Мнения /
Интервью

21 декабря 2015 17:19

Андрей Радин: Журналистика становится обслугой

Андрей Радин: Журналистика становится обслугой
 
Бывший председатель комитета по печати Ленобласти, а ныне — генеральный директор ЛОТа рассказал Лениздат.Ру, почему сегодня не стоит становиться журналистом, чего в его время не хватало журфаку и каких студентов он бы никогда не взял на практику.
 
Творческую карьеру Андрей Радин начал в 1990 году в качестве корреспондента программы «Телестанция "ФАКТ"». С 2006 года являлся главным редактором и генеральным директором «100 ТВ». Затем Радин на два года перешел на пост главреда Piter.TV, в 2013 году вернулся на «100 ТВ», где до февраля 2014 года работал заместителем руководителя дирекции информационного и общественно-политического вещания. В марте 2014 он был назначен председателем комитета по печати Ленобласти, а в ноябре 2015 года вернулся на телевидение, став гендиректором ЛОТа.
 
Андрей Радин — обладатель Гран-при конкурса «Золотое перо — 2001», победитель конкурса «Золотое перо — 2002»  в номинации «Лучшая телевизионная программа». Лауреат ряда других журналистских премий и правительственных наград.
 
— Ваша журналистская карьера началась в 1990 году с работы корреспондентом на телевидении. Вы пришли туда после окончания журфака?
 
— На телевидение я пришел, еще будучи студентом, после четвертого курса. Товарищ хотел туда устроиться на практику, но сильно переживал и попросил сходить с ним за компанию. В итоге у него не сложилось, а я так и остался работать на телевидении. Хотя образование у меня не телевизионное — я учился на отделении производства и оформления газеты. У нас был особый курс. На нас опробовали систему, когда студенты один день утром работают в газете, а вечером учатся. На следующий день — наоборот.
 
— Как вы оцениваете такую практику?
 
— По большому счету отрицательно. Но во многом она мне сильно помогла. В то время было тяжело устроиться на работу. Редакции были заняты матерыми журналюгами. Студенты никому не были нужны. А в конце семестра будь любезен сдать определенное количество строчек. Великим писателем и мастером слога я себя не считал, тем более я в общем-то был фотографом. Мне помог редактор одной военно-морской газеты. Он печатал газету, а потом для двух номеров под фоторепортажем менял гранки — вместо какого-нибудь мичмана Иванова писал «фото Андрея Радина». Так что меня эта система научила искать выход из сложных ситуаций и как-то выкручиваться.
 
— Как много из того, чему учили в университете, вам пригодилось потом в работе?
 
— Немногое. Тогда время было такое. Советская журналистика уже закончилась, а российская еще не началась. Учебный процесс еще не перестроили, и все, что было нужно, мы получали самостоятельно или слушали старших коллег. Но даже то, что они нам говорили, сильно отличалось от того, что давали в университете. У нас было мало практиков.
 
— Сейчас стало лучше?
 
— Да, я смотрю, что на журфаке появляются люди, которые работают в профессии. В информационных агентствах, на телевидении, радио, в пиаре.
 
— Что лично вам дал факультет журналистики?
 
— Факультет дал понимание того, что если чего-то очень хочется, то обязательно этого добьешься. Я благодарен преподавателям, которые даже в те годы находили силы и возможности разглядеть в студенте то, что он сам в себе не видел. 
 
Дело в том, что на факультете журналистики я оказался достаточно странно. С первого захода не поступил и пошел в Институт культуры, где проучился один год. Меня забрали в армию, и, отслужив, я решил туда не возвращаться и попробовать опять поступить на журфак. В декабре прихожу к декану. Он мне говорит: поздно, приходи в мае. Но я не хотел терять год и стал втихаря сдавать на зачеты. Заходил в аудиторию в парадной форме и говорил: «Разрешите войти и сдать зачет? Только с поезда, еще не успел получить зачетку. Можно я сдам зачет, вы мне карандашиком впишете оценку, а я потом пойду и проставлю — а то сейчас в деканате никого нет». 
 
Таким образом я умудрился сдать 12 зачетов. И даже один экзамен по древнегреческой литературе. Когда все это вскрылось, Людмила Петровна Громова, которая сейчас является деканом, взяла меня за руку и мы пошли с ней в «большое здание». Она ходила со мной по кабинетам, я писал какие-то заявления, собирал справки. Я никак не мог понять, почему она со мной возилась, но старался впоследствии ее не подводить.
 
— Какие преподаватели вам запомнились?
 
— Из преподавателей факультета — Сергей Григорьевич Корконосенко, Геннадий Васильевич Жирков. Некоторых моих преподавателей уже нет в живых — недавно умер фотограф Владимир Анатольевич Никитин. Яркие воспоминания остались о тех, кто приходил с других факультетов. Анна Аркадьевна Шароградская, Елена Германовна Савельева, Игорь Васильевич Ступников, Александр Васильевич Белобратов — этих людей я помню и буду помнить всю жизнь. 
 
— Как вам кажется, обязательно ли журналисту иметь соответствующее образование?
 
— Журналисту надо иметь высшее образование. Желательно гуманитарное. С каждым годом все больше приходят студенты с вопиющей безграмотностью. Иногда они меня просто шокируют. В слове «ёжик» могут допустить пять ошибок. 
 
— Когда вы сами принимали людей на работу, отдавали ли вы предпочтение выпускникам журфака?
 
— На диплом я не смотрел. Учился человек на журфаке или нет, для меня не было важным. Важно, горит у него глаз или нет. Единственные, кого я старался не брать на практику, — это студенты СПбГУП. Может быть, это связано с тем, что оттуда обычно приходили манерные и довольно бестолковые девушки.
 
— В 2015 году вы стали гендиректором телеканала ЛОТ. Вы были рады вернуться на телевидение спустя полтора года?
 
— В комитете по печати я тоже находил для себя какие-то радости. Как раз ЛОТом занимался. Но только с точки зрения понимания проблем и пробивания ему бюджета. Вернуться было радостно. Телевидение — то болото, которое меня засосало и из которого очень трудно выбраться.
 
— Какие перспективы у телеканала ЛОТ?
 
— Сейчас есть все возможности, чтобы создать небольшую, но очень качественную телекомпанию. Рынок определился таким образом, что у каждого есть своя ниша.
 
— Будете ли вы приглашать студентов на практику?
 
— Когда студент приходит на практику, я сразу спрашиваю, чего он хочет. Если человеку нужно просто поставить печать, я сразу ее поставлю, но больше пусть не приходит. Если он хочет получить профессиональную подготовку, конечно, мы рады его видеть. Но я более чем уверен, что толп желающих не будет. Сейчас многие обожглись на недавно открывшемся телеканале и, наверное, разочаровались в профессии. К тому же мало кто захочет мотаться по городам Ленинградской области, по болотам, лесам и коровникам. Все хотят ездить на светские тусовки или в лучшем случае на пожары.
 
— Многие привлекают студентов в качестве бесплатной рабочей силы…
 
— Бывает такое. Но в моей практике не случалось, чтобы человек был просто подставкой для микрофона. Это бессмысленно, потом все равно придется переделывать. Какой смысл? Корреспондент — это не подставка для микрофона, а глаза и уши редакции.
 
— На «100 ТВ» ведь всегда было много студентов?
 
— Да, мы часто брали студентов. Основу редакции информации составили ребята, которые приехали из других городов и 3-й курс журфака. Пока «сотка» не развалилась, они все там работали. 
 
— Тяжело ли сегодня приходится тем, кто только начинает свой путь в журналистике?
 
— Сейчас зрителя ничем не удивить. Когда мы начинали, все было можно. Было интересно работать. С другой стороны, в мое время было всего три телеканала. А сейчас их много. Можно в интернете работать, где угодно.
 
— Все, наоборот, жалуются, что мало работы в СМИ… 
 
— Понимаете, если поставить задачу зарабатывать деньги в этой профессии, это очень сложно. А чтобы получить какую-то практику и навыки, возможностей много.
 
— Вы бы посоветовали вчерашним школьникам отдать предпочтение этой профессии?
 
— Если честно, то нет. Это тяжелая работа. Тяжелая физически и морально. И не совсем благодарная. Раньше в этой профессии можно было людям помогать, подлецов на чистую воду выводить и за правду бороться. Сейчас журналистика все больше становится обслугой. Но если кто-то решится — значит, он герой. А героям везде у нас почет.
 
В 2016 году журналистскому образованию в Санкт-Петербургском государственном университете исполняется 70 лет. Юбилейные торжества открыл первый городской Фестиваль малой прессы, который прошел 15-16 декабря.
 
Первый прием студентов на отделение журналистики филологического факультета Ленинградского государственного университета состоялся в 1946 году. В 1961 году отделение было преобразовано в факультет. На основе факультета журналистики СПбГУ  16 сентября 2011 года был создан институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций».
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга
Теги:  журфак