Мнения /
Интервью

15 октября 2020 17:04

«Закрытый клуб», офис или пресс-центр

«Закрытый клуб», офис или пресс-центр

В самом центре Петербурга – на Невском, 70 – у журналистов есть Дом. Весной этого года в нем произошли перемены. Долгое время Домом руководила председатель Союза журналистов Петербурга и Ленобласти. А с марта полномочия разделились. Директором стал Михаил Иванов, журналист, бывший главный редактор «Невского времени». Вскоре он вышел из СЖ, в Доме так и не состоялось вручение «Золотых перьев», но появился свой сайт, а еще в планах открыть коворкинг. Что вообще там происходит? Об этом поговорили с директором Михаилом Ивановым, арт-директором Ириной Ивановой и редактором нового сайта Светланой Дмитриевой.

«Став директором, я оценил силу инструкций»

М. Иванов: Жизнь в последнее время бьет ключом, и все больше по голове. COVID не отступает, меняя самые разумные, самые продуманные планы иногда в самый последний момент. Весной Дом был практически закрыт на карантин; летом стало легче. Нам удалось провести цикл мероприятий, приуроченных ко Дню голосования по внесению поправок в Конституцию России. Были встречи, круглые столы, пресс-конференции, дискуссии; были обширные планы на будущее… А потом пришла осень и вновь – ограничения, которые путают все карты. Невольно становишься философом. Есть такой старый добрый принцип: делай что должно, и будь что будет. Иногда просто спасает… Конечно, вступая в должность директора, я думал о том, что нового смогу привнести в жизнь Дома, биография которого полна ярких событий еще с советских времен. В первую очередь, мы начали с табличек. Они, как известно, меняются с приходом новой команды. В нашем случае было проще. Команда осталась прежней. Все сотрудники Дома – профессионалы высокой пробы и – что важно – хорошо известны журналистскому сообществу. А вот вывеска на фасаде изменилась. Вместо всем привычного «Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области» появилась табличка «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки». За этими вроде бы незначительными переменами – большой смысл. Дом уже давно по факту не является «вотчиной» одного союза. Здесь прописаны четыре общественные организации с равными правами: Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Санкт-Петербургское отделение Союза журналистов России, Санкт-Петербургская Лига журналистов и Ассоциация СМИ Северо-Запад. Все они ведут активную общественно-политическую деятельность и намерены развивать ее. Для меня лично очень важно, чтобы журналисты и сотрудники всех четырех организаций чувствовали себя равноправными «жильцами» Дома. Никаких привилегий кому бы то ни было. Каждый должен чувствовать себя в Доме «как дома». Вообще главный приоритет для всей нашей команды: сделать Дом подлинно своим для всех журналистов, наполнить его именно журналистской деятельностью. А это и обучающие семинары, и конференции, встречи, праздники, юбилеи и многое другое. Повестка дня – ваша, господа журналисты, а мы вам поможем.

- Были какие-то нереализованные планы?

И. Иванова: Мы сейчас вынуждены ориентироваться на «малую форму». Мы не можем собрать полный зал на 120 человек. Поэтому у нас идут мероприятия, которые рассчитаны на 20-30, максимум 40 человек. При этом они проходят в просторных парадных гостиных. Были планы, которые не то что совсем сорвались, но приостановились. Это два наших собственных проекта. Первый – киновечера в актовом зале, показы фильмов петербургских журналистов- документалистов. Формат очевидный – представление картины, съемочной группы, просмотр и обсуждение. В свое время мы начали этот проект с работы Сергея Дебижева «Гимн великому городу». Потом было много других фильмов. И были запланированы новые показы. Например, студия «Телеинвест» 8 сентября планировала киновечер, посвященный фильму, который они сделали с Иннокентием Ивановым, «Ненаписанные мемуары», про маршала Леонида Говорова, который защищал Ленинград, прорывал блокаду, он не оставил дневников. Но премьера не состоялась, потому что мы были вынуждены закрыться на карантин. А второй проект, который мы даже не начинали, – «Петербург. Мой герой». Это формат творческих встреч по принципу матрешки – встреча во встрече. То есть мы как Дом журналиста приглашаем известного журналиста, представляем его, а он берет на сцене интервью у человека, который ему интересен, о котором он писал – чиновника, деятеля культуры, врача. Это два проекта, которые мы согласовали, но не смогли реализовать.

1280x1024_IMG_20180914_191852.jpg

С. Дмитриева: Но отмечу, что несмотря на коронавирус, одно дело мы все-таки завершили – запустили сайт Дома журналиста.

М. Иванов: И я надеюсь, что в ближайшее время наш сайт получит статус СМИ, мы запускаем процесс регистрации. Это позволит нам отвечать на любые актуальные вызовы времени, разговаривать с аудиторией на полноценном журналистском языке.

- Разделение Домжура и Союза журналистов Петербурга и Ленобласти – на ваш взгляд, насколько прошло безболезненно для обеих сторон?

М. Иванов: Я абсолютно уверен, что у Дома и Союза нет и не может быть никаких объективных противоречий. И какие могут быть проблемы?

- Юридически, наверное, никаких. Скорее, речь о сложившейся за последние годы практике, когда Домом журналиста долгое время руководила председатель Союза журналистов.

М. Иванов: Это было уместно и оправданно, когда один Союз представлял интересы практически всего журналистского сообщества нашего города. Я прекрасно помню всех председателей: Анатолий Ежелев, Игорь Сидоров, Владимир Угрюмов, Андрей Константинов, Людмила Фомичева… Каждый со своей харизмой, у каждого богатая журналистская биография. Увы, Ежелева, Сидорова уже нет с нами. Но времена меняются, и в этих переменах я не нахожу ничего плохого. Каждый журналист волен выбирать организацию, которая более всего соответствует его жизненному опыту, мировоззрению, планам на жизнь, взглядам на профессию. Мы разные. Плюрализм! Кому отдать предпочтение? Наверное, выход как раз в том, чтобы сделать должность директора чисто административной. Подлинные хозяева дома – журналисты. Сотрудники дома, как мы любим говорить между собой, готовы обеспечить вам кров и стол. А остальное – сами, сами! А если без шуток – хозяйство дома весьма внушительное, да и сам особняк нуждается в тщательном уходе. Достаточно вспомнить, что это культурное наследие нашего города, которое мы обязаны сохранить для своих потомков. Особенно я хотел бы отметить большую заслугу Людмилы Дмитриевны Фомичевой в реставрации дома. На ее плечи легла огромная ответственность, и я к этому отношусь с искренним уважением.

И. Иванова: Можно еще вспомнить ситуацию 1990-х, когда в Доме работали Союз

журналистов и Центр региональной прессы, который возглавляла Анна Аркадьевна Шароградская. Пресс-конференции у них проходили под разными вывесками. И организации находились между собой в конкурентных отношениях, шла борьба за темы, за время проведения мероприятий. Уже тогда сложились предпосылки того, что в Доме может быть несколько журналистских организаций.

- А что все-таки произошло с «Золотым пером»? Для многих было странно узнать, что оно пройдет не в Домжуре а на сторонней площадке.

М. Иванов: Да, тема болезненная, вокруг которой образовалось много слухов. В первую очередь, она была болезненна для меня лично. Я сам дважды получал «Золотое перо», трепетно отношусь к этому конкурсу. Но давайте попробуем отделять мух от котлет. Конкурс должен был пройти еще весной, по понятным причинам не состоялся. Потом наступил полный штиль – апрель, май, июнь – мы были закрыты. Затем началось робкое возрождение, когда появилась возможность проводить некоторые мероприятия, подчиняясь требованиям карантинных мер. К осени появился оптимизм, думали, что заживем по-новому, благополучно. Но – нет. Вирус забирал свое. Много заболевших обнаружились и в рядах журналистов, в том числе заболели некоторые члены правления СЖ. В такой ситуации проводить «Золотое перо» в Доме, нарушая при этом постановление правительства Санкт-Петербурга, было бы крайне безответственно. Мы предложили Людмиле Дмитриевне найти альтернативный вариант, в конце концов она его нашла на открытой площадке.

- Мне кажется, проблема была еще и в том, что в вашем ответе Людмиле Дмитриевне – отказе проводить «Золотое перо» в Доме, на первом месте стоял пункт о том, что СЖ поздно (на день) подал заявку. А уже вторым пунктом было объяснение про городское распоряжение.

М. Иванов: Да, я уже потом подумал, что надо было поменять местами эти пункты. Но я не ожидал, что некоторые дотошные «читатели» будут так тщательно выискивать чуть ли не фрейдистские смыслы в этой подаче. Впредь решил быть внимательнее. Вообще, став директором, я ощутил силу инструкций и правил. Нет, правда. Как журналист почти с сорокалетним стажем я всегда неприязненно относился к формалистике, считая ее родовой травмой бюрократизма. Но теперь понял: инструкции, приказы, правила – честное оружие бюрократа. Без них – никуда. Без них все развалится. Надо подчиняться порядку. Ну, хотя бы для того, чтобы творческие люди могли спокойно творить.


Справка

Особняк Сухозанета на Невском, 70 был передан Ленинградской организации Союза журналистов СССР в 1972-м. Но въехать в него журналистам удалось только в 1977-м после капитального ремонта.

В 2004 году по трехстороннему договору с участием города появилась управляющая компания Дома журналиста. В 2007-м УК стала АНО «Санкт-Петербургский центр информационной поддержки». Учредитель организации – комитет имущественных отношений Смольного.

Руководит Домом директор, избираемый членами правления АНО. Председатель правления – глава городского комитета по печати и взаимодействию со СМИ.

С 2017 года директором была Людмила Фомичева – председатель Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. 3 марта 2020-го правление приняло ее отставку. Она была вынужденной после того, как стало известно о наличии у Фомичевой второго гражданства. Руководить Домжуром это не мешает, однако АНО является учредителем 36 СМИ – газет и сайтов 18 районов города. А руководить СМИ в России по закону не могут лица с двойным гражданством.

Михаил Иванов до этого момента был заместителем директора АНО. Правление назначило его новым директором.


Поговорить, отдохнуть и задать вопрос вице-губернатору

- Если вернуться в более спокойные времена, то можно вспомнить, что в Доме происходило довольно много мероприятий, которые не всегда прямо касались журналистского сообщества – выставки, пресс-конференции, презентации, концерты. Это все действительно нужно?

М. Иванов: Так смысл нашего существования в том, чтобы наполнить этот Дом жизнью.

И. Иванова: Как в любом доме, люди здесь работают, сотрудники четырех журналистских организаций, к ним приходят коллеги что-то обсудить, встретиться. А еще дома люди отдыхают. У нас для этого есть, например, джазовые концерты, спектакли для детей и многое другое. На них может купить билет и попасть любой желающий, но для журналистов мы всегда выделяем квоту билетов. Что еще вы в своем доме делаете? Вы его украшаете. Мы его украшаем выставками. Они проходят у нас каждый месяц. В сентябре была выставка известных петербургских фотожурналистов Андрея Чепакина и Ирины Мотиной «Этот новый странный мир. Санкт-Петербург во время пандемии». После нее 12 октября открылась – добрая, светлая, в рамках фестиваля «ЗооАрт» – выставка Татьяны Капустиной, которая иллюстрировала детские книжки. Дальше у нас планируется художественная выставка. Что еще в доме есть? Библиотека. Презентации книг. В этом месяце их должно было пройти три. Одна отменилась. Сейчас только ленивый журналист не пишет книги. Мы даем коллегам возможность представить их произведения читателям.

С. Дмитриева: Примечательно, насколько бы журналисты ни были «виртуальщиками», им все равно важно собрать своих коллег и представить книгу лично. Опубликовать информацию о выходе книги на сайте – этого мало.

И. Иванова: Еще один проект Дома – камерные встречи в парадной гостиной «Мысли о смыслах». По-моему, наше время характеризуется кризисом смыслов, люди их ищут, а мы приглашаем в Дом людей не супермедийных и популярных, но интересных. Начали мы с журналистом и писателем Сергеем Ачильдиевым, с которым поговорили о том, почему журналисты пишут книги. Вторая встреча у нас была с Ассоциацией выпускников СПбГУ. Пытались понять, зачем люди объединяются в различные сообщества. Сейчас готовим встречу с Дмитрием Багаевым – директором Санкт-Петербургского музея игрушки, поговорим с ним о детских играх и взрослой жизни.

Продолжают работать журналистские клубы, например, «Последняя среда», которую уже много лет ведет Татьяна Артемова. А есть еще и гости дома, которые просто снимают помещения для проведения мероприятий. Но мы же еще не всех к нам пускаем. У нас есть свое понимание этики, нашей миссии, мы ведь находимся в центре города и в центре петербургской журналистики.

- А как журналист может провести у вас свое мероприятие – фотовыставку, презентацию книги?

И. Иванова: Прийти ко мне, принести свою работу, обсудить. Если я вижу, что это интересно и профессионально – тогда договариваемся о времени и формате. Если это совсем локальная вещь – тогда можем на сайте сообщить в формате новости.

М. Иванов: Здравый смысл должен присутствовать. Конечно, случайному человеку, который вдруг решил поделиться своими мыслями о спасении человечества, мы, скорее всего, откажем в публичности, в крайнем случае, я выслушаю его сам. Наедине.

- А за счет чего живет Дом журналиста в экономическом плане?

М. Иванов: Главный источник дохода – ресторан, который арендует у нас помещения на первом этаже. Не скрою, о благополучии «Сиртаки» я переживаю в последние месяцы не меньше его владельца. А равно желаю процветания всем пунктам общепита нашего города. И некоторые деньги мы пытаемся зарабатывать на мероприятиях, хотя, конечно, этот год не самый удачный для подобного бизнеса.

- Насколько вы зависимы от городских властей?

М. Иванов: Я какой-то зависимости не ощущал. Мы осуществляем нашу деятельность в соответствии с Уставом, где все тщательно прописано, и я не думаю, что у городских властей есть причины вмешиваться в эти процессы. Если городские власти предлагают нам провести мероприятие или принять гостей, было бы странно, если бы мы отказались. Да и странно было бы, если бы город не воспользовался такой великолепной площадкой. Это же дом, который юридически принадлежит городской казне. А то, что нам предлагают, абсолютно устраивает не только нас, но и журналистов… У всех ли журналистов есть возможность напрямую задать вопрос вице-губернатору, председателю городского комитета? Это востребованные мероприятия. До десятка телекамер собирают. И все это выдумки, что такие пресс-конференции не интересны. Все эти люди, которые представляют власть, интересны сами по себе, они обладают огромными полномочиями, компетентностью, информацией, и способны ответить на те вопросы, которые адресовать можно только им. К тому же обстановка в Доме располагает к откровенности больше, чем залы Смольного.


И. Иванова: Мы, как площадка, работающая для журналистов, всегда приветствуем проведение встреч журналистов с первым, вторым, третьим лицом в городе.

С. Дмитриева: К нам приходят не только чиновники. У нас были, например, пресс-конференции, которые проводили благотворительные организации. Дом журналиста дал им безвозмездную возможность собрать журналистов и рассказать о себе и своих проектах.

«Не наша задача приводить сюда за ручку журналистов»

- У меня еще два вопроса от двух поколений журналистов. Хотя, кажется, они спрашивают об одном. Журналисты постарше, работавшие еще в ленинградских СМИ, любят вспоминать Домжур, в котором вечерами собирались сотрудники разных редакций. Может быть, привлекал не весь Дом, а только ресторан, в который можно было попасть по удостоверению члена Союза, но все же это было объединяющее место. Сейчас такого нет. Домжуру нечего предложить чего-то эксклюзивного взамен ресторана?

М. Иванов: Я помню те времена. У владельцев членского билета Союза была привилегия попасть в ресторан Домжура. Некоторые журналисты пользовались этой привилегией с излишним энтузиазмом. Сейчас без всякого труда можно попасть в сотни ресторанов по всему городу. Знак избранности исчез, канул в лету. Если вы намекаете на то, что в Доме не мешало бы открыть что-то вроде кафе или бара… Так сказать, для внутреннего пользования…Что ж, заманчивая идея, надо подумать, посоветоваться с товарищами.

И. Иванова: Сейчас сложно сделать что-то подобное. Дом является памятником, он охраняется государством, и мы не все подряд можем здесь проводить. Более того, мы не массовики-затейники, не наша задача приводить сюда за ручку журналистов. Будет здорово, если журналисты будут сами предлагать нам интересные им мероприятия.

С. Дмитриева: В ресторане Домжура в советские времена мне побывать не довелось, но недавно смотрела свои старые фотографии и нашла одну: я с одногруппниками – выпускниками журфака на фоне Дома журналиста, где нам вручали дипломы. Это была хорошая традиция – вручать дипломы, посвящать журналистов в профессию именно в Домжуре, хорошо бы ее возродить.

-Тогда последний вопрос, от молодого поколения: не было идеи сделать доступный коворкинг для журналистов? Было бы удобно, если бы в центре города имелось место, куда журналист мог гарантированно зайти, например, чтобы написать новость после какого-то события или просто встретиться с коллегами за кофе.

М. Иванов: Эта идея обсуждалась, еще летом о ней говорили. И я отношусь к ней положительно. Думаю, мы обязательно вернемся к этому, когда закончится наша победоносная война с вирусом.

И. Иванова: И сейчас любой человек в часы работы Дома может сюда прийти на выставку, на любое открытое мероприятие. Для журналистов у нас есть так называемый овальный кабинет, где можно провести встречу, поработать, если он свободен.

- Но об этом почти никто не знает.

И. Иванова: Есть одна проблема – вопрос безопасности. Нужен отдельный человек, кто мог бы контролировать коворкинг, кто понимал бы, что вы не просто так пришли, а вы наш человек, вы пришли поработать. А если человек незнакомый – то его надо спросить, кто он и из какой редакции. Еще раз напомню – Дом журналиста расположен в историческом здании. Но у нас то и дело возникают трудности на ровном месте. Во время пресс-конференций люди не хотят сдать пальто в гардероб: «Я журналист и хожу, как хочу». А после мероприятий наша уборщица отскребает жвачки с паркета. Любое пространство диктует свои правила, которые нужно соблюдать.

М. Иванов. Главное, обсудить «правила игры», как говорится, еще на этом берегу. Как это будет выглядеть? Возможно, желающие будут приходить по членским билетам. А может быть, по редакционным удостоверениям? Или нам следует организовать некий свой клуб со своим уставом? Короче, вопрос открытый. И очень актуальный.

Беседовала Елена Михина