться на логику в любых поступках миллиардера. «Примерно 23 года назад я оказался дома у Пригожина. Тогда он еще не был известным человеком. Я пришел к нему домой и увидел, что он ходит по дому в бейсболке. Не знаю ни одного человека, который так делает, но не пытался понять причины.  Это удивило, но анализировать это бесполезно. Нравится ходить человеку в бейсболке – пусть ходит», - рассказал Лениздат.Ру глава АЖУРа, предположив, что искать логику не стоит и в исках миллиардера к поисковым системам.
 
Сам закон о «праве на забвение» придумали те, кто предпочли российской классике сказки Ганса Христиана Андерсена, уверен Константинов.  «Рукописи и во времена Булгакова не горели, а в нынешние времена  интернета и подавно. Меньше нужно сказок про Снежную Королеву читать, чтобы не верить в такую чепуху. Какое забвение? Это просто смешно», - считает собеседник Лениздат.Ру, чье издание «Фонтанка.ру» тоже оказалось в списке ресурсов,  информацию которых Пригожин захотел скрыть из поисковой выдачи.
 
Даже если поправки юристов Пригожина будут разработаны и приняты, это вряд ли сможет серьезно отразиться на свободе слова в интернете, считает юрист Фонда борьбы с коррупцией (ссылка на который также оказался в «списке забвения Евгения Пригожина») Любовь Соболь. «У нас невысокий уровень законодательной техники. Не удивлюсь, если данные поправки в итоге будут приняты, но вовсе не факт. Одно дело получать контракты от Минобороны, другое дело влиять на законотворческую деятельность», - рассказала Лениздат.Ру Соболь, добавив, что обеспечить конфиденциальность коррупционным схемам и тем правонарушениям, которые, вероятно, совершает в том числе и Евгений Пригожин, не смогут никакие законодательные поправки.
 
Эффект Стрейзанд
 
Зачастую с помощью «права на забвения» люди жаждут удалить о себе ту информацию, которая им попросту не нравится, а не ложные данные, отмечает руководитель отдела пресс-службы и PR компании Expoforum Яна Харина. «Под нож пытаются отправить негативные отзывы о компаниях, их продуктах и услугах, результаты антикоррупционных расследований (особенно повеселила всех госпожа Сечина, инициативу которой об удалении информации о ее поездках на яхте перепечатали почти все СМИ), нелицеприятные отзывы о работе с врачами и т.д., - рассказала Лениздат.Ру Харина. - Думаю, пиарщики многих недобросовестных компаний встрепенулись в надежде, что теперь-то жизнь наладится. Но налаживать таким компаниям придется всё-таки работу, потому что, например, "Яндекс" на требования удалить ссылку на сайт, где условного мастера-плиточника обвиняют в непрофессионализме, отправляет в суд».
 
Пытаясь скрыть информацию о себе, Евгений Пригожин лишь подогрел общественный интерес к своей личности, считает Саркис Дарбинян. «Скорее всего, он сделал это не от большого ума. Последовал так называемый эффект Стрейзанд, и к его персоне было обращено повышенное внимание. Кроме того, в Петербурге начались новые судебные заседания бывших работников "фабрики троллей" и не исключено, что его фамилия вскоре выплывет и там», - рассказал Лениздат.Ру руководитель Центра защиты цифровых прав.
 
Напомним, растущую популярность в Сети, вызванную прямо противоположным желанием того или иного человека удалить какую-то информацию о себе, часто называют эффектом Стрейзанд. В 2006 году американская певица Барбра Стрейзанд обратилась в суд с требованием удалить с сайта Pictopia.com фотографию ее дома. До проигранного суда фото было скачано всего 6 раз, после количество просмотров выросло до нескольких десятков тысяч.
 
Как ранее сообщал Лениздат.Ру, после начала судебных заседаний по иску Пригожина к «Яндексу» количество запросов его имени в поисковых системах возросло во множество раз.

Виталий Беспалов

Теги:  яндекс

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.