Медиановости /
Конфликты, Медиасреда, Петербург, Радио

10 июня 2015 23:03

Пока «Эхо» молчит

Пока «Эхо» молчит
 
Вечером 9 июня «Эхо Петербурга» прервало вещание, подчиняясь предписанию Роскомнадзора. Непонятна скоропалительность ведомства, которое приостановило лицензию, не дожидаясь даже судебного решения; потерю редакции не сможет восполнить бюро «Эха Москвы»; и неизвестно, смогут ли «эховцы» организовать какой-то новый проект, – считают эксперты. 
 
Возможности не доводить ситуацию до критической точки были, как считает учредитель и исполнительный директор «Эха Петербурга» Сергей Недоводин, но нужно было разговаривать, а разговора не получалось. «Они («Эхо Москвы») повторяют, что шар на нашей стороне, – рассказывает Лениздат.Ру Недоводин. – Они все время только давят, и вот чем все закончилось». 
 
«Эхо Москвы», как замечает исполнительный директор, в город еще вернется, на другой частоте и без «Эха Петербурга», а нынешняя частота будет выставлена на конкурс.
 
«Я опустошен и никакой разумной логики в происходящем не вижу, – сокрушается Сергей Недоводин. – Мне звонят коллеги с радиостанций и говорят, что это беспрецедентный случай, он не поддается никакой бизнес-логике. Меня огорчает позиция государства в данном случае, оно действует как молох. Я всю жизнь думал, что государство – это какой-то мудрый арбитр, а в результате оно в лице Роскомнадзора заняло одну сторону и стало инструментом в руках «Эха Москвы». Нас просто давят». 
 
Еще в начале 2015 года ничего не предвещало беды, а если и были конфликты акционеров петербургского «Эха», то в публичное поле они не выносились. В конце января стало известно, что в грядущих перевыборах генерального директора (Юрий Федутинов освобождал этот пост, который занимал с 1998 года) петербургская редакция собирается выдвигать собственную кандидатуру. Поначалу учредитель и исполнительный директор радиостанции Сергей Недоводин предложил свою кандидатуру, аргументировав это тем, что во время кризиса и падения продаж выбор местного «кадра» будет логичнее, чем «московского ставленника». Потом кандидатура сменилась на директора «Эха Петербурга» Татьяну Кагляк. Но оказалось, что федеральное «Эхо» категорически против этой инициативы и собирается выдвигать собственную кандидатуру – Анну Сахарову. 
 
К компромиссу стороны не пришли: 17 февраля главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов заявил, что через месяц расторгнет договор с региональными партнерами, а 19 февраля петербуржцы выбрали гендиректором Татьяну Кагляк. Хотя большинство акций «Эха Петербурга» принадлежит «Эху Москвы», у Кагляк есть исключительные права в качестве соучредителя – ее 25% при голосовании удваиваются, чем и воспользовалась редакция. 
 
Все дальнейшие попытки наладить контакт (например, одну из встреч акционеров инициировали депутаты городского ЗакСа Максим Резник и Марина Шишкина, а также председатель Союза журналистов Петербурга Людмила Фомичева) успехом не увенчались.
 
9 марта в Санкт-Петербурге начало свою работу бюро «Эха Москвы», альтернатива петербургской редакции. Возглавила его Ольга Бычкова, которую ранее отстранили   от должности главного редактора «Эха Петербурга» – на этом посту журналистка успела проработать только месяц. 
 
Федеральная и региональная радиостанции обменялись судебными исками (подробнее – здесь и здесь), а редакция «Эха Петербурга» начала нести потери.
Вскоре сайт «Эха Петербурга» свою редакцию (там был отдельный штат) и вовсе распустил
 
С первой проверкой по инициативе «Эха Москвы» Роскомнадзор пришел к «Эху Петербурга» 8 апреля, по ее итогам ведомство выявило нарушения в документах. На их устранение был дан месяц, но выполнить это поручение радиостанции без согласия столичных коллег не удалось. После второй проверки Роскомнадзор подал иск в Арбитражный суд и подготовил приказ о приостановлении лицензии.  9 июня вещание «Эха Петербурга» прекратилось
 
«25 июня будет суд по поводу первого предписания, – рассказывает Лениздат.Ру Сергей Недоводин, – при этом руководство Роскомнадзора сначала заявляло, что их не устраивает «радиоканал» в договоре, а вчера заявило, что договор вообще аннулирован. Роскомнадзор стал просто пресс-службой «Эха Москвы». Странно это все». 
 
Судебные процедуры по изъятию лицензии, по сведениям Недоводина, начнутся уже 22 июня. Он удивляется, к чему такая спешка и что решают три дня между 22 июня и датой суда. 
 
«Терять бизнес всегда невесело, – заключает Сергей Недоводин. – Я сегодня попросил прощения у редакции радио и у редакции сайта за то, что требовал от журналистов соблюдения закона во всем, даже излишне требовал. Я ругался с людьми, и понимаю, что вся эта ругань – пустое. Теперь я понимаю: ты можешь соблюдать закон, но если он повернется против тебя, тебе ничего не поможет. Конечно, мы надеемся на беспристрастное разбирательство в суде, но… Суд сейчас – это последняя инстанция, которая у нас осталась».
 
Пока «Эхо Петербурга» молчит, Лениздат.Ру побеседовал о его судьбе с представителями медиаотрасли:
 
Петр Годлевский, директор «НТВ-Петербург»
 
– Конечно, это очень печальное событие как для города, так и для журналистского сообщества. К сожалению, всех перипетий мы не знаем, потому что они завязаны на коммерческих интересах и юридических нюансах. Но мне кажется, можно было бы найти компромисс, если бы история изначально не приобрела такой острый полемический характер. Насколько мне известно, Союз журналистов Петербурга предпринимал некую попытку организовать встречу для достижения компромисса, но, к сожалению, она не увенчалась успехом, и стороны продолжили гнуть каждая свою линию. 
 
Все закончилось печально, честно говоря, не представляю, как можно будет из этой ситуации выйти. Потому что даже если восстановится вещание «Эха Москвы» в городе (а я думаю, что это так или иначе произойдет), наверное, питерская редакция уже не захочет работать с московскими акционерами. А смогут ли ребята организовать какое-то свое СМИ в радиосфере или в интернет-вещании – неизвестно. Эксперты по-разному оценивают профессиональный уровень редакции, но я считаю, что это был ресурс, необходимый городу, который занимался профессиональной журналистикой – очень редкий и очень нужный жанр.
 
Сергей Шелин, политический обозреватель «Росбалта»
 
– Очень печально, что так произошло. Закрытие любого медиа печально для нашего города, каким бы это медиа ни было. Кто виноват в споре хозяйствующих субъектов – я не хочу вдаваться в подробности. Но я считаю, что в подобных спорах всегда есть сильная сторона и слабая сторона. И, как правило (или же всегда), главная вина в том, что спор не разрешен, или разрешен, но так печально, ложится на более сильную сторону. То есть в этом случае – на московскую штаб-квартиру «Эха Москвы». 
 
Григорий Кунис, совладелец газеты «Мой район»
 
– Можно по-разному оценивать профессионализм людей, работающих на этой радиостанции, но в любом случае она является ключевой для Петербурга. И ее молчание создает абсолютно некомфортное и неприятное ощущение. Можно ее не слушать, но просто сам факт, что можно замолчать такой источник информации… Должно быть судебное решение о том, что нужно изъять частоту, например. А тут какой-то Роскомнадзор взял и отозвал лицензию. Вне судебного порядка, просто забрал и никому не отдал – это неправильно априори, так не должно быть. Сначала нужно разобраться, кто должен оперировать частотой, и, согласно какому-то судебному решению, передать ее той организации, которая все-таки должна вещать. Или как-то по-другому, но просто прекращаться вещание не должно ни в какой момент. 
 
Да и в целом это очень странный хозяйственный спор. Система существовала уже много лет, фактически она не изменилась. Как управляли в течение нескольких последних лет одни люди, так они и управляют. Как человек, находящийся примерно в той же шкуре, я вижу это так: пришел один собственник, сказал – я больше не хочу, чтобы вы управляли, идите вон. Если не дадите мне поуправлять, я с вами разберусь. Причем этот собственник при этом сам все теряет – то есть это очень неумное решение.  Это формально хозяйственный спор, из-за которого теряют все. И все стороны собственников, и слушатели. Тут нет ни одного выигравшего. 
 
Андрей Ершов, главный редактор «Коммерсанта в Петербурге»
 
– Мне очень печально, что такая знаковая, слушаемая и любимая радиостанция прекратила свое вещание из-за конфликта акционеров. Если она не возобновит вещание, я считаю, что это станет большой потерей для города.
 
Я не могу квалифицированно ответить, можно ли было все разрешить по-другому, потому что я не знаю корневой причины конфликта. Но я считаю, что в любой ситуации можно достичь какого-либо компромисса и как-то договориться. Но, к сожалению, этого не произошло. 
 
Борис Вишневский, депутат петербургского ЗакСа, публицист     
 
– Отключение от эфира «Эха Петербурга» – огромная ошибка и огромная потеря. Наличие бюро «Эха Москвы» в Петербурге ситуацию не спасает, потому что тот коллектив, который был, разделился на две части. И никакая из частей заменить целое не способна. Наличие бюро, которое фактически только иногда делает «Особое мнение», иногда – какие-то питерские новости – это не замена «Эху Петербурга» в обычном формате, где как раз очень много внимания уделялось именно питерской проблематике. При этом я одинаково хорошо отношусь и к тем, кто в Бюро, и к тем, кто на «Эхе», мы со всеми знакомы много лет, и это классные журналисты. Крайне огорчительно, что сейчас они оказались по обе стороны такой незримой баррикады. 
 
На мой взгляд, для того чтобы не доводить ситуацию до такого состояния, нужно было, как бы пафосно это ни звучало, ставить интересы слушателей выше коммерческих и организационных. 
 
Василий Романов, главный редактор «Агентства бизнес новостей» 
 
– Прекращение вещания «Эха Москвы» – это потеря в первую очередь для слушателей, которые (по себе знаю) не просто получают информацию с волн 91,5 FM, они с «Эхом» живут. Это потеря и для журналистского сообщества Петербурга. Это потеря для городских политиков, часть из которых лишится трибуны, а другая –пинков под зад и остатков адекватности. А еще история с питерским «Эхом» прошлась по коллективу станции, что, конечно, тоже печально.
 
На мой взгляд, главная причина случившегося – московское «Эхо» вообще последние годы не сильно приглядывало за работой своего сетевого партнера. Это дало основания оппонентам Москвы говорить, что все финансовые и редакционные претензии – ширма для продавливания кадрового решения. 
 
Вторая причина – петербургский менеджмент хотел любой ценой сохранить контроль над компанией. Сохранить не бизнес, а операционный контроль над бизнесом (взять хотя бы последнюю идею по переформатированию станции в партнера доренковского детища «Говорит Москва», если, как пишет Лениздат.Ру, это правда). И до определенного предела миноритарии станции считали, что их старшие коллеги блефуют.
 
Третья причина, которая с конца февраля уже определила вектор движения ситуации, это отстранение Бычковой от должности главного редактора. Может, это решение было принято из логики «назло бабушке отморожу уши». Может, чтобы Ольга не занималась агитацией сотрудников. В любом случае, это сильно разозлило Венедиктова и сузило возможности для переговоров.
 
Чтобы не довести ситуацию до такого, петербургским акционерам следовало согласиться на последнее предложение Венедиктова, по которому Татьяна Кагляк оставалась бы гендиректором, но выписала бы доверенность на Анну Сахарову. Это предложение, кстати, противоречит версии о том, что единственная цель Москвы – пристроить на пост гендиректора Сахарову. Ну и вернуть Бычкову тоже надо было.
 
В любом случае, я хочу еще раз поблагодарить всех «эховцев» за их работу. Она для меня была важной не как для журналиста – как для слушателя.

Катерина Яковлева

Теги:  конфликт